Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 3 (апрель 2007)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

 

 

Елена ВЛАДИМИРОВА

 

 

* * *

В день, когда запылают огнем алтари

и в одеждах простых соберутся цари

у единого трона,

 

когда тысячеглаво воспрянут стада

над лугами с обильною пищей, когда

зацветут анемоны,

 

это будет начало и будет конец,

и среди миллионов горячих сердец

и мое заискрится.

 

Если есть крепость жизни моей,

если свет и спасение – жизни моей,

то чего мне страшиться?

 

 

 

 

* * *

Правдивых историй

никто не напишет.

К тебе найдется ли смелый?

 

Над уровнем моря

ты несколько выше

в своих воздушных пределах.

 

Насколько – не зная,

с обидой и дрожью –

я ближе к этому трону,

 

иду, проклиная

твое бездорожье,

твои дождливые склоны.

 

Живущим пониже

доступная вроде,

ты с ними даже не рядом.

 

И можно – не ближе,

чем каждый подходит, –

на расстояние взгляда.

 

Ты сильной рукою

хватаешь созвездья,

поешь семью голосами.

 

Я славлю пустое

твое поднебесье

полуденными часами

 

и благословляю

твое бездорожье,

твои сплошные лавины.

 

Ты видишь – я знаю, –

что я не с подножья,

я – с соседней вершины.

 

 

 

 

* * *

Взламывая замок

от райских врат,

пытаясь проникнуть

с черного хода,

пальцы ломая,

лицо уродуя,

этому

         ты

                рад?

 

Здесь не заперто

для одного из трех.

Землю покинув,

кем ты сюда

придешь:

вором?

      гостем?

             сыном?

 

 

 

 

ПЕРСЕФОНА

 

Дай же мне,

дай мне гранатовый плод.

Думаешь, я боюсь?

 

Было мне время

твой тайный ход

выучить наизусть.

 

Смерти нужно

смотреть в лицо

тем, кто лелеет жизнь.

 

Я покажу им

твое лицо,

тем, кто еще дрожит.

 

Лучше порой бывает

не знать

нам дороги назад.

 

Но и одно возрожденье –

сильней

сотен тысяч смертей.

 

Море новых огней

и цветы –

таинство брачных уз.

 

Зная, что этого

хочешь ты,

я все равно вернусь.

 

 

 

 

* * *

Есть –

стратегия Герострата,

есть –

поступок, рожденный

страстью,

здесь – трагедия и растрата

дней,

и ран,

и борьбы со старостью.

Кровь от ран –

огневого цвета:

все равно он, как раньше,

страждет.

С кем ты жаждал

пойти на равных,

бывший самый

надежный страж?

 

Раз! –

и собственноручно,

разом:

за безмолвие – боль и страх.

Геростратово пламя –

страшное:

мир – с ожогами

от костра.

 

 

 

 

Юность

 

 

 

 

* * *

Они гуляют над землею,

наши взгляды,

цепляясь за яркие пятна,

встречаясь друг с другом.

Мой, беглый,

вдруг обнаружил,

что мантия твоя –

солнечного цвета.

И ты теперь для меня

ну почти что бог,

сияющий и греющий.

А на самом деле

это мантия твоя

солнечного цвета –

и только.

 

 

 

 

* * *

Полынь –

полымем сизым

по полю

полощется,

ветер в спину,

и пахнет горько-

прегорько

наполовину

тобой,

а наполовину

разлукой.

Без рук твоих

костру моему

гореть-догорать

до пепла,

до сизого цвета,

дотла и до

поседевшей травы,

гореть,

пока не остынет.

Тебе от меня –

пыль да поля,

полуденный ветер,

путь

и пламя полыни.

 

 

 

 

* * *

Дюймовочка

в платьице

цвета осеннего

плачет,

плывя

на кленовом листочке,

 

Дюймовочке

хочется

быть чем-то большим,

чем просто

чьей-то

маленькой дочкой.

 

Не знала,

что кроме цветов –

колючки,

что вместо любви –

жар объятий жадных,

 

не знала,

что солнце

бывает жгучим,

что мир населен

кротами и жабами,

 

 поверила,

что

мир не так огромен,

покуда смотрела

из нор кротовых,

 

поверила,

что, не любя

ничего, кроме дома,

кроты

вовсе

не так уж виновны.

 

Пятном потускневшим –

листочек от клена,

ноябрьский ветер,

холодный и хлесткий.

 

Дюймовочка плачет,

плывя по теченью,

но как

и кому

осушить эти слезки?

 

 

 

 

* * *

Когда воздушные

замки разрушены,

нам остается

зыбь,

рябь –

стыть

на воде,

остуженной

дыханием октября.

 

Круги на воде

и древесные кольца –

миг или век –

тлен.

Вряд ли за нас

кто-нибудь молится,

кроме

родных стен.

 

Пробуем

после дворцовой роскоши

в дома – поленьев из.

Вроде уютно,

да бьются плоскими –

улицы –

лбами изб.

 

Тщетно гадать

по кольцу древесному,

замки разрушив –

ведь

нам остается

твердь небесная –

безо всего

твердь.

 

 

 

 

* * *

Гроздью воздушных

и ярких шаров

рвался

к унылому небу

мой праздник.

Я удержала,

наверно, напрасно

здесь, над землею,

мое торжество.

Тучкам – по шарику,

мне бы – полнеба

в ярких горошинах

ночью и днем.

Многие видели,

как от обиды

плакало небо

бесцветным дождем.

 

_____________________________________________

 

ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВА — кандидат филологических наук, работает преподавателем в колледже. Стихи пишет со школьной скамьи. Участник Всероссийского форума молодых писателей в Москве (2002 г.). Автор двух поэтических сборников: «Двойные двери» и «Улыбка клоуна». У молодой поэтессы готова к печати третья книга под названием «Семью голосами».

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz