Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 8 (ноябрь 2009)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

 

 

Татьяна МАЛИКОВА

 

 

ВЕТЕР

 

Запали клавиши осеннего рояля –

Солист крылатый с силой жмёт диезы!

И город замер, голову теряя,

В феерии пурпурного оркестра!

 

Безумствует солист, срывая звуки!

Заходится рояль от содроганья.

А город вверх протягивает руки –

Рукоплесканье!

 

 

 

 

* * *

Город мой – Белокупольный.

Город твой – Белокаменный.

Всё, что нами искуплено –

Белым воском истаяло.

 

На краснеющей площади,

Пряча руки скрещённые,

Мы стояли Всенощную –

Обручё… Обречённые.

 

Губы – пьяные, дерзкие,

В поцелуях измятые.

Трижды руки мы резали –

Трижды стал ты мне братом.

 

Отлюбили – любовники,

Отсмеялись – насмешники.

Мы грешили – не помнили.

Мы искали быть грешными.

 

Расставаясь, не верили, –

Что сумеем проститься.

Голубиными перьями

Снег на город спустился.

 

 

 

 

* * *

За право встречать мужчину –

Женщина с Морем спорит.

Ушел бы к другой – простила б?

Камни и слёзы – в Море.

 

Соперница пенит кудри,

Рвёт юбку солёный ветер.

Не каждый мужчина любит, –

Каждый идёт к Бессмертью.

От первой волны зачатья –

Мать-Море дитя качает.

Мужчина рождён для счастья, –

Женщина отвечает.

 

Губы твои поблекнут,

Выжелтит время кожу,

Высохнет грудь от ветра, –

Что ты ему предложишь?

 

Женщина замолчала,

Вскинула к небу руки.

Пламя волос качало,

Ветер сбивал упругий.

 

Волны друг с другом ссоря,

Утром пришёл корабль.

Шкипер, седой, как море,

Воском солёным плакал.

 

 

 

 

* * *

Все на костёр! – жгут язычницу-Осень

Строгие тополи-иезуиты.

Ветер-послушник – угли разносит,

С пеплом мешает – обрывки молитвы.

 

Косы и пламя – огненный саван.

Бьются, сплетаясь, пёстрые змеи.

Ведьма костер вкруг себя разметала!

В искрах рябиновых тлеет аллея.

 

 

 

 

* * *

Вечер мне дай, Господи, –

В косы плести улицы.

Белый фонарик в волосы –

Мальвою пусть распустится.

 

А на дороге пьянствуют –

Кубки летят в стороны:

Вправо – вино красное,

С белым – налево, – поровну.

 

Угли-глаза светятся,

Скатерть горит чёрная.

Славят Зарю с Месяцем

Дети их наречённые.

 

Солнце – мой бубен, вытертый,

До верху полон золота.

Песни мои выпеты –

Тускло без них, холодно.

 

Утро мне дай, Господи, –

Всё раздарить встречным.

Бубен начищен воском –

Звонче ему, легче.

 

 

 

 

ПОЦЕЛУЙ БОЖОЛЕ

 

Время – за полночь. Рюмки – навзничь.

Молодое вино румянит.

И ныряет пурпурный зайчик

В омут с солнечными краями.

 

Губы – сочная мякоть ягод –

Всё спелее от круга к кругу.

Праздник терпкого винограда

Так легко подарить друг другу!

 

 

 

 

АНГЕЛ

 

Душу мою – терновый куст –

Ты с поцелуем к груди прижмёшь.

Сколько ночей, не смыкая уст,

Ты о Любви надо мной поёшь.

 

Я же умею – ласкать и лгать,

Губы из губ наполнять вином,

И не с молитвы с колен вставать, –

А расплетая руки-венок.

 

Сколько клялась, я да всё – не в том.

Сколько меня наперёд прощал.

Сердце моё – необжитый дом –

Солнцем-лампадою освящал.

 

Все мои слёзы – в Твоей одной,

Как она поит меня и жжёт!

Не безответна, Хранитель мой,

Вера того, кто бережёт.

 

 

 

 

ПЕРЕКАТИ-НЕБО

 

Луну – перекати-небо

Ночь в синий платок завяжет.

Раскрошит ломоть, и ляжет

Он под ноги – белым снегом.

 

Голубкой взовьётся солнце,

Но крошки клевать не станет:

Дождётся, как всё растает –

Наплещется и напьётся.

 

А вечер расставил тени.

Ах, он птицелов искусный!

И вот уже в звёздах тусклых

Ночь полог на клетку стелет.

 

 

 

 

* * *

Порвано солнце на лепестки —

Сыплется радугой на арену.

Встань, гладиатор, – ты победил!

В губы – Свобода целует первых!

 

Душу и меч не замарывай в кровь —

Жадный песок оставляй голодным.

Плач, гладиатор, – им это вновь:

Здесь победитель привык быть гордым.

 

Падай в объятья звенящих трав,

Росы со щёк рукавом стирая!

Было, что было… Огню предав,

Память в золу обращай, прощая.

 

Ветер лицо исцарапал. – Ну,

Губы ж, поблёкшие, – просят цвета!

Будет, – что будет. Срывай луну –

Спелое яблоко с белой ветки!

 

 

Поэзия

 

 

 

 

 

* * *

А идти мне по земле – вслед за солнышком,

Ночевать мне за церковной оградою.

А поэту по душе скоморошничать!

Купола мои – июльская радуга.

 

А иконы в моем храме – неписанные!

В сотни свеч сияет небо полночное!

И святые со счастливыми лицами

На асфальте пишут мелом пророчества.

 

Чуть рассеянно, склонившись над пяльцами,

Вышивает горизонт Богородица.

И две нитки за иголкою тянутся:

Шёлком розовым – рассвет и бессонница.

 

 

 

 

* * *

Сердце знает, что лгу.

                              Почему же так искренне верит,

Почему так легко боль его убаюкать могу?

Что потом сожалеть о напрасности встречи,

                                                                     потери…

Разве греют лучи отражённого солнца в снегу?

 

Память-ладанку в сердце зашила Любовь,

                                                             провожая, –

Всё, с чем я попрощалась, –

                                          от новых потерь оберег.

Все, кого я любила, кому теперь стала чужая –

Неба белые слёзы, в ладонях растаявший снег…

 

 

 

 

* * *

Полуоткрытые губы бутонов розовых –

Мягкие, нежные, терпкие губы женщины.

Щёки бутонов – румянцем желания тронуты,

В еле заметных морщинках вечерней женщины.

 

Тонкие стебли и ногти-шипы отточены.

Острой пощёчиной жжёт тех,

                                       кто в ласке несдержанны.

Быть беззащитными и откровенно порочными –

Качество роз. И отличие – Женщины.

 

 

 

 

* * *

И сказало Небо: Да будет Земля! – И стала Земля.

И сказало Небо: Да будет Вода! – И стала Вода.

Море выкормит пеной, к груди прижимая,

                                                          борта корабля.

И мужчины уйдут. И так было всегда.

                                                    И так будет всегда.

 

И сказало Небо: Кто верит, дождётся. –

                                                     И женщины ждут.

Превращаются в чаек, когда не встречают

                                                          домой сыновей.

Но обнимешь ли Море в едином размахе

                                                         оперенных рук?!

Чайки-матери кружат, и бьётся о берег:

                                                         Вернись скорей!

 

Полногрудое Море прерывисто дышит,

                                                         волнуя рассвет.

И спешат сыновья по солёным дорогам

                                                    морщинистых щёк.

А намоленный ветер рвёт в белые перья

                                                      запененный след.

Только Небо молчит, – который корабль

                                                                придёт ещё.

 

Возвращаются все: кто-то сходит на берег,

                                                кто – входит в песок.

Ведь сказало же Небо: Да будет земля! –

                                                           И стала земля.

Чьи-то белые кудри покроет, как Море,

                                                         чёрный платок.

А кому-то фатой улыбнётся латать паруса корабля.

 

 

 

 

* * *

Позолота осыпалась с солнца –

                                             кленовыми листьями.

Я хотела согреться, но золото стынет в руках.

Я боюсь, что однажды оно окончательно выцветет,

И уже не вернётся, укрыв седину в облаках.

 

И наступит зима. И мы примем цвета её серые.

Станем дольше молчать и садиться поближе

                                                                        к огню.

Я боюсь не заметить, как угли подёрнутся снегом,

И руки не отдернуть, схватив, словно лист, –

                                                                     головню.

 

 

 

 

* * *

Рыбьей чешуйкой пристыла к руке звезда.

Но ты же знаешь, я уходила в море.

Милый мой мальчик, женская боль – вода:

Женщина плачет – море собой поит.

 

Острые брызги скулы одели в соль.

Но ты же знаешь, как море сушит ветер.

Милый мой мальчик, женщину старит боль:

Девочка плачет, – девушка тебя встретит.

 

Мы научились в сети сплетать слова.

Но ты же знаешь, море руками ловят.

Милый мой мальчик, женская боль слаба:

Женщина плачет, – прячет лицо в ладони.

 

Море рождает чаек и корабли.

Но ты же знаешь, всем им дорога – в небо.

Милый мой мальчик, облако – боль любви:

Девичьи слёзы делают его белым.

 

Слушай свистящий шёпот предвечных волн.

Видишь, как жадно слёзы песок глотает!

Милый мой мальчик, плачет – земля за жён.

Море целует щеки, и боль стихает.

 

 

 

 

* * *

А на сердце светло:

Этот утренний снег освятил –

И обиды твои, и мои непросохшие слёзы.

 

Не дыши на стекло, –

Не спугни стайку белых синиц,

Нарисованных ветром над гроздью

                                                      рябины белесой.

 

Скоро будет весна –

И прощать, и прощаться легко.

В Благовещенье птиц отпускают,

                                                  чтоб радовать душу.

 

Снег прилёг у окна

И укрыл под шершавой щекой

Выцветающий след твоих губ в складках белой подушки.

 

 

 

 

* * *

Кобылицей вороной в белых яблоках –

Ночь приходит под окно. Ждёт, что выйду я.

А я двери заперла крепко-накрепко, –

И меня до петухов ей не выманить.

 

Разведу в печи огонь, – искры по небу

Разметает среди звёзд – пусть погреются.

У меня забот полно-переполнено:

Сны в ресницы заплетать сыну-первенцу.

 

Как тряхнёт рассветный конь гривой розовой,

С кобылицей вороной разыграется!

А ложиться мне самой – рано, поздно ли, –

Вот уж солнцем горизонт разрумянится.

 

 

 

 

* * *

Ночь смотала клубок солнечной пряжи –

Город уснул.

Расшивала платок – испачкала сажей

Пяльца-луну.

И, с заплаканных глаз, красных, уставших,

Солнце смахнув, –

Стайку снов распугала, в город, дремавший,

Спицы воткнув.

 

 

 

 

* * *

Бьёт звонарь-сосна в лунный колокол, –

И струится звон, словно молоко.
А к полудню бьёт в златокованный, –

Словно мёд течёт в сито облаков.

 

Пьёт горстями лес знойный Благовест,

И звенит трава: жажду утоли!

А по всем ветрам льётся: Радуйся!

Бьёт звонарь поклон – Небу от Земли.

 

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz