Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 8 (ноябрь 2009)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

Детское чтение

 

Анатолий КАДЫКОВ

 

 

КОТ-ИЗБАВИТЕЛЬ,

или

НЕОКОНЧЕННАЯ ВОЙНА

 

 

Сказка

 

В давние-предавние времена, ещё до царствования царя Гороха, в одной небольшой деревушке в деревянной избушке жили-были, поживали, беды-горя не знали муж, жена да их малолетние детки: дочка Маша да сыночек Миша. Родители чуть ли не с пелёнок приучили деток быть трудолюбивыми, чуткими и внимательными и к людям, и ко всему окружающему растительному и животному миру.

«Всем надо всегда помогать и пособлять, чем можешь», — частенько говаривал отец, когда вся семья собиралась за обеденным столом или что-нибудь дружно делала.

«Не только помогать-пособлять, но и кормить, и поить, и ухаживать», — всегда добавляла мать и ласково посматривала на своих деток.

Жила эта семья не богато, но и не бедно. Всё их хозяйство состояло из коровы Зорьки да чёрного лохматого пса Барбоса. До недавних пор жил у них ещё старый кот Котофеич, но потом он куда-то ушёл из дома путешествовать. Ему, наверное, захотелось на старости лет мир посмотреть-повидать да и себя миру показать.

И никто не знал, жив ли Котофеич или уже погиб, ища себе приключений. А мать, горюя и сокрушаясь, иногда укоряла своих деток и говорила им: «Это кот из-за вас ушёл из дома. Это всё вы играли с ним, всегда брали Котофеича на руки и не давали ему покоя. А ему, старому коту, нужны были только покой, тепло и ласка. Плохо, когда в доме нет кота или кошки».

В семье все любили труд, ко всему относились бережно, экономно расходовали продукты питания и разные другие припасы, так как знали, что суровая, морозная и снежная зима строго спросит: «А как вы работали летом и осенью, что вы припасли для еды зимой, и как вы эти припасы сохраняете?».

И вот однажды, когда в доме дети были одни, откуда ни возьмись, в их комнате появились два совсем маленьких шустрых, ушастых сереньких зверька с длинными тонкими хвостами и такими забавными усатыми мордочками. Зверьки очень понравились детишкам, и они дали им хлебных крошек со стола. Зверьки хлебные крошки быстро поели и тонюсенькими голосами запищали: «Вы очень хорошие, добрые, славные и умные детки, но только никому не рассказывайте, что мы здесь поселились. Мы вам за это отплатим своим добром. А вот если кому про нас расскажете, то мы убежим из дома, и вы опять останетесь одни. Вам же будет скучно и грустно без нас, а ведь с нами-то вам веселее».

Дети обещали никому не говорить о появлении в доме таких прелестных милых зверьков, а зверьки опять запищали: «Есть хотим, есть хотим! Дайте нам ещё еды на запас. Нам нужен большой запас еды».

Дети ещё им дали кусочек сыра и сухарь, и зверьки, схватив всё это, ссорясь и толкаясь, скрылись с ношей в дырочке в полу в углу комнаты. Это же были обыкновенные амбарные мыши, а дети о мышах ничего не знали и не слыхали.

«Я очень люблю честных, порядочных и доверчивых людей, вот как эти дети, — сказала одна мышь, — ведь их всегда легче обмануть и провести».

«Значит, здесь мы и будем жить и сообщим о такой прелестной семье, в которой нет кошек, всем своим родным и близким», — вторила ей другая мышь.

Ни Маша, ни Миша никому не сказали о новых жильцах дома, и с тех пор каждый день стали класть в дырочку в полу хлебные крошки, сухарики, семечки и даже конфеты, и зверьки всё это быстро съедали. Было очень забавно наблюдать за их вознёй при кормёжке-делёжке. Вскоре этих зверьков стало больше, и когда родители уходили из дома по своим делам, то детишки, оставаясь дома, опять начинали кормить этих зверьков хлебом, пшеном, разными крупами и семечками, что хранились в шкафу, сундуке и кухонном столе. Всё, что давали дети, зверьки с большой охотой поедали и, наевшись, начинали переносить остатки еды в нору в подвале и там складывать про запас.

«Есть хотим, мы очень хотим есть, — то, и дело требовали они еду от детей. — А если вы нам еду не дадите, то мы об этом скажем вашим родителям, и они будут вас за это очень ругать и по головке не погладят. Давайте же еду нам и нашим деткам».

Дети стали бояться, что зверьки и вправду всё расскажут родителям, а те станут их за это ругать, корить и стыдить, и дети продолжали скармливать зверькам даже и свою еду, что им оставляла мама. Ведь детям-то родители всегда внушали, что всему живому надо помогать и пособлять, и кормить, и поить. Вот они так и поступали: кормили эту всё растущую прожорливую ораву.

Вскоре зверьки настолько осмелели, что стали совсем безбоязненно бегать по всему дому: по стульям, столам, шкафам, кроватям и даже по стенам, забирались на подоконники и смотрели в окна: «А что там такое делается во дворе, уж не идёт ли кто в дом?».

Теперь уж они не ждали, что им дадут поесть. Бегая по всему дому, они что находили, то сразу же брали сами и с жадностью поедали или уносили в подвал дома. А Маша и Миша, несмотря на все свои старания, никак не могли их накормить.

Родители детей вначале совсем не замечали этой напасти, так как маленькие серые зверьки, а это были, как уже сказано, обыкновенные амбарные мыши, при приближении кого-либо к дому или, услышав лай пса Барбоса, быстро разбегались в разные стороны по своим норкам. В подвале дома они переставали пищать и не показывались оттуда до тех пор, пока дети не оставались в доме одни.

Однажды утром мать открыла шкаф, чтобы взять пшена и сварить кашу, и, к своему удивлению, увидела, что пшена почему-то стало маловато, поубавилось и других круп, и семечек, и прочих припасов.

«Ох, боюсь, не хватит нам продуктов до весны, — стала горевать и беспокоиться она. — Теперь придется нам всё экономить, поменьше и пореже есть…»

Мать, конечно, не знала, что её детишки, запуганные мышами, тайком от родителей, ежедневно кормили прожорливых нахлебников съестными семейными припасами.

Самая большая и толстая мышь постоянно грозила Маше и Мише:

«Если вы не станете нас кормить, то мы тогда сами всё возьмём, поедим и перегрызём своими зубами, будем и вас кусать. Смотрите, какие у нас острые и крепкие зубы».

При этих словах старая толстая мышь показала детям свои острые и такие противные желтые кривые зубы. Дети стали ещё больше бояться мышей и их страшных зубов. Мыши так запугали бедную Машу и её братца, что дети были вынуждены открыть им шкаф с крупой и высыпать на пол полную чашку пшена. Забыв закрыть шкаф, кое-как одевшись, они выбежали на крыльцо, так как мыши с угрозой потребовали открыть им ещё и сундук. Оставшись дома одни, маленькие разбойники набросились на продуктовые запасы семьи и давай всё это быстро переносить в свои глубокие норы в подвале дома.

Родители в этот день раньше обычного пришли домой с работы и увидели, что их детки стоят полуодетые на крыльце дома и готовы расплакаться. Никогда раньше Маша и Миша не встречали так своих родителей.

«А почему вы не в доме, что случилось?», — испуганно спрашивала их мать.

«Вы почему не оделись как следует?», — сердито спрашивал их отец.

«Они хотят нас кусать за ноги и за руки, если мы не откроем сундук с продуктами. Вот мы от них и убежали», — захныкала Маша.

Миша тоже готов был расплакаться. Ни мать, ни отец никак не могли сразу понять, о чём говорят их дети. Но когда они вошли в дом, то сразу всё поняли: сотни серых ушастых мышей с длинными хвостами сновали по всему дому и пищали, и свистели на все голоса. Их разбойничья пирушка была в самом разгаре. Увидев хозяев дома, самая большая и толстая мышь пронзительно и тревожно запищала: «Тревога! Пришли хозяева дома, спасайся, кто как может!».

Сразу же около дырок в полу создалась давка. Мыши, стремясь скорее убежать в свои норки, пронзительно пищали, кусали друг друга за уши и хвосты, скалили зубы.

Отец не растерялся, схватил в руки берёзовую метлу, которой всегда подметал двор, мать взяла веник, и они вдвоём начали прогонять маленьких разбойников. А самая большая и толстая мышь из подвала нагло и грозно пищала: «Мы здесь уже давно живём и имеем на это право! Вы нас всех не перебьёте, у нас подрастает много молодых мышат. Вы будете терпеть и голод, и холод, если не будете всех нас кормить и работать на нас. Наших долей в этом доме больше, чем ваших! Мы объявляем вам войну, и победа будет за нами!».

Весь вечер отец забивал дыры в полу жестью и фанерой, а мышиные норы в подвале замазывал глиной с битым стеклом. Когда эта работа была закончена и вся семья стала ужинать, то мать вспомнила о коте Котофеиче, который был большой охотник и спец ловить мышей.

«Вот было бы хорошо, если бы Котофеич пришёл домой, — говорила мать. — Я бы его стала кормить и поить не молоком, а только сливками и свежей рыбой, которую он так любил. Он бы эту шайку разбойников живо разогнал. Они его всегда боялись, как огня…»

А отец даже хотел, несмотря на наступление ночи, куда-то ехать и разыскивать кота Котофеича, но мать уговорила его не делать этого на ночь глядя и уверяла, что кот сам должен прийти домой, так как по восточному календарю наступающий год будет годом кота, и все бродячие коты должны обязательно вернуться домой.

На следующее утро отец увидел, как мыши превратили в труху сено, заготовленное для коровы Зорьки, и прогрызли в разных местах стены избушки и коровника. Свою угрозу о беспощадной войне с людьми мыши начали осуществлять и перенесли её на все другие ближние и дальние крестьянские хозяйства.

Отец и мать вынуждены были день и ночь, не досыпая и не доедая, с палками и вениками в руках охотиться на маленьких врагов, но их количество не только не уменьшалось, но всё возрастало. Мало помогал борьбе с мышами надрывный и злой лай пса Барбоса. Да и не его это было дело — ловить мышей. Его дело было охранять дом от внешних врагов, что он добросовестно и делал. От голода, холода и, может быть, даже от гибели, семью могло спасти только чудо. И чудо произошло.

В это самое время, где-то в далёкой стороне, в густом лесу кот Котофеич случайно встретил мудрую Сову. Сова удивилась, увидев кота, и говорит ему: «Котофеич, скоро наступает Новый год, год кота, а почему же ты не торопишься домой? Ведь для кота такой шанс выпадает раз в жизни, и каждый кот должен быть в этом году дома».

От этих слов мудрой Совы заволновалось, заныло и заболело чуткое сердце кота, растревожилась его кошачья душа. Котофеич вспомнил о своём родном доме, где он вырос и жил, о парном молоке и сливках, колбасных обрезках, о тёплой печке, где он любил греться долгими зимними вечерами, о Маше и Мише, которые его очень любили и ласкали, и о своей охоте на мышей в подвале дома.

«Очень вам благодарен за напоминание о наступающем Новом годе, — расшаркался перед мудрой Совой кот Котофеич и пообещал. — Я ваш должник, и при следующей встрече я вас щедро и достойно отблагодарю, а пока разрешите откланяться».

Сразу видно, что это был очень вежливый и воспитанный кот. Недолго размышляя, он быстро пустился в дорогу. Она была трудная и очень опасная. Далеко ушёл от дома кот в своих путешествиях. Ему пришлось идти через дремучие леса, полные больших и страшных зверей, через топкие и опасные болота и открытые поля; переходить железные и автомобильные дороги, обходить стороной большие и малые города, поселки и деревни с их злющими собаками. Все эти препятствия кот благополучно преодолевал и всё бежал и бежал домой, так как сердце подсказывало ему, что надо торопиться к Новому году, году кота, и встречать это знаменательное событие вместе с Машей и Мишей.

И вот ранним утром около двери на крыльце вдруг раздалось такое знакомое и милое: «Мяу, мяу, мяу!».

Все сразу бросились открывать дверь, и в комнату вошёл уставший, измученный от долгого и трудного пути кот Котофеич. Радостно мурлыча, он важно промяукал: «Доброе утро! Извините меня, пожалуйста, за долгое отсутствие. Чем могу быть полезен

Все очень обрадовались возвращению кота Котофеича, а больше всех девочка Маша. Она теперь знала, что это от её чрезмерных «забот» уходил он из дома, и что это она вместе со своим братцем Мишей развела и вскормила такое множество маленьких серых врагов, с которыми может справиться только кот Котофеич.

Котофеичу сразу же налили полную миску сливок и рассказали ему, пока он лакомился, что у них тут случилось. А кот Котофеич, поев, облизнулся, потянулся, прищурил свои серые глазки, сделал хвост трубой и промяукал, как настоящий учёный кот: «Никогда не оставляй дело на завтра, если можешь сделать его сегодня!».

И с этими словами он смело прыгнул в подвал дома. А в это самое время толпы мышей гуляли там, как хотели, — свободно и вольготно, ничего не опасаясь. Как бросился кот Котофеич в самую гущу серых разбойников и вымогателей, и пошла в подвале битва не на жизнь, а на смерть. Трудно передать словами, какой в подвале стоял шум-гам-тарарам, свист-писк-треск, рычание-урчание-завывание и стон. И вот, когда всё это стало стихать, из подвала появился с самой большой и толстой мышью в зубах кот Котофеич. Он тяжело дышал, серые глаза его горели беспощадным зелёным огнём. Он вышел из битвы победителем. Большая мышь судорожно извивалась в его острых зубах и пронзительно пищала: «Спасайтесь, кто как может! Убегайте скорее подальше от этого дома!».

И все мыши, сколько их было во всём доме, как по команде, бросились бежать во все стороны, и даже ни одного мышонка в доме не осталось.

После этого, чтобы полакомиться мышатинкой, коту приходилось путешествовать по окрестным полям и лесам, так как близко от его дома они не водились. Они очень боялись острых зубов и цепких когтей кота Котофеича.

Девочка Маша стала любить кота ещё крепче прежнего. Она даже однажды хотела вместе со своим братцем Мишей опять развести в доме мышей, теперь уж коту на съедение. Они хотели угодить ему. Но как вспомнили, какую трудную и тяжёлую борьбу с мышами вели их родители, то отказались от этого намерения: поняли, что мыши никогда не пожалеют хозяина и готовы всё изгрызть, испортить в доме. Дети решили: лучше они будут отдавать коту Котофеичу свою долю сливок, но только никогда-никогда впредь не разводить в доме мышей.

С этих пор Котофеич никуда из дома надолго не отлучался, так как почти всё на свете он видел и теперь считался примерным домоседом. Дома же он часто сладко зевал, потягивался, улыбался, тёрся о ноги хозяев и делал хвост трубой. Он и раньше, и теперь очень любил спать на пуховой подушке на диване или — в холода — на тёплой печке.

И хотя почти все считали его лентяем и лежебокой, но нахлебником и дармоедом его не считал никто и никогда.

________________________________________________

 

Анатолий Иванович КАДЫКОВ родился в 1939 году в деревне Умёт Покрово-Марфинского района Тамбовской области (ныне — Знаменский район).

Окончил исторический факультет Воронежского государственного университета. Работал шахтёром, слесарем, электромонтёром, 22 года носил офицерские погоны.

С 2004 года посещает литературное объединение «Радуга» при областной писательской организации. Публиковался в газетах, коллективных сборниках.

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz