Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 8 (ноябрь 2009)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

 

Валентина ДОРОЖКИНА

 

 

                 ВЛЕКУТ    НЕВЕДОМЫЕ

 

 

КРАСОТА

 

Добро и зло не различая,

Погрязли в быте, в суете.

Порою плачем от отчаянья.

А в чём спасенье?

                               В красоте!

 

В ней –

            вечно образы живые,

В ней –

            милосердье и добро.

Гляди на брызги дождевые:

Не брызги это –

                                    серебро!

 

Встречая женщину поклоном,

Ты присмотрись к её чертам:

Быть может, это –

                                    та мадонна,

Что гения подарит нам…

 

Когда цветок

                        себя раскроет,

Людей обрадовать спеша, –

Оттает чёрствая душа:

Её роса любви омоет.

Зло так бы не торжествовало,

Когда бы на его пути

Преградой

                доброта вставала, –

Вернее средства не найти.

 

Здесь ни открытий нет,

                                         ни истин.

Но, может, всё-таки

                                        не зря

Блестят обрызганные листья

Под мокрым светом фонаря?

 

 

 

 

НЕ ПРОПУСТИТЕ ЦВЕТЕНЬЕ СИРЕНИ

 

Вот и весна наконец-то настала,

Тёплым дождём обновилась земля.

Слышите?

                Птиц хлопотливая стая

Радует пеньем леса и поля.

 

Сколько в природе

                        прекрасных мгновений!

Ах, удержать бы их дольше в душе!

Не пропустите

                           цветенье сирени –

Это мгновение близко уже.

 

Юные годы нам снятся нередко –

Это спасительный в жизни родник.

Пусть возвратится

                                    сиреневой веткой

Первой влюблённости трепетный миг.

 

Помните, помните?

                                    Дали синели,

Нас обнимали небесные своды…

Не пропустите

                        цветенье сирени –

Необъяснимое чудо природы.

 

 

 

 

ГОРЬКИЙ ИЮНЬ

 

Июнь…

            И цветы полевые.

И память острее вдвойне…

Я снова смотрю,

                        как впервые,

Кино о великой войне.

 

Кровавые кадры мелькают…

И пусть это было давно,

Но я, как всегда, забываю,

Что это –

                        всего лишь кино.

 

Я там и душою, и телом, –

Бегу, не боясь ничего.

О, как бы прикрыть я хотела

От пули отца своего!

Кому-то кричу я:

                                    «Не надо

Отца моего убивать!»…

Он падает…

                   падает…

                                    падает…

А я не могу поддержать.

 

Я вижу его на экране –

Какой он ещё молодой!

Нет, он не убит,

                             только ранен,

Сейчас он поднимется в бой…

 

И вновь сердце ужас охватит:

Кто выстоит в этом бою?

Ведь в каждом упавшем солдате

Отца своего узнаю.

 

 

 

 

* * *

«Дай мне водицы непитой», –

Мне часто мама говорила.

Пила

            и обретала силу,

И становилась молодой…

 

Я наш колодец с детства помню:

И впрямь –

                        особая вода.

Когда с ведром встречались

                                                с полным,

То значит, горе –

                                    не беда.

 

…Ни хлеба не было, ни соли.

Враг караулил у дверей.

Зато воды мы пили вволю

И утоляли голод ей…

Когда печаль души коснётся,

Я пью живительный глоток

Воды

            из нашего колодца:

Он – не источник.

                                    Он – исток.

 

 

 

 

МОНОЛОГ СОЛДАТА

 

В двадцать первом веке

Снова – войны, войны,

И от взрывов меркнет

Неба синева…

То ли плачут матери,

То ль сирены воют…

А из сердца рвутся

Горькие слова.

 

Даты обозначатся

С промежутком малым:

Принимай, землица,

Новые тела…

Или злою мачехой

Нам Россия стала,

Что на поругание

Юность отдала?

 

Ах, чума военная,

Скольких ты скосила!

Мне дорога скатертью –

Тоже на войну…

Будь солдату матерью,

Родина-Россия,

У него надежда

На тебя одну…

 

Дай мне, небо, крылья,

Дай, земля, мне силы,

Помоги мне выжить,

Брата не убить…

Стань мне снова матерью,

Родина-Россия, –

Ты сама устала

Мачехою быть.

 

 

 

 

* * *

Ни другу, ни врагу не лги.

Возврата сгинули круги…

Перетасованы войною

Потенциальные герои,

Потенциальные враги.

 

То ли завыть,

                        то ли запеть…

Там было страшно умереть.

Но жить страшнее оказалось:

Ведь человек –

                        такая малость

И вечно попадает в сеть.

 

Осталось что от храбреца?

Шрам от осколка в пол-лица.

А в памяти –

                        такие дали…

От сквозняка звенят медали

На старом кителе бойца.

 

Не надо никаких даров,

А только бы

                        немного дров:

Кофейник на плите тоскует…

А жизнь тасует и тасует

Врагов – друзей,

                           друзей – врагов.

 

 

 

 

МОЁ БОГАТСТВО

 

Меня корят мои друзья:

Не нажила богатство я –

Ни для кого ведь не секрет,

Что дачи и машины нет.

 

Но я с друзьями не согласна

И возмущаюсь ежечасно:

Как никакого нет богатства?!

А это

            сладостное рабство –

 

Сидеть за письменным столом

И, утруждая руку лбом,

Писать, писать, пока заря

Прочтёт и скажет,

                                    что не зря

 

Прошла и эта ночь без сна…

Мне помогают

                            тишина

И незапятнанное братство

Души, бумаги и пера

Копить несметное богатство

Всю ночь

               до самого утра…

 

Я не веду богатству счёт:

Моё –

             никто не украдёт.

 

Юбилеи

 

 

 

ДАЛИ…

 

 

* * *

На небе –

Облаков тревожных стадо,

А на земле

Опять идёт война.

И вновь пронзит

Вопросом тишина:

Неравнодушье –

Крест или награда?

 

Тот неспокоен,

Кто хоть раз услышал,

Как градом боль стучит

По окнам, крышам,

Как вопрошают

Травы и цветы:

Что сделал ты?

Чего не сделал ты?

 

И совесть

Подведёт к окну опять:

Тонуть

Иль за соломинку хвататься?

Чужую боль

Спокойно воспринять

Иль чёрной безысходности

Поддаться?

 

Неравнодушье –

Крест или награда?..

А может,

Задавать вопрос не надо?

Но я боюсь

Очередного дня,

Когда весь мир

Проходит сквозь меня.

 

 

 

 

НО Я ЕЩЁ ВО СНЕ ЛЕТАЮ

 

Я равнодушней стала

                                    к моде,

Мне чаще грезится покой…

Уходит молодость, уходит,

Уходит?

              Ужас-то какой!

 

Нет, не пущу!

                        На все запоры

Я дверь закрою и окно…

Она уходит всё равно:

Диктует жизнь свои законы…

 

Ах, молодость моя, –

                                    изменница,

Ты ж обещала вечной быть…

Она уйдёт.

                        И всё изменится.

Что ж, выйти в поле –

                                    волком выть?

 

Нет, говорю,

                        пока ты дышишь,

В последний, но стремись полёт…

И молодость войдёт неслышно

И за собою позовёт.

 

…С последней перелётной стаей

Уходит молодость, спеша…

Но я ещё во сне летаю –

Стремится ввысь моя душа.

 

 

 

 

ТРОИЦА

 

Ох, и бушевали

Прошлой ночью грозы:

Накануне Троицы

Дождь смывал грехи.

Срежу аккуратно

Веточку берёзы,

Помолюсь пред Господом,

Напишу стихи.

 

От воспоминаний

Сердце беспокоится,

К горлу подступает

Горько-сладкий ком:

«Скоро-скоро Троица,

Всё травой покроется», –

Напевала мама, украшая дом…

 

Слава Богу, детство

Постоянно помнится.

Пусть не истончится

Связующая нить…

Помоги и дальше,

Пресвятая Троица,

Память об ушедшем

В сердце сохранить.

 

 

 

 

* * *

Всё в этом мире что-то значит,

И меж большим и малым – связь.

Вот одуванчик –

                         мальчик-с-пальчик –

Стоит, почти не шевелясь.

 

А вдруг наскочит ветер грубо

И не оставит ничего?..

Всего боится:

                        детских губок,

Готовых дунуть на него,

 

Мяча, ноги неосторожной,

Дождя боится и грозы,

И даже капельки ничтожной,

И даже крыльев стрекозы…

 

А в поле выйти –

                           так заманчиво,

Душою тянешься сюда…

Туманный шарик одуванчика

Вот-вот исчезнет без следа.

 

 

 

 

* * *

Снова раздвигается пространство:

С фотографий – предков странный взор.

…Дом старинный,

                        крохи от дворянства –

Тумбочка, портреты и фарфор,

 

Чашка с блюдцем,

                        аромат кофейный…

И не «пил» ведь скажешь,

                                    а – «вкушал».

О, какой момент благоговейный

Там, где кофе –

                         целый ритуал.

 

Я смеюсь:

                буржуйские замашки!

И, вдыхая дивный аромат,

Думаю, пока все говорят:

«Сколько губ касались этой чашки?».

 

Ах, зачем, зачем мне это нужно –

Думать о прошедших сотнях лет?..

В тот же миг

                        движеньем неуклюжим

Я роняю чашку на паркет.

 

 

 

 

* * *

Неимоверно много утекло –

Воды?

            Нет, не воды, а жизни.

Все мысли – о страданиях Отчизны…

Хлеба созрели –

                            на душе тепло.

 

Но не отдал ли каждый колосок

Заранее живительный свой сок?

Что остаётся нам от урожая?

Одна стерня –

                            от края и до края.

 

И поле чёрное,

                        остатками шурша

Напоминает ныне поле брани,

Где брата брат

                          или убьёт иль ранит,

И обольётся холодом душа…

 

Седеют раньше времени виски.

На поле выжженном

                              не зреют колоски.

Опять детей оплакивает мать…

А душу-то когда отогревать?

 

 

 

 

* * *

Какой опять разброд в умах!

А в душах

               царствует смятенье:

Неужто ожидает крах

Последующее поколенье?

 

Не быть, как все!

Как все?

              Не быть!

И – проклято единогласье.

И – рухнуло всё в одночасье,

И – ну историю хулить!..

 

Телега прошлого прочна,

И как ей ни сшибай колёса,

Как ни толкай её

                              с откоса,

Не станет кораблём она…

 

В порыве разорвав рубаху,

Не быть, как все, –

                                    ещё не цель.

И как бы со всего размаху

Корабль не посадить на мель.

 

Ведь отличиться так легко

«Лица не общим выраженьем…»,

Но до эпохи Возрожденья

Так далеко.

                        Так далеко.

 

 

 

 

* * *

В чьё сердце попадёт твоя стрела?

В каком она к тебе вернётся виде?..

Творя неблаговидные дела,

Мы думаем, что нас никто не видит.

 

Мы бережём лишь оболочку – плоть,

Но как давно не очищали душу!

Пошли прозрение, Всевидящий Господь,

Открой нам, грешным, и глаза, и уши.

 

Пока стрела ещё не долетела,

Не ранила и не убила тело,

Ты, Господи, сверши опять добро:

Предотврати людское злодеянье,

Спаси. И преврати стрелу в перо,

Чтоб было чем писать нам завещанье.

 

 

 

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz