Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 7 (июль 2009)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

Драматургия

 

Елена ЛУКАНКИНА

 

 

 

МИСТИЧЕСКИЕ ДРАМЫ

 

 

 

По ту сторону греха

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

АРТЁМ

СОФЬЯ

РУСЛАН

ЖЕНЩИНА

НАДЯ

Все герои — лет тридцати.

 

 

СЦЕНА 1

 

Комната. Горит тусклый свет. В центре огромная кровать. На ней (буквой «Y») под одним одеялом лежат трое: АРТЁМ, СОФЬЯ и РУСЛАН. Все одновременно просыпаются.

 

СОФЬЯ (закрывает руками грудь). Что это, чёрт возьми! Кто вы такие?

АРТЁМ. Ээээ…

РУСЛАН. Здрасьте…

Каждый начинает тянуть одеяло на себя.

 

СОФЬЯ. Постойте, вы что делаете в моей постели?

РУСЛАН. В твоей? А с чего это она твоя?

СОФЬЯ (взволнованно оглядывается). Это не моя комната.

АРТЁМ. А где мы?

СОФЬЯ. Где-то…

РУСЛАН (чешет затылок). Вчера вечером я шёл после работы. Зашёл в стриптиз-клуб. Ну делать мне было нечего!

СОФЬЯ. Мне совершенно не интересны твои мотивы!

РУСЛАН. Ну так вот. Зашёл. Попил пива. Заказал девушку в кабинке. Вошёл и…

АРТЁМ (с одобрительной улыбкой). Здорово время проводишь, дружище!

РУСЛАН. Подождите. Я открыл дверь и… Проснулся здесь.

СОФЬЯ. Мда уж, оригинально!

РУСЛАН. Но как это могло быть?!

СОФЬЯ (тянет одеяло на себя). Господи, я же вся голая!

 

Парни заглядывают под одеяло.

 

АРТЁМ. Чёрт! Я тоже.

РУСЛАН (улыбаясь). И я.

СОФЬЯ (Руслану). Так, давайте все по порядку. Ты после работы шёл в стриптиз-клуб

РУСЛАН. Да.

СОФЬЯ. Заказал приватный танец?

РУСЛАН. Ну да.

СОФЬЯ. Зашёл в кабинку?

РУСЛАН. Ну.

СОФЬЯ. И оказался здесь с нами?

РУСЛАН. Выходит что так.

СОФЬЯ. Замечательно!

 

Долгая пауза.

 

СОФЬЯ. Я вчера вечером спускалась вниз по лестнице в своём подъезде. Уже подходила к двери…

РУСЛАН. Дай угадаю: и проснулась вместе с нами!

СОФЬЯ (растеряно). Да.

РУСЛАН. Отлично! А ты что вчера курила? Тоже травку? Хорошая однако оказалась шмаль!

АРТЁМ. Ребята, это уже не смешно! Я шёл к Наде.

СОФЬЯ. Кто такая Надя?

АРТЁМ. Моя девушка. Купил ей белых роз.

СОФЬЯ (с ухмылкой). Как банально! Если букет, значит – непременно роз.

АРТЁМ. Она любит белые розы.

РУСЛАН. Так, ладно, не отходи от сюжета. Купил белых роз…

АРТЁМ. Дошёл до её дома. Докурил. Открыл дверь подъезда.

РУСЛАН, СОФЬЯ (вместе). И очутился тут!

АРТЁМ (неуверенно). И очутился тут.

СОФЬЯ. Вот и разобрались! Прекрасно! На этой радостной ноте предлагаю всем найти свою одежду и валить отсюда.

РУСЛАН. Поддерживаю предложение дамы. Но кто-нибудь здесь видит хоть какое-то подобие одежды?

 

Все смотрят по сторонам.

 

СОФЬЯ. Да здесь, вообще ничего нет, кроме этой кровати!

РУСЛАН (сбрасывает одеяло со своей стороны). Просто потрясающе! Мы все видим один и тот же сон! Расслабьтесь!

АРТЁМ (переворачиваясь на живот). Слава Богу, а я-то уж решил, что тронулся совсем!

СОФЬЯ (отворачивается). Стыд-то какой! Прикройся!

РУСЛАН. А что? Мне скрывать нечего! К тому же, во сне чего ж стеснять-то! И тебе, зеленоглазка, предлагаю последовать моему совету!

СОФЬЯ(сильнее натягивая на себя одеяло). Нет, спасибо…

АРТЁМ. Так. И долго мы ещё будем спать?

РУСЛАН (разводит руками). Неизвестно.

АРТЁМ. Давайте тогда что ли поговорим о чём-нибудь?

РУСЛАН (заводит руки за голову). Хорошее предложение!

СОФЬЯ. И о чём?

АРТЁМ. Ну давайте для начала познакомимся. Я – Артём.

РУСЛАН. Руслан.

СОФЬЯ. Софья.

РУСЛАН. Как здорово, что в нашем мужском коллективе есть очаровательная муза.

 

Софья ухмыляется.

 

АРТЁМ. Да, Сонечка весьма хороша собой. Но не кажется ли вам странным, что мы все видим друг друга?

РУСЛАН. Выходит, что нам снится сон на троих.

СОФЬЯ. А такое бывает?

АРТЁМ. Не знаю. Наверное. Интересно. А что там за дверью?

СОФЬЯ. Открой и узнаешь.

 

Артём подходит к двери, прикрываясь подушкой.

 

АРТЁМ. На ней нет ручки.

СОФЬЯ. То есть?

АРТЁМ. Её нельзя открыть.

СОФЬЯ. А замок?

АРТЁМ. Замка тоже нет.

РУСЛАН. Подождите, а это точно дверь?

АРТЁМ. Она самая.

СОФЬЯ (поворачиваясь). Здесь есть окно.

АРТЁМ. Кажется, это рисунок.

СОФЬЯ. Как?

АРТЁМ (подходя к стене). Посмотрите. Тут нарисован сад из окна. Окно и сад нарисованы на стене.

РУСЛАН. Отлично! Мы в замкнутом пространстве. Предлагаю всем троим устроить…

СОФЬЯ (сердясь). Если я здесь одна девушка, это ещё не означает, что мне захочется переспать с вами двумя. И не потому что я какая-нибудь пуританка. У меня другие принципы. Я себя не на помойке нашла, чтобы спать с неизвестными мужчинами даже во сне.

РУСЛАН. Подумаешь, королева какая нашлась!

СОФЬЯ. А ты, вообще, помолчал бы! В стриптиз-клуб он шёл.

РУСЛАН. И что здесь такого?

СОФЬЯ. Ничего! Озабоченный!

РУСЛАН (бросая подушку в Софью). На себя бы посмотрела! Монашка!

АРТЁМ. Хватит вам уже! Всё это как-то странно! Почему мы не просыпаемся?

СОФЬЯ. Потому что будильник ещё не прозвонил.

АРТЁМ. Завтра же суббота…

СОФЬЯ (бросая подушку обратно Руслану). Ещё лучше!

РУСЛАН. Терпеть меня, милочка, тебе придётся ещё пару часов, как минимум. Ну что ж, давайте тогда знакомиться ближе.

АРТЁМ. Софья, расскажи нам о себе.

СОФЬЯ. Не собираюсь.

РУСЛАН. Да ладно, что ты тут из себя строишь!

СОФЬЯ. Отстань от меня!

АРТЁМ. Ладно. Я начну. Работаю программистом в компьютерной фирме. Не женат. Расстался с девушкой недавно. Через месяц у меня отпуск. Еду в Турцию.

РУСЛАН. А у меня есть своя точка. Бутик. Женат. Двое детей. Всё у меня в жизни отлично.

СОФЬЯ. Заметно, что барыга.

РУСЛАН. А ты, дай угадаю: преподаёшь в школе для барышень уроки кройки и шитья?!

СОФЬЯ (говорит, медленно поднимаясь). Я, между прочим, следователь. И если найду тебя в реальной жизни, ты у меня из налоговых вылезать не будешь. Понял?

РУСЛАН. Ой, ой, ой! Правоохранительница. Ты меня не запугивай. А то сам так пугну, что мало не покажется!

АРТЁМ. Так, прекратите! Не сон, а чёрт-те что! Я предлагаю всем поспать. Во сне ведь тоже можно поспать. Так ведь?

СОФЬЯ. Теоретически, да. Хорошая идея.

 

Все ложатся на подушки и начинают ворочаться и укладываться. Руслан мгновенно засыпает и начинает похрапывать.

 

АРТЁМ (приподнимаясь). Вы слышали?

РУСЛАН (разговаривает во сне). Мама, отстань уже, да поел я, поел!

АРТЁМ. Вот опять. Слышите?

СОФЬЯ (не отрывая голову от подушки). Что?

АРТЁМ. Этот звук.

СОФЬЯ (ворчливо). Я ничего не слышу, кроме бреда этого маменькиного сынка.

АРТЁМ. Ну как же так?

В стене появляется проход. Артём встаёт и заходит в него.

 

 

 

 

СЦЕНА 2

 

Маленькое, абсолютно белое помещение. Без окна. За столом сидит ЖЕНЩИНА в очках, похожая на секретаршу. В её руке – бумага. Больше в комнате ничего нет. Проход, через который АРТЁМ прошёл, затягивается.

 

ЖЕНЩИНА. Артём Ветров?

АРТЁМ (оторопев). Да.

ЖЕНЩИНА. Убийство.

АРТЁМ. Что?

ЖЕНЩИНА. Причина смерти.

АРТЁМ. Какой смерти?

ЖЕНЩИНА (приспуская очки). Вашей, Артём, вашей!

АРТЁМ. Я что умер?

ЖЕНЩИНА. А по-вашему нет?

АРТЁМ. По-моему, это сон.

ЖЕНЩИНА. Все так считают.

АРТЁМ (опирается на стену). И как же я умер?

ЖЕНЩИНА. Вас убили тяжёлым тупым предметом в подъезде дома, где живёт ваша любимая девушка Надя.

АРТЁМ. Кто убил?

ЖЕНЩИНА (снимает очки и кладёт на стол). Бомж.

АРТЁМ. Какой бомж?

ЖЕНЩИНА. Обычный.

АРТЁМ. Зачем?

ЖЕНЩИНА. Банально: он хотел есть. Ему нужны были деньги. Он подкараулил вас.

АРТЁМ. Он знал меня?

ЖЕНЩИНА. Нет. Вы удивлены?

АРТЁМ. Я мёртв? Или сплю?

ЖЕНЩИНА (спокойным тоном). Вы мертвы, Артём. И это непоправимо.

АРТЁМ. Но почему?

ЖЕНЩИНА. Для этого я и здесь.

АРТЁМ. Для чего?

ЖЕНЩИНА. Чтобы вы нашли ответ на этот вопрос.

АРТЁМ. На вопрос: «Почему я умер?»

ЖЕНЩИНА. Совершенно верно. Какие у вас есть предположения?

АРТЁМ. Всё это чушь, и я сплю.

ЖЕНЩИНА. А ещё?

АРТЁМ. Это случайность, что меня убили.

ЖЕНЩИНА. Всё? На этом ваши варианты закончились?

АРТЁМ. Да.

ЖЕНЩИНА (достаёт из стола бумаги). Давайте я вам помогу, Артём! В девятом классе вы утопили троих котят.

АРТЁМ. Каких ещё котят? А тогда, в деревне? А куда их, по-вашему, нужно было девать? Заставить умирать с голоду? У нас и так тогда было две кошки. Куда же ещё троих?

ЖЕНЩИНА (зачитывает по списку). Далее. В институте вы избили студента Колю.

АРТЁМ. Ну, избили, это громко сказано. Он за Надей моей ухлёстывал. Вот и разобрались по-мужски.

ЖЕНЩИНА. На вечеринке позавчера у вас была случайная половая связь с девушкой.

АРТЁМ. Ну, я тогда был пьян. И не помню совершенно ничего. И, вообще, надо разобраться: кто с кем спал. Она со мной или я с ней? Я даже лица её не видел. Просто наутро проснулся и прочитал записку: «Спасибо за сладкую ночь. Ты был незабываем. Твоя незнакомка».

ЖЕНЩИНА. А вы помните её имя, Артём?

АРТЁМ. Да какое там имя! Я же говорю: и лица-то её не помню!

ЖЕНЩИНА. Хорошо, я вам напомню. Её звали Софья.

АРТЁМ. И что дальше?

ЖЕНЩИНА. Это имя ни о чём вам не говорит?

АРТЁМ (запинаясь). Нет. Не знаю я никакой Софьи. Разве что…

ЖЕНЩИНА. Да, да, Артём, это та самая девушка.

АРТЁМ. Там, в комнате?

ЖЕНЩИНА. Да.

АРТЁМ. Почему?

ЖЕНЩИНА. Что?

АРТЁМ. Мы проснулись с ней вместе. И ещё с этим. Как его?

ЖЕНЩИНА. Русланом.

АРТЁМ. Да.

ЖЕНЩИНА. А как вы думаете?

АРТЁМ (берётся за голову). Я вообще уже ничего не думаю

ЖЕНЩИНА. Вы должны исправиться.

АРТЁМ. В каком смысле?

ЖЕНЩИНА. В прямом.

АРТЁМ. То есть?

ЖЕНЩИНА. Спасти свою душу и её.

АРТЁМ. Стоп. Стоп. Стоп. Это что же значит? Я здесь, чтобы исправлять свои грехи?

ЖЕНЩИНА. Ты здесь, чтобы спастись.

АРТЁМ. От чего или от кого?

ЖЕНЩИНА. От себя.

АРТЁМ (крутит головой). Ничего не понимаю.

ЖЕНЩИНА. Поймёте потом. Артём, у вас слишком мало времени. Не тратьте его впустую.

АРТЁМ. И что же я должен сделать?

ЖЕНЩИНА. Вы свободны.

За спиной снова появляется проход. Артём уходит и ложится в постель.

 

 

 

 

СЦЕНА 3

 

Снова та же комната с огромной кроватью, на которой лежат трое:

АРТЁМ, СОФЬЯ и РУСЛАН. Софья спит.

 

РУСЛАН: Ну что, поговорил?

АРТЁМ. С кем?

РУСЛАН. С женщиной?

АРТЁМ (удивлённо). Ты её знаешь?

РУСЛАН. Конечно.

АРТЁМ. И кто она?

РУСЛАН (смеётся). Твоя совесть. Не узнал что ли?

АРТЁМ (злясь). Очень смешно!

РУСЛАН. Это не шутка.

АРТЁМ. А ты откуда знаешь её?

РУСЛАН. Потому что я тоже в твоей голове.

 

Пауза.

 

АРТЁМ. То есть как?

РУСЛАН. Вот так. Меня здесь вообще нет. Я — твоя мысль.

АРТЁМ. Мысль?

РУСЛАН. Да.

АРТЁМ. Не понимаю.

РУСЛАН. Ты хотел жить припеваючи. Хорошо зарабатывать. Иметь многих женщин. Быть крутым. Так вот я и есть ты. Тот, кем ты мог бы стать.

АРТЁМ. С таким вот животом?

РУСЛАН. Да, с таким вот животом.

АРТЁМ (показывая на Софью). А она?

СОФЬЯ. А она та, с которой ты бы мог быть.

АРТЁМ. Я тогда был пьян. Она, скорее всего, тоже.

РУСЛАН. Она тебя любит.

АРТЁМ. Что? Мы даже не знакомы.

РУСЛАН. Это ты с ней не знаком. А она тебя знает.

АРТЁМ. Как так?

РУСЛАН. Вы живёте в одном подъезде. Она — одинокая девушка. Работа у неё тяжёлая. Она давно уже тайно любит тебя. Но ты не замечаешь её.

АРТЁМ (усмехаясь). Трогательная киношная история.

РУСЛАН. Нет. Это твоя жизнь, которую ты не замечаешь.

АРТЁМ. И что дальше?

РУСЛАН. Тогда на вечеринке. Ты был непотребно пьян. Это факт.

АРТЁМ. Со всеми бывает.

РУСЛАН. Согласен. Но с тобой довольно часто.

АРТЁМ. Не чаще, чем с другими.

РУСЛАН. Софья тоже знает твоего друга Дениса, который был зачинщиком того веселья.

АРТЁМ (привстаёт). Подожди. Денис тоже в следственном отделе работает…

РУСЛАН. Совершенно верно. В одном кабинете с Софьей.

АРТЁМ. Так... И что дальше?

РУСЛАН. Она увидела тебя там. Обрадовалась. Ну а дальше, я думаю, ты догадываешься, что произошло.

АРТЁМ. Она меня напоила?

РУСЛАН. Напаиваешься ты сам. И весьма быстро. Ей оставалось только войти в ту комнату…

АРТЁМ. Да. Чтобы изнасиловать меня…

РУСЛАН. Отнюдь! Чтобы познакомиться. Но ты тут же включил свой дамский счётчик, и слил бензин сам знаешь куда.

АРТЁМ. Прямо-таки и слил?

РУСЛАН. Да. Умудрился как-то.

АРТЁМ. Я ж пьяный был.

РУСЛАН. Ну, тебе это не помешало наследить.

АРТЁМ. Так я что…

РУСЛАН. Да-да, то-то.

АРТЁМ. И что ж?..

РУСЛАН. И то ж: ты теперь папа.

АРТЁМ (истерически). Что?!!

Крик Артёма будит Софью.

 

СОФЬЯ. Что происходит? Ты что кричишь?

АРТЁМ. Руслан сказал, что ты беременна.

СОФЬЯ (спросонья). Какой такой Руслан?

АРТЁМ (показывая в сторону соседней подушки). Этот.

СОФЬЯ. Но там никого нет.

АРТЁМ. Как нет?

РУСЛАН. Она меня не видит. Я — твой вымысел.

АРТЁМ (падает на подушку). Господи, когда же я проснусь!

СОФЬЯ (изумлённо). Я беременна?

АРТЁМ. Я не знаю.

Фигура Руслана исчезает.

 

СОФЬЯ. Ты же только что сказал, что да.

АРТЁМ. Мне так сказали.

СОФЬЯ (протирает глаза). Ничего не понимаю.

АРТЁМ. Я тоже. Ты меня знаешь?

СОФЬЯ. Ну да. Ты — Артём.

АРТЁМ. А откуда ты меня знаешь?

СОФЬЯ. Мы же с тобой тогда переспали.

АРТЁМ (снова вскакивая с подушки). Что? Ты знала?

СОФЬЯ. Что знала?

АРТЁМ. Ты помнишь ту ночь?

СОФЬЯ. Конечно, помню.

АРТЁМ. И тебя не удивило, что мы сейчас здесь в этой комнате.

СОФЬЯ. Нет. Мы же сейчас с тобой спим.

АРТЁМ (в ступоре). Не понял.

СОФЬЯ. Ну, в это самое время наши тела, там, в реальности, занимаются сексом на вечеринке.

АРТЁМ. Прекрасно! Этого ещё не хватало! И что я там делаю?

СОФЬЯ. Пока что сопишь.

АРТЁМ. И всё?

СОФЬЯ (вскидывает брови). Ну и…

АРТЁМ. То есть я уже… В тебе?

СОФЬЯ (смущёно). Да. Во мне.

АРТЁМ. Как мне там, в тебе? Хорошо?

СОФЬЯ. Я не знаю. А ты разве не помнишь?

АРТЁМ. Так я был в доску пьян! Ты что, не поняла что ли?

СОФЬЯ. Поняла. Но думала, что помнишь.

АРТЁМ. Для чего мы сейчас здесь вдвоём?

СОФЬЯ. Чтобы ты понял, что так нельзя жить.

АРТЁМ. Как так?

СОФЬЯ. Как ты. Безответственно.

АРТЁМ. А ты такая праведница, явилась ко мне под маской добродетели научить меня уму-разуму! Да?

СОФЬЯ. Я люблю тебя.

АРТЁМ (кричит). Ты же меня совершенно не знаешь!

СОФЬЯ. Знаю. Ты не такой плохой, каким хочешь казаться.

АРТЁМ. У меня есть Надя, и я её люблю.

СОФЬЯ. Не любишь. Ты никого не любишь. Ты просто не умеешь…

АРТЁМ. А ты умеешь?

СОФЬЯ (шёпотом). Я стараюсь.

АРТЁМ. А я и вправду умер?

СОФЬЯ. Пока ещё нет. Ты же ещё на мне.

АРТЁМ. Ах, ну да. Мы же сейчас того самого.

СОФЬЯ. Неужели ты не чувствуешь меня?

АРТЁМ. Сейчас?

СОФЬЯ. Там.

АРТЁМ. Я пьяный.

СОФЬЯ (закрывая глаза рукой, плачет). Какой ужас!

 

 

 

СЦЕНА 4

 

Та же комната. Скомканные простыни огромной кровати.

АРТЁМ и СОФЬЯ лежат, обнявшись.

 

СОФЬЯ. Тебе понравилось?

АРТЁМ. Неплохо.

СОФЬЯ. Ты что-нибудь почувствовал?

АРТЁМ (гладя её волосы). Да, тебя.

СОФЬЯ. И что?

АРТЁМ. Ничего. Мне было приятно. Спасибо.

СОФЬЯ. За что?

АРТЁМ. За то, что я теперь знаю, что спал с тобой и какая ты
тогда там была.

СОФЬЯ. Но ты сейчас здесь со мной трезв.

АРТЁМ. Да.

СОФЬЯ. Почему же ты так холоден?

АРТЁМ. Потому что я тебя не знаю.

СОФЬЯ (гладит его грудь). И не хочешь узнать?

АРТЁМ. А зачем?

СОФЬЯ. Я же человек.

АРТЁМ. Я тоже.

СОФЬЯ (смотрит ему в глаза). Я люблю тебя.

АРТЁМ. А я нет.

СОФЬЯ. А ты захоти.

АРТЁМ. Я уже захотел.

СОФЬЯ. Нет, захоти меня полюбить.

АРТЁМ. У меня есть Надя.

СОФЬЯ. Но ты же ей изменяешь!

АРТЁМ. Ну и что?! Все мужчины изменяют.

СОФЬЯ. Значит — ты её не уважаешь.

АРТЁМ (отстраняется). К чему ты всё это сейчас? Да, ты одинокая девушка. Симпатичная. Наверняка, умная. Зачем тебе всё это?

СОФЬЯ. Я хочу быть с тобой.

АРТЁМ. Зачем? Я не пойму.

СОФЬЯ (прижимаясь сильнее). А ты пойми. Ощути меня в себе.

АРТЁМ. Вот начинается.

СОФЬЯ. Это твой шанс.

АРТЁМ. Какой ещё шанс?

СОФЬЯ. Продолжать жить…

 

Пауза.

 

АРТЁМ. То есть?

СОФЬЯ. Ты сейчас умираешь…

АРТЁМ (вскрикивая). Что?!

СОФЬЯ. Ты сейчас лежишь в подъезде с пробитой головой и умираешь.

АРТЁМ (испуганно). Кто ты? Софья, откуда ты знаешь, что я там, в подъезде?

СОФЬЯ. Потому что я склонилась сейчас над тобой.

АРТЁМ. А почему мы сейчас в этой постели вдвоём?

СОФЬЯ. Потому что я тебя спасаю сейчас здесь своей любовью, чтобы ты не умер.

АРТЁМ. Меня убил тот бомж?

СОФЬЯ. Ты сам себя убил. Я лечу тебя.

АРТЁМ. Что за чепуха?

СОФЬЯ. Не прогоняй меня…

АРТЁМ. Да я даже из этой долбанной комнаты не могу выйти. Что я вообще сейчас могу?! (Встаёт с постели.)

СОФЬЯ. Ты можешь всё, если захочешь.

АРТЁМ. Я хочу жить. Я хочу наслаждаться этим миром.

СОФЬЯ. Давай это делать вместе. Я согласна стать твоей на всю жизнь.

АРТЁМ. Не нужна ты мне на всю жизнь! То, что я взял тебя сейчас, ничего не означает.

СОФЬЯ (плача). Значит — через несколько минут ты умрёшь. Я не могу тебя спасти.

АРТЁМ. Подожди. Кто ты?

СОФЬЯ. Я — твоё будущее.

АРТЁМ. Ничего не понимаю. Руслан — это моё потенциальное будущее. А ты какое?

СОФЬЯ. Я — твой возможный выбор. Руслан тоже.

АРТЁМ. Значит, я должен выбрать?

СОФЬЯ. Выбора у тебя два: либо умереть, либо жить.

АРТЁМ. Я хочу жить.

СОФЬЯ. Так, как ты жил раньше, ты больше не можешь.

АРТЁМ. Почему?

СОФЬЯ. Потому что это бесполезная жизнь.

АРТЁМ (громко крича). Кто имеет право это решать?! Я живу, как хочу!

СОФЬЯ. Теперь нет.

АРТЁМ. Почему?

СОФЬЯ. Я жду от тебя ребёнка. Теперь ты в ответе не только за себя, но и за нас твоих.

АРТЁМ. Чёрт возьми!

Софья подходит к Артему и кладёт его руку на свой живот.

 

СОФЬЯ. Здесь твоя жизнь.

АРТЁМ. Я не хочу этого ребёнка.

СОФЬЯ. Ребёнок не виноват в этом.

АРТЁМ. Сделай аборт.

СОФЬЯ. У тебя нет сердца.

Софья снова ложится в кровать.

 

АРТЁМ. Пойми, это была случайная связь.

СОФЬЯ. Одна из десятка других?

АРТЁМ. Да.

СОФЬЯ. Зачем?

АРТЁМ. Я — мужчина.

СОФЬЯ. А я — женщина.

АРТЁМ. Поэтому у нас и был контакт.

СОФЬЯ. Как грубо ты это называешь!

АРТЁМ. А как же ещё? Трение и не более того.

СОФЬЯ. Ты сейчас умрёшь, и всё.

Артём замирает. Опускает голову, поворачивается к Софье и бросается

на колени. Прижимает Софью и начинает целовать.

 

АРТЁМ. Я хочу жить! Спаси меня!

СОФЬЯ (целуя его глаза). Ты же меня любишь, глупый.

АРТЁМ. Да, люблю, спаси меня!

СОФЬЯ. Ты же ведь тогда, там, хотел этого — любить меня?

АРТЁМ. Хотел. Хочу и сейчас.

СОФЬЯ (не скрывая слёз). Зачем тебе нужна была эта Надя?

АРТЁМ. Я хотел забыть тебя.

СОФЬЯ. Ты переспал с ней, чтобы забыть меня?

АРТЁМ. Да.

СОФЬЯ (продолжая целовать). Глупый…

АРТЁМ. Я не знал, что ты беременна.

СОФЬЯ. На той вечеринке у тебя была я, но ты обидел меня.

АРТЁМ. Ты не должна была уходить.

СОФЬЯ. А ты не должен был спать с той.

АРТЁМ. Да. Не должен. Прости.

СОФЬЯ. Где мы сейчас?

АРТЁМ (крепко обнимая). Мы друг в друге. Всегда.

СОФЬЯ (берёт его за руку). Ты не умрёшь. Я держу тебя за руку.

АРТЁМ. Я там лежу и ты рядом?

СОФЬЯ. Да. И в этом тонком мире мы тоже рядом.

АРТЁМ. А как ты нашла меня?

СОФЬЯ. Я ждала тебя в тот день. Я знала, что ты придёшь. Я уже простила тебя тогда. Простила тебе всё до того…

АРТЁМ (целует её волосы). Милая моя.

СОФЬЯ. Я решила выйти прогуляться. И увидела тебя всего в крови…

АРТЁМ. Это был бомж?

СОФЬЯ. Почему ты постоянно о нём твердишь?

АРТЁМ. Я уже не знаю, что реально, а что нет.

СОФЬЯ. Вот что реально.

Она срывает со стены рисунок с садом и за ним оказывается окно.

 

СОФЬЯ (выглядывает в окно). Посмотри.

 

Артём подходит к ней.

 

СОФЬЯ. Видишь?

АРТЁМ. Да, меня увозит «скорая». А вот ты. Стоишь рядом. Ты плачешь.

СОФЬЯ (плача). Я плачу. Ты будешь жить.

АРТЁМ. Ты думаешь?

СОФЬЯ (обнимая его). Я это знаю.

АРТЁМ. Почему?

СОФЬЯ. Я загадала.

АРТЁМ. Что?

СОФЬЯ. Если ребёнок толкнёт ножкой — то ты поправишься. И он толкнул.

АРТЁМ. Когда?

СОФЬЯ. Только что. Чувствуешь?

Он снова кладёт свою руку на её живот.

 

АРТЁМ. Да. Прости меня.

СОФЬЯ. Я давно тебя простила.

АРТЁМ. За всё?

СОФЬЯ. Да.

АРТЁМ. И за то, что я могу умереть?

СОФЬЯ. И за это тоже. Но ты не умрёшь. Посмотри.

АРТЁМ (смотрит в окно). Это наш сын?

СОФЬЯ (улыбаясь). Да. Ванечка.

АРТЁМ. А это ты…

СОФЬЯ. Да.

АРТЁМ. Но меня там нет.

СОФЬЯ. Ты всегда будешь в нас. Человек не существует сам по себе. Он живёт в людях.

 

 

 

СЦЕНА 5

 

У кровати стоят АРТЁМ и СОФЬЯ, смотрят в окно. На их лицах — грустные улыбки.

Через вновь открывшийся проход в комнату входит ЖЕНЩИНА с бумагой в руке, позади неё РУСЛАН.

 

АРТЁМ (оборачиваясь). Мне пора?

ЖЕНЩИНА. Нет.

РУСЛАН. Будущее — это не просто выбор среди возможных вариантов.

СОФЬЯ. Это желание…

АРТЁМ. Не умирать больше! Я ведь не умер?

ЖЕНЩИНА. Ты спишь.

АРТЁМ (удивляясь). Сплю?

СОФЬЯ. Да.

АРТЁМ. И что там в реальности?

ЖЕНЩИНА: Ты на вечеринке. Уже пьяный. Лежишь.

СОФЬЯ. Сейчас ты проснёшься, и тебя найдёт та девушка.

АРТЁМ. Я ещё не…

РУСЛАН (с ухмылкой). Нет, дружище, нет, ты ещё не переспал с ней.

СОФЬЯ. Я жду тебя дома, и я беременна.

АРТЁМ (обнимая Софью). Я скоро приду к тебе. Ты мне веришь?

СОФЬЯ. Верю…

Артём ложиться в кровать. Софья, Женщина и Руслан исчезают.

 

 

 

СЦЕНА 6

 

Другая комната. Вечеринка. Играет музыка. АРТЁМ просыпается. В голове шумит.

В комнату входит НАДЯ.

 

НАДЯ. Привет, красавчик!

АРТЁМ (приподнимаясь). Привет!

НАДЯ. Ну что повеселимся?

АРТЁМ. Отчего же! (Встаёт, подходит к девушке и начинает расстегивать её блузку.)

НАДЯ. У тебя резина есть?

Артём опускает руку в карман и достаёт оттуда бумажку. Читает.

Его лицо бледнеет.

 

АРТЁМ (закрывая глаза). У неё будет ребёнок… Мой ребёнок… Я должен…

НАДЯ (гневно). Что?!

АРТЁМ (начинает что-то искать). Мне пора домой.

НАДЯ (недоумевая). Я не поняла. А как же….

АРТЁМ. Я должен увидеть своего сына. Если я уйду сейчас, то не умру. Мне надо спешить!

НАДЯ. Ты совсем что ли рехнулся?!

АРТЁМ (надевая пиджак и завязывая шнурки). Я ещё не умер. Я чуть было…

НАДЯ. Идиот!

Девушка выходит из комнаты, резко хлопая дверью. Антон снова достаёт скомканную бумагу, разворачивает её. На обратной стороне он видит рисунок: вид сада из окна.

 

АРТЁМ. Этот рисунок. Тот самый! Это Ванюша нарисовал. Моё будущее. Я должен спешить и всё исправить. Я не хочу больше умирать!

 

Артём открывает дверь и выходит в комнату с огромной кроватью, на которой спит Софья. Проходит её. Затем – белую комнату, в которой сидит Женщина и читает бумагу. Далее – подъезд, в котором лежит его умирающее тело, и выходит на улицу.

 

 

 

КОНЕЦ

 

 

 

 

 

 

ПРОЩЕНИЕ ВМЕСТО ПРОЩАНИЯ

 

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

ПЕТЯ, мальчик 10 лет.

СЕРЁЖА, друг Пети, мальчик 9 лет.

АННА, мать Пети.

СВЯЩЕННИК

СТАРИК

ДРУГИЕ МАТЕРИ

ДРУГИЕ ДЕТИ

 

 

СЦЕНА 1

 

Вагон. В купе сидят ПЕТЯ И СЕРЁЖА. На столе разложена карта. Поезд едет без остановок. Колёса ритмично стучат. За окном — ничего не видно. Ночь. Больше никого в вагоне нет. Горит тусклый свет.

 

ПЕТЯ. Мне кажется, мы уже несколько дней едем в темноте.

СЕРЁЖА. Да. Может, это полярная ночь?

ПЕТЯ. Не может быть, мы же едем с юга. Посмотри (водит пальцем по карте, разложенной на столике.) Вот мы проехали Новороссийск, Ростов. Сейчас мы должно быть в Воронеже.

СЕРЁЖА (прижимаясь лицом к стеклу). Почему же тогда нет солнца и света? Мы спим что ли, когда светло?

ПЕТЯ. Я не знаю. Но странно как-то! А ты не помнишь, чем закончился спектакль?

СЕРЁЖА. Нет. Как в тумане всё.

ПЕТЯ. Мы, наверное, с тобой заболели.

СЕРЁЖА. Не хотелось бы.

ПЕТЯ. Кому же хочется болеть?!

СЕРЁЖА (выглядывая в тамбур). И в вагоне нет людей.

ПЕТЯ. Да, и не было вроде. Мы сели и больше никого не было.

СЕРЁЖА. Понятное дело, скоро в школу. Все уже дома сидят, готовятся к учёбе. Только мы с тобой ещё филоним.

ПЕТЯ (потягиваясь). Да. Но скоро счастливые деньки закончатся. И снова — парты да портфели.

СЕРЁЖА. Странно: и часы остановились. Даже непонятно, какое сейчас время суток.

ПЕТЯ. И сколько показывают?

СЕРЁЖА (смотрит на руку). Четыре тридцать…

ПЕТЯ. Интересно утра или вечера?

СЕРЁЖА. Если вечера — то мы в это время как раз на спектакле были.

ПЕТЯ (задумчиво). Ну да…

СЕРЁЖА. Почему же нет остановок? Не может быть, чтобы никто не выходил и не входил.

ПЕТЯ. А помнишь, фильм такой был — «Автобус смерти». После учёбы школьники сели в него, двери закрылись, и он тронулся. Сначала всё было спокойно, а потом… Он ехал без остановок, набирая скорость. Ребята визжали от ужаса, а водитель-вампир и не думал тормозить, гнал неведомо куда.

СЕРЁЖА (сгущая брови). И чем всё закончилось?

ПЕТЯ. Он их убил, когда они слетели в овраг. Просто съел.

СЕРЁЖА. Не люблю ужасы.

ПЕТЯ. А меня удивляет, когда людям страшно. Это же ведь не по-настоящему, а они всё равно боятся!

СЕРЁЖА. Там всё так натурально выглядит: и кровь, и страх.

ПЕТЯ. А ты думаешь перед смертью о чём люди думают?

СЕРЁЖА. О жизни.

ПЕТЯ. Жизни после смерти? А она есть?

СЕРЁЖА. Нет, о прожитой.

ПЕТЯ (с грустью). Я вот ещё ничего не успел.

СЕРЁЖА. Я тоже. А давай придумаем рассказ о поезде смерти, который везёт людей на тот свет?

Пауза.

 

ПЕТЯ (испуганно). Зачем? Что за глупая идея?

СЕРЁЖА. Ну, отчего же глупая? Мы вот с тобой сейчас в поезде. Остановок нет. Пассажиров тоже. Солнце не всходит. Кругом — тьма. Часы остановились. Чем не сюжет? Начнём так: «Их везли в ад».

ПЕТЯ (с ухмылкой). Тоже мне Спилберг! Насмотрелся фильмов!

СЕРЁЖА. А что такого? Не нравится? Ты же сам про автобус этот рассказывал.

ПЕТЯ. Это же кино! Совсем другое. Чем больше ты обо всём этом говоришь, тем больше я начинаю переживать. Что-то и, вправду, не так (настороженно оглядывается).

СЕРЁЖА. Ладно. Оставим эту затею. Всё у нас будет хорошо. Давай лучше в города поиграем.

ПЕТЯ. Давай.

СЕРЁЖА. Ну, начнём с родного города. Тамбов.

ПЕТЯ. Так-так-так. Вильнюс.

СЕРЁЖА. Хм. Саратов.

ПЕТЯ. Варшава.

СЕРЁЖА. И всё же странно, что за окном — всё время темень. Даже как-то страшновато. Скорей бы домой. Астрахань.

СЕРЁЖА. Так хочется мяч с ребятами погонять. Новгород.

ПЕТЯ. Донецк. А мне в деревню к бабушке съездить.

СЕРЁЖА. Краснодар.

ПЕТЯ (смотрит в окно). Даже небо какое-то черничное.

СЕРЁЖА (вглядываясь). Красиво и страшно.

ПЕТЯ. Ростов-на-Дону.

СЕРЁЖА. У — это уже посложнее. Улан-Удэ.

ПЕТЯ. На «э» я не знаю. Поэтому Донбасс.

СЕРЁЖА. А представь, если мы ночью приедем?

ПЕТЯ (округляя глаза). Слушай, а вдруг солнце навсегда потухло?

СЕРЁЖА (скептически). Чего?

ПЕТЯ. Оно ведь должно когда-нибудь потухнуть. Я читал: солнце потухнет раньше, чем предполагалось. Оно постоянно уменьшается в размерах.

СЕРЁЖА. Но не сегодня же! Да и мы бы замёрзли без солнца-то.

ПЕТЯ. Кто знает! Может, мы спали, а в это время солнце умирало. Кстати, в вагоне заметно похолодало.

СЕРЁЖА. Да, холодновато. Но я не верю! (Качая головой.) Этого не может быть!

ПЕТЯ (улыбаясь). Я тоже, честно говоря, не верю. Мы точно заболели! Ты — такой бледный.

СЕРЁЖА (присматриваясь). Ты тоже. Давай спать ляжем. А скоро уж и Тамбов будет.

ПЕТЯ. Давай. Солнце обязательно завтра взойдёт.

СЕРЁЖА (улыбаясь). И мы окажемся дома.

Мальчишки ложатся под одеяло и засыпают под стук колёс.

 

 

 

 

СЦЕНА 2

 

Кладбище. Холодный осенний день. Идут похороны. Вокруг двух могилок столпились люди. Бледная АННА, ДРУГИЕ МАТЕРИ и ДРУГИЕ ДЕТИ рыдают. СВЯЩЕННИК стоит рядом. Могилки забрасывают землёй.

 

СВЯЩЕННИК (женщинам). Мы все скорбим по этому трагическому случаю. Эти невинные дети будут оплаканы тысячами слёз и молитв. Я прошу вас всех крепиться и держаться вместе. И ещё — желайте своим детям мира и покоя. Им сейчас очень тяжело.

Анна начинает выть и убегает. Священник — спешит за ней.

 

СВЯЩЕННИК. Анна, подождите.

Анна не останавливается. Выбегает за ворота кладбища и бежит по тротуару.

Рядом проносятся автомобили. Впереди — мост.

 

СВЯЩЕННИК (запыхавшись, останавливается). Подождите же!

АННА (падая на колени). Дети не должны уходить раньше своих родителей. Это невыносимо! Как я могу после этого жить?

СВЯЩЕННИК. Твоё желание — грех. Как ты этого не понимаешь?! Если ты наложишь на себя руки, то никогда не увидишь своего сына. Потому что попадёшь в ад.

АННА. Мой ребёнок видел ад… Он горел в нём. Мой сын был в том зале. Он смотрел детский спектакль. Улыбался, был счастливым. И вот его не стало. Взрыв. Пепел. Всего какая-то ничтожная секунда и нет этой жизни. Всего какое-то ничтожное желание ничтожного человека и моего сына не стало. Нет больше такой огромной и маленькой жизни. (Рыдает.)

СВЯЩЕННИК (кладя руку на её плечо). Эти тучи, трава, деревья — все они скорбят вместе с тобой.

АННА. Это не боль! Это сильнее и глубже! Изнутри… Внутри меня всё выжжено.

СВЯЩЕННИК. Ты мучаешься. Но всё твоё существо полно любви и памяти… Отпусти своего ребёнка. Ему нужен мир и покой. Он уже был на войне. Ему пора домой.

АННА (рыдая). Он не вернётся домой! Никогда!

СВЯЩЕННИК. Бог любит тебя и твоего сына! Он встретит его…

АННА. Мой Бог остановил бы убийц! Это не мой Бог!

СВЯЩЕННИК. Я буду молиться за тебя. Детей примут с нежностью. Они откроют врата…

АННА. Он нужен мне здесь! Эта потеря для меня смертельна! Назад пути нет!

СВЯЩЕННИК. Твой ребёнок сейчас потерян, он между небом и землёй. Только ты в силе остановить его мучения!

АННА (надрывно). А где в это время был Бог? Я спрашиваю тебя, где был твой чёртов Бог, когда мой сын умирал?!

СВЯЩЕННИК (тихо). Бог был с ним.

АННА (кидается на него). И молча смотрел? Смотрел, как тельце моего ни в чём не повинного сына разлетается в клочья?! На это смотрел твой Бог?!

СВЯЩЕННИК (пытаясь обнять Анну). Он умирал вместе с ним. На кресте. Он умирал и за этих детей.

АННА (вырываясь). Я не хочу… Я не могу больше жить! Бог забрал мою жизнь. Моё сердце мертво. И я безжизненна…

СВЯЩЕННИК. Анна, каждого ждёт свой суд. И меня, и тебя, и тех, кто лишил твоего ребёнка жизни.

АННА. Я не могу больше прощать! Я не могу больше терпеть! (Подходит к перилам моста.) Я иду к нему…

СВЯЩЕННИК. Это неправильно. Это не выход. Ты же знаешь…

АННА (с ненавистью). Самоубийцам нет прощения? Твой Бог и этого не может понять?!

СВЯЩЕННИК. Всевышний хочет всем добра…

АННА. А мне? Что он припас для меня?

СВЯЩЕННИК. Ты не можешь ненавидеть… Ты и ребёнка своего учила этому. Зачем, Анна? Зачем так терзать себя? Ты ни в чём не виновата!

АННА. Что же мне теперь делать?! Жизнь — это, по-вашему, счастье? А смерть — выходит, грех? Теперь моя жизнь — это моя смерть! Тишины больше нет и страха нет. (Смотрит вниз, на реку.) Есть только невыносимый грохот собственной никчёмности и бесполезного существования!

СВЯЩЕННИК. Ты должна жить! Ради своего ребёнка, который будет смотреть на тебя! Оттуда, сверху!

АННА. Я устала…

СВЯЩЕННИК (гладит её по голове). Мы все устали… Отпусти его…

АННА. Как, если он во мне?

СВЯЩЕННИК. Поговори с ним. Открой своё сердце и поговори со своим сыном. Он ждёт твоей помощи. Скажи, что любишь его, и вы обязательно встретитесь.

АННА (падая на колени). Я не могу его отпустить!

СВЯЩЕННИК. Он всегда будет с тобой, но тебе надо отпустить его душу…

АННА (выбиваясь из сил, шепчет, глядя в небо). Петенька, милый мой, мама тебя любит и придёт к тебе.

СВЯЩЕННИК. Вы встретитесь. Я обещаю.

АННА (почти без чувств). Мы — вместе…

СВЯЩЕННИК. Вы всегда будете одним целым…

Анна затихает. Священник поднимает её. Несколько секунд они молча стоят.

Потом разворачиваются и идут обратно в сторону кладбища.

 

 

 

СЦЕНА 3

 

Поезд неожиданно останавливается. ПЕТЯ и СЕРЁЖА выходят на залитую солнцем поляну. Поезд исчезает. Перед ними открывается небывалой красоты вид. Где-то неподалёку журчит ручей.

 

ПЕТЯ. Посмотри, как здесь здорово. А где мама? Она же должна меня встретить. И вообще, где мы? (Оглядывается.)

СЕРЁЖА (испуганно). Нас не там высадили.

ПЕТЯ. Поезд уже ушёл. Мы не попадём домой.

СЕРЁЖА (подходя к ручью). Посмотри вниз. Это же твоя мама.

В отражении ручья появляется АННА и СВЯЩЕННИК.

 

ПЕТЯ (наклоняясь). Да это она. (Кричит.) Мама, это я, мама! Я здесь! (Зачерпывает ладонями воду.)

СЕРЁЖА. Она сказала, что любит тебя, и вы обязательно встретитесь.

ПЕТЯ. Но почему она там? Мама должны была быть здесь. На платформе. Встречать меня.

СЕРЁЖА. Я не знаю.

ПЕТЯ (взволнованно). Моя мама, кажется, плачет.

СЕРЁЖА. Да. Посмотри, а вон и моя мама.

ПЕТЯ. Ага. У церкви. И она тоже в слезах.

СЕРЁЖА. Что-то не так. Мы остались здесь одни. Что же мы будем делать?

ПЕТЯ (отчаянно). Мы умрём с голоду.

СЕРЁЖА (снимая с плеч рюкзак и расстёгивая его). У нас осталось немного печенья и минералка.

ПЕТЯ. Что же нам делать?

СЕРЁЖА. Я думаю, надо найти кого-то, кто поможет нам. Вот тропинка. Значит — она куда-то приведёт.

Идут по тропинке, подходят к дереву.

 

ПЕТЯ. Посмотри, какое большое и старое дерево!

СЕРЁЖА. Да, наверное, дуб.

ПЕТЯ. А это мох. И что это значит?

СЕРЁЖА. Что?

ПЕТЯ. Мох растёт с северной стороны.

СЕРЁЖА. И что? Мы идём верно?

ПЕТЯ (вздыхая). Я не знаю…

СЕРЁЖА. А здесь хорошо…

ПЕТЯ. Ага.

 

 

СЦЕНА 4

 

Вдалеке появляется СТАРИК, который идёт к ребятам.  Подходит к ним и приветливо улыбается.

 

СТАРИК. Здравствуйте, дети!

СЕРЁЖА, ПЕТЯ (в один голос). Здравствуйте!

ПЕТЯ. Скажите, где мы?

СТАРИК. Вы в тайном месте, о котором никто не знает.

СЕРЁЖА. А почему мы здесь?

СТАРИК. Это такая игра…

ПЕТЯ. Мы хотим домой. Отведите нас в милицию. Мы потерялись. Надо, чтобы нас нашли.

СТАРИК. Здесь отныне ваш дом.

ПЕТЯ. А моя мама? Где она? Я видел её в ручье.

СТАРИК. Она придёт к тебе. Но потом.

СЕРЁЖА. Потом? Это когда? Через час? Завтра? Через год? Или когда мы вырастем?

СТАРИК. Вы всегда будете детьми.

ПЕТЯ. Почему? Мама говорила, что когда я вырасту, то обязательно стану лётчиком.

СТАРИК. Петя, ты — уже лётчик. Посмотри. Ты видишь?

Старик поворачивает Петю и Серёжу спиной друг к другу.

 

ПЕТЯ (удивлённо). Это крылья?

СТАРИК. Да. Теперь вы можете летать.

СЕРЁЖА. А я могу прилететь к своей маме?

СТАРИК. Да. Но только во сне.

ПЕТЯ. Почему?

СТАРИК. Это игра.

СЕРЁЖА (испуганно). Я хочу домой.

ПЕТЯ. Я тоже.

СТАРИК. Так надо, ребята. Вы скоро всё поймёте.

ПЕТЯ. А как же школа? Через неделю первое сентября.

СТАРИК. Здесь вы научитесь всему.

ПЕТЯ. Чему?

СТАРИК. Помнить и прощать.

СЕРЁЖА (хихикая). Помнить правила и законы, а прощать учителей.

СТАРИК (улыбаясь). Да. Именно так.

ПЕТЯ. Я не хочу всё знать.

СТАРИК. Не хочешь?

ПЕТЯ. Я не хочу знать зла.

СТАРИК. А ты видел зло?

ПЕТЯ. Я видел, что взрослые сделали с Мухтаром.

СТАРИК. А кто такой Мухтар?

ПЕТЯ. Наша собака. Они содрали с неё шкуру и повесили на калитке.

СТАРИК. Мне очень жаль…

СЕРЁЖА. И я не хочу! Не учите нас этому!

СТАРИК. Не буду. Обещаю. Зато я научу вас летать. Высоко. Над горами и реками.

ПЕТЯ. А как же поезд?

СТАРИК. Он ушёл и не вернётся больше.

СЕРЁЖА. И мы не попадём домой?

СТАРИК. Дом — это там, где твоё сердце.

ПЕТЯ. Мой дом — это мама.

СТАРИК. Значит — мама всегда будет с тобой. Верно?

ПЕТЯ. Верно.

СЕРЁЖА. Мне кажется, что я умер.

СТАРИК. Почему?

СЕРЁЖА. Я больше не боюсь.

ПЕТЯ (изумлённо). Не боишься?

СЕРЁЖА. Да, совершенно ничего не боюсь. У меня есть крылья, и я могу летать. Так бывает, когда человек умирает.

ПЕТЯ (вздрагивая). Это правда? Мы умерли?

Мальчики испуганно смотрят на Старика.

 

СТАРИК. Вы — мои гости.

ПЕТЯ. А почему у нас крылья?

СТАРИК. У ангелов есть крылья.

СЕРЁЖА. Вот это да!

ПЕТЯ. Я не увижу маму…

СТАРИК. Наоборот. Ты теперь её заступник.

ПЕТЯ (радостно). Я буду её охранять?

СТАРИК. Да. Она под твоей защитой.

СЕРЁЖА. И я тоже буду защитником?

СТАРИК. Да, друзья мои! И у нас с вами много дел.

ПЕТЯ. А можно желание? Раз я — ангел.

СТАРИК. Да, конечно.

ПЕТЯ. Я хочу, чтобы у меня был братик. Можно так сделать?

СТАРИК (оторопев). Ну… На всё воля…

СЕРЁЖА. Господа. Но Петя очень просит…

СТАРИК (помолчав). Да, у твоей мамы будет сын. Я обещаю. А у тебя, Серёжа, есть желание? Я думаю, будет справедливо, если я услышу и твоё пожелание.

СЕРЁЖА. Я хочу, чтобы поезд, на котором мы приехали сюда — сломался. Навсегда, ну или хотя бы на время.

СТАРИК (с горечью). Увы, но у него своё расписание.

СЕРЁЖА. На двадцать минут. Пожалуйста.

СТАРИК. Ну, хорошо. Будь по-вашему! А теперь нам пора.

ПЕТЯ. Куда?

СТАРИК. Знакомиться с вашими новыми друзьями.

СЕРЁЖА. А их здесь много?

СТАРИК. Да.

ПЕТЯ. И они все — ангелы?

СТАРИК. Да, все.

ПЕТЯ. А моя мама станет ангелом?

СТАРИК. А это зависит от тебя, дружок!

ПЕТЯ. Мама говорила, что плохих людей не бывает.

СТАРИК. Теперь вы понимаете, почему у нас с вами так много работы?!

СЕРЁЖА. Да. Зла должно быть меньше.

СТАРИК. Помнить и прощать — вот, что умеют ангелы.

ПЕТЯ. Я помню и прощаю.

СТАРИК. Кого ты помнишь?

ПЕТЯ. Свою семью.

СТАРИК. А прощаешь?

ПЕТЯ. Того, кто убил Мухтара…

СЕРЁЖА. …И нас.

Серёжа подходит к дереву и прижимается к нему. Петя берёт Старика за руку.

Они смотрят вдаль.

Поезд, подъезжая к станции, останавливается. Из него никто не выходит.

Эта картина замирает, будто кадр кинофильма, очертания размягчаются, цвета становятся яркими, фигуры и лица небрежно заштрихованными. Всё это превращается в рисунок на листе бумаги, который маленький Алёша дорисовывает и бежит показывать маме. Анна улыбается, целует Алёшу и нарисованного Петю. В её глазах — слёзы.

 

 

КОНЕЦ

 

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz