Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 3 (апрель 2007)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

 

Юность

 

 

ДЕТИ СОЛНЦА

 

В издательстве тамбовского отделения Литфонда России вышел уникальный поэтический сборник под названием «Дети Солнца». В него вошли стихи десяти юных тамбовских поэтов, которые в своё время прошли конкурсный отбор и стали участниками слётов «Дети Солнца» в Москве.

Первый такой слёт прошёл в сентябре 2004 года. Организовала его Московская писательская организация (Союз писателей России), но тут же выяснилось, что по количеству желающих принять в нём участие и по географии адресов, откуда начали поступать в конкурсную комиссию творения юных поэтов и прозаиков, слёт приобретает статус Всероссийского, хотя формально приглашались на него таланты столицы и Подмосковья.

Отбор был строжайшим, и потому особенно приятно, что сразу трое тамбовских поэтов  попали на 1-й исторический слёт — Елена Луканкина, Геннадий Грезнев и Роман Кузьмин..

Во 2-м слёте «Дети Солнца», к сожалению,  юные тамбовчане не участвовали. Зато на 3-й прошли конкурсный отбор аж семеро (!) наших молодых поэтов — Алексей Багреев, Антон Веселовский, Елена Захарова, Мария Знобищева, Ольга Кулькова, Татьяна Мещерякова и Александра Николаева.

Итак, на сегодняшний день у нас в Тамбове имеется уже целая плеяда «солнечных детей», которые, можно сказать, произвели фурор в столице, получили рекомендации  для вступления в Союз писателей, их стихи и проза появились в центральных газетах и журналах. И тут стоит сказать, что все наши участники слётов — люди в литературе уже не случайные, все они воспитанники тамбовских литобъединений «Радуга», «Тропинка», «Откровение»; почти у всех наших «детей Солнца» имеются изданные книжки, а у некоторых даже несколько.

Московские слёты очень много дали нашим юным дарованиям. Они намного увереннее и, если можно так выразиться, профессиональнее чувствуют себя в литературе, всё активнее участвуют в литературном процессе, литературной жизни Тамбовщины. Елена Луканкина, Алексей Багреев и Мария Знобищева приняты в Союз писателей России и стали полноправными членами Тамбовской писательской организации, получают творческие писательские стипендии (гранты). Антону Веселовскому вручили членский билет в Московской писательской организации (он прописан в столице). Думаю, в ближайшее время ряды писательского союза пополнят Геннадий Грезнев, Елена Захарова и другие «солнечные дети».

Проект издания стихов тамбовских «детей Солнца» под одной обложкой победил в конкурсе и получил грант управления культуры и архивного дела Тамбовской области. Денег хватило, чтобы издать солидный том в твёрдом переплёте тиражом в 1000 экземпляров. Большая часть тиража поступила в библиотеки области. Так что тамбовские любители поэзии при желании смогут убедиться, что литературное пополнение у нас достойное.

А здесь мы представляем всех юных авторов сборника «Дети Солнца» — каждого одним стихотворением, в котором, как в капле воды, отражается их творчество.

 

 

Алексей БАГРЕЕВ

 

* * *

Я иногда сквозь смутную тревогу

Вдруг вижу странной жизни поворот.

Как будто, обернувшись у порога,

Смотрю на просветлевший небосвод.

 

Наверное, тогда случится чудо,

Покинет боль истерзанную грудь.

И я пойму, зачем я и откуда,

И ясно в темноте увижу путь.

 

И те, кто рядом, всё поймут и вспомнят.

И всё простят. И я им всё прощу.

И душу что-то светлое заполнит,

И маску злую тихо опущу.

 

Мне свет глаза не станет резать болью,

И в сердце словно оттепель зимой –

Пройдёт тоска и холод сам собою,

И лишь тепло останется со мной.

 

И я расправлю сломанные крылья

Над обожжённой холодом землёй.

И полный неземного изобилья

 

 

 

 

Геннадий ГРЕЗНЕВ

 

* * *

Потерявшие грани просторы

Затуманены в утренний дым.

Облетает владения ворон

По-над полем, безмолвно седым,

 

Над зеркально дрожащей рекою,

Берегами хранящей челны.

Чистокровною русской тоскою

До краёв эти реки полны.

 

И взлетевши над шпилями сосен,

Миновав непробуженный лес,

Ворон канул в туманную проседь,

Растворившись на фоне небес.

 

Превращаются росы в туманы,

И за дымные стены вдали,

Как бинтом, укрываются раны

Многоскорбной Великой Земли.

 

Человек – появляется быстро…

Точно с голоду, ветер заныл…

И внезапно раздавшийся выстрел

Рушит в прах зыбкий храм тишины…

 

 

 

 

Мария ЗНОБИЩЕВА

 

* * *

Красота неоспорима.

Зри и не борись.

Ту звезду зовут Марина,

Этот бор – Борис.

 

У сосны, струны и птицы

Имена – как взлёт.

Птица на руку садится,

Ягоду берёт.

 

В синем сумраке олени,

Белый караван.

Это озеро – Елена,

Облако – Иван.

 

Храм – Владимир, утро – Анна,

Благовест – Илья,

Память первого кургана,

Первого ручья.

 

Не сгореть, сорвавшись с кручи

На земное дно.

Но над тысячей созвучий

Высится одно,

 

Ощутимое всей кожей,

Нежной дрожью всей:

Серебристое «Серёжа» –

В клике журавлей.

 

 

Ольга КУЛЬКОВА

 

ИСТОРИЯ ЗОЛОТОЙ РОЗЫ

 

Сказали: он талант свой растерял,

Божественный подарок не сберёг,

Мол, женщин предпочёл он и бокал

Стихам – и сняли лавровый венок.

 

Судившие не знали скрытых мук,

Не разделяли тягот и побед,

Не откликались так на каждый звук

И льющийся не замечали свет,

 

Пока он не погас навек; увы!

Поэта не стремлюсь я оправдать,

Но тот, кто верит домыслам молвы,

И сам не избежит ее суда.

 

Мы ведаем, придя ему вослед:

Не гаснут искры творческой души,

Крупицы вдохновения поэт

Оставил тем, кто дело завершит.

 

Мы блёстки золотые вечных слов,

Разбросанных по свету им самим,

Сольём в цветок мечты его и снов –

И золотую розу создадим! 

 

 

 

Александра НИКОЛАЕВА

 

* * *

Когда стою у Вечного огня,

Смотрю на ясное, святое пламя,

То часто повесть вспоминаю я,

Поведанную бабушкою маме.

 

Был сорок первый. Страшная жара

Царила грозным опалённым летом.

Бомбежки, голод изнуряли край

И тяжкий труд с рассвета до рассвета.

 

Июльским утром в городском саду

Играл оркестр «Прощание славянки»,

Ленивый ветерок над парком дул,

Ковёр цветов лаская, пёстрых, ярких…

 

Казалось всем, война – ужасный сон

И далеки её шальные грозы,

Но тот покой разрушил батальон

Бойцов голубоглазых, светло-косых.

 

И шли они безмолвным ровным строем.

Кто им такую силу духа дал?

Тем хрупким девушкам, уже героям,

Чей путь на фронт, вернее, в никуда…

 

 

 

 

Антон ВЕСЕЛОВСКИЙ

 

НАРАСПАШКУ

 

Не идут поэтам пиджаки,

Брюки и крахмальные рубашки

Мысли их стесняют и шаги,

И живём с душою нараспашку

Мы, поэты, моде вопреки.

Не идут поэтам пиджаки.

 

Не идут мундиры нам и латы,

Видно, мы устроены иначе –

В пушкинско-тропининском халате,

В боевой мишелевской кумачке

Чаще нам сопутствует удача.

 

Кто в потёртых джинсах, кто в ветровке,

В свитере, растянутом от стирок,

И, конечно, старые кроссовки –

Обязательное добавленье в стиле.

 

Мы, поэты, – вольные натуры,

Нам не страшен неказистый вид,

Облачась в шедевр мануфактурный,

Скучный лысый мэтр литературный

С завистью вослед нам поглядит.

 

 

 

Елена ЗАХАРОВА

 

* * *

У ночи очи зелены,

У ночи тёплые ладони.

И снова тонут в лунном звоне

Слова, и улицы, и сны.

 

Спокойно шелестят страницы

Волшебной рукописи слов.

И в ночь распахнуто окно.

А что сегодня небу снится?

 

Бегут по улицам трамваи.

Москва задумалась. О чём?

От слёз светло и горячо.

И книга, как душа, живая.

 

Желты цветы на мостовой.

Во всём гармония печали.

И ночь с зелёными очами,

Как сном, любуется Москвой.

 

Окошко для мечты открыто,

И потому не быть беде!

Я знаю: Мастер в этот день

Обрёл спасенье – Маргариту.

 

 

 

 

Роман КУЗЬМИН

 

ИСТЕРИЯ

 

Депрессия загнана вглубь.

Рабочий накал по рукам.

Разрозненных слов нервный блуд

Набатом стучит по вискам.

Так много несказанных фраз,

Проеденных плешью седин.

В природе весенняя грязь.

На сердце же слякотный сплин.

В желанье нести красоту

Работает сердце в надрыв,

Но видно, что все в пустоту,

Сильней распухает нарыв.

Разрезанный скальпелем лжи,

Он гноем неверья в глаза

Разбрызгал стихов этажи.

По веку скатилась слеза.

Как первая ласточка сна,

Дискретного времени миг,

Решил дотянуться до дна,

Но, видно, не смог и затих.

Разорванной нитью резьбы

Растоптан чуть тлеющий свет.

Устав от напрасной борьбы,

Уснул истерично поэт.

 

 

 

 

 

 

Елена ЛУКАНКИНА

 

* * *

Родные прощаются люди,

отрезаны к счастью пути.

…Он боль свою в гневе остудит,

отпустит тебя. Уходи!

 

Уйдёшь! Ты уже уходила,

но тянет опять на порог

какая-то страшная сила,

что в муках находит свой прок.

 

Стрелой ранит каждое слово,

терпения кончился бинт.

Тебя потеряет он снова

и будет сильнее любить!

 

Сестрой хочешь быть ему? Глупо!

Он каждую ночь видит сон:

твои пересохшие губы

и страсти раскрытый бутон.

 

Но всё это было когда-то,

а если и будет – тупик.

Страшней не бывает заката…

Губу прикуси и терпи!

 

 

 

 

Татьяна МЕЩЕРЯКОВА

 

ТЕБЕ

 

Солнцу, которое в небе,

Ветру, который рядом,

Городу, где меня не было,

И твоему взгляду.

Улицам, старым и путаным,

Грусти по непонятному,

Свету и тени утра,

Подушке, тобой помятой,

Чувствам, ставшим другими,

Тайнам, которых не знаю,

И твоему имени

Я улыбаюсь…

Песне, вплетённой в волосы,

Нотам, рождающим музыку,

Просто любимому голосу

И вдохновению Музы,

Птицам, живущим на воле,

Небу и всей бесконечности,

Радости или боли

И распустившейся нежности,

Лету, вёснам и зимам,

Тому, чего не миную,

Тебе, самый любимый, –

Мои поцелуи…

 

ВВЕРХ

 

 

Hosted by uCoz