Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 4 (ноябрь 2007)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

 

 

 

Марина СТРУКОВА

 

 

СОЛДАТ ИМПЕРИИ

 

Ты устал жить сражения ради,

вычислять и выслеживать смерть,

ты устал, каменея в засаде,

сквозь чужие руины смотреть,

ты устал в перекрестье прицела

чьи-то тёмные лица ловить.

Это тяжкое нужное дело –

бунт на южных границах давить;

где привал – неземная отрада,

где письмо – долгожданная весть…

Но Россия сказала: «Так надо».

И солдаты ответили: «Есть!»

Вкус промёрзшего чёрствого хлеба.

Старой карты потрёпанный лист.

И скользит по чеченскому небу

след ракеты как огненный хлыст.

Ты устал жить сражения ради,

но, наверное, выбора нет.

И шагают сквозь сумерки рати,

на погонах несущие свет.

 

 

 

 

* * *

Высокий берег, медленный поток,

вишнёвый сад до самого обрыва,

и облака туманный завиток,

и вспышка грозового перелива…

 

Здесь гром и рок, и колокол и Блок,

мне открывая бесконечность жизни

на Юг и Север, Запад и Восток,

сказали о свободе и Отчизне.

 

Здесь голос крови нас на битву звал,

а после к миру вёл по Божьей воле.

Кто хлеб растил, кто с немцем воевал,

а кто-то и учительствовал в школе.

 

Я скрою всё, что дома не на лад,

всё расскажу, что сладилось на славу.

От древних книг и дедовских наград –

заветы предков, строивших Державу.

 

Здесь наш очаг – негаснущий цветок,

семь поколений предков помнит глина,

высокий берег, медленный поток,

в ржаной пыли великая равнина.

 

 

 

 

* * *

Красные ягоды, листья узорные,

белые хаты и пашенки чёрные,

реки бескрайние и полноводные…

Здесь и рождаются песни народные.

 

В них богатырская удаль былинная,

и каторжанская вольность звериная,

и скоморошья насмешка простецкая,

девичья грусть, похвальба молодецкая.

 

…Вечером звёзды горят небывалые,

люди сидят на крылечках усталые,

и с подголосками и переливами

песня плывёт над осенними нивами.

 

Падают вниз на дороженьки сорные

красные ягоды, листья узорные.

Скоро придут холода неминучие,

поразгуляются вьюги колючие.

 

Ах, до чего ж ты, песня, печальная,

невесела была Русь изначальная,

да и сегодня терзается, плачется,

песню придумает, в песне упрячется,

словно в бездолии и непогодине

Родины нет, кроме песни о Родине.

 

 

 

 

НА ЗАСЕЧНОЙ ЧЕРТЕ

 

Не меня ты встречаешь под вишнями,

я служу на Засечной черте,

где холмы с караульными вышками,

чтоб костры зажигать в высоте.

 

Здесь товарищи к бою привычные,

но чужие на праздном пиру,

проклинают боярство столичное,

видят смерть, что красна на миру.

 

Азиатские полчища дикие

затаились в недальней дали,

затевают набеги великие,

алчут новых рабов и земли.

 

Будем биться с врагами умелыми,

чтоб на милую Русь не прошли,

грянусь оземь пронизанный стрелами,

волком пряну с горячей земли…

 

Прибегу я шагами неслышными,

за туманами тенью замру,

посмотрю, как под белыми вишнями

на гулянье идёшь ввечеру.

 

А заметишь, не бойся, красавица,

золотистых огней в темноте.

Больше волк во дворе не появится,

он живёт на Засечной черте.

 

Где волнистые травы склоняются,

обвивая кресты и клинки,

да слезами в тиши разливаются

по оврагам глухим родники.

 

 

 

 

* * *

            Атаману В. М. Репину

 

Земли Войска Донского,

свечи чертополоха

на цветочном ковре.

Земли Войска Донского

провожали в дорогу

казаков на заре.

 

Помнят наши станицы,

как хранили границы

на имперском краю,

бунтовали, случится,

и не чтили столицу,

чтили правду свою.

 

Помнят наши станицы

фронтовые зарницы,

эхо грозной войны,

вдов печальные лица,

похоронок страницы,

весть победной весны…

 

Земли Войска Донского.

Месяц словно подкова,

солнце – око орла.

Земли Войска Донского.

Наша доля сурова,

чтоб Отчизна жила.

 

Мы далече бывали

и в тюрьме бедовали,

по этапу брели,

но креста не срывали,

веру не забывали,

возвратиться смогли.

 

Мы далече бывали,

нас на пир зазывали,

было всё по уму.

Крепче мы не пивали,

краше мы не певали,

чем в родимом дому.

 

Земли Войска Донского,

нам с обрыва крутого

даль степная видна.

Земли Войска Донского –

дар от Господа Бога,

дар на все времена

 

Поэзия

 

 

 

 

 

* * *

Молодой казак заходил в кабак,

по столу литой ударял кулак:

– Эй, хозяин-плут, дай-ка водки ковш,

вот последний грош, словом – не тревожь…

Он сидит да пьёт, ливень в окна бьёт.

Есть повсюду люд, да никто не ждёт,

есть по свету путь, да куда спешить?

Вот и молод он, а постыло жить…

– Эх, народ честной, у реки Карай

брошен дом родной и вишнёвый рай,

вьётся надо мной государев стяг,

длится срок земной у войны в гостях.

Не дарить бы даль пулевым свинцом,

не дурить печаль горькой и винцом,

что до вражьих орд – пусть возьмёт их чёрт,

я не больно горд, да не гончий хорт…

Засвистел казак песню на авось.

Засвистел сквозняк, знавший мир насквозь:

«А не жить тебе у реки Карай,

сторожить тебе порубежный край,

побивать тебе орды за грабёж,

пропивать в гульбе распоследний грош».

 

 

 

 

* * *

Речные острова в белейшей повилике,

серебряной листве, туманном ободке.

Преломлены лучей рассыпанные блики

в мерцающую дрожь росы на ивняке.

 

Замшели берега, травой увиты щедро,

чьи корни обнял ил, чья зелень так тепла,

вот маленький зверёк ныряет в эти недра,

вот яркие жуки сползают со ствола.

 

Из пышного плюща изменчивые арки

созвездьями цветов в лазурь устремлены.

За гривой камыша купаются казарки,

и лилия со дна всплыла луной волны.

 

Меж небом и водой, как облака, парили

речные острова счастливой красоты,

истаяли вдали, навеки озарили

пространство за душой – отечество мечты.

 

 

 

 

* * *

Жетон он сорвал и отбросил в траву,

и вспомнил друзей и родную Москву.

Пускай его не опознают,

о смерти вовек не узнают.

 

Он рос, как и все, слушал панк у пивной,

его во дворе называли шпаной,

но время пришло, и основой судьбы

он выбрал высокую ярость борьбы.

 

В кольцо озверевшие «чехи» берут,

не знаете, гады, насколько он крут,

не быть ему в вашем зиндане

контрактнику в чёрной бандане.

 

Навстречу взметнулся, гранаты в руках,

и вспыхнуло солнце над ним в облаках,

и дрогнули горы от взрыва,

и сходит лавина с обрыва…

 

И снова затих раскалённый Кавказ,

лишь клонятся травы в полуденный час,

ущелье туманом клубится,

да ворон к добыче стремится.

 

 

 

 

АНТОНОВСКАЯ

 

Чёрных дней прошло не меряно

через русское жнивьё

только песня не потеряна,

я напомню вам её.

 

Эту песню беспокойную,

заводящую в петлю,

звероватую, разбойную

пел Есенин во хмелю.

 

«Что-то солнышко не светит,

над головушкой туман,

видно, пуля в сердце метит,

видно, близок трибунал.

 

Каркнет ворон на осине,

комиссар, взводи курок,

заведут тебя в трясину

и прикончат под шумок».

 

От костров, что в землю втоптаны,

раскатились огоньки.

Там, где армия безропотна,

будут вольные стрелки.

 

Через чащи, поле дикое,

хутора и городки

бродит воля всевеликая,

волчьи сузились зрачки.

 

Что-то солнышко не светит,

пашни схвачены в бурьян.

Кровь отцов тебе ответит,

почему ты местью пьян.

 

Враг гуляет по России,

да не знает всех дорог…

Знает ворон на осине.

«Комиссар, взводи курок».

 

 

 

 

* * *

Через года, через века,

сквозь бой и слёзный причет

течёт кровавая река,

её Россией кличут.

 

Пусть лжец сплетает цепь строки,

пусть новый тать смелеет…

пусть пёс лакает из реки –

река не обмелеет!

 

 

 

 

* * *

«У них имперские амбиции!» –

визжит политик-шоумен,

и наши бывшие провинции

трясут знамёнами измен.

 

А сами втихомолку, грешные,

порою жаждут всей душой

простора, как у нас – безбрежного.

и доли, как у нас – большой…

 

У нас имперские амбиции,

они нужны, чтобы сберечь

и рода русского традиции,

и цель великую, и речь.

 

Не жадность и не злость кромешная –

имперскость, не жестокий спорт.

Империя – лишь неизбежная

броня от приграничных орд.

 

И пусть, опять над нами властвуя,

они ведут трофеям счёт.

Империя – не дума праздная

и ложь от правды отсечёт.

 

У нас имперские амбиции,

они нужны, чтобы сберечь

и рода русского традиции,

и цель великую, и речь.

 

 

 

 

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz