Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 12 (август 2012)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

Поэзия

 

Дмитрий НАБЕРЕЖНЕВ

 

 

* * *

Длиннее день и звонче уж капели.

Утихла злоба надоевших вьюг.

Мы наверстаем то, что не успели:

Доцеловать и дохвалить подруг.

 

Пускай была удача слишком редкой,

И тускло освещали путь огни,

Но вновь весна застенчивой кокеткой

Нам возвернет улыбчивые дни.

 

Пускай мы часто в скуке оставались,

Но каждый сам себе твердил: «Живи».

Ах, как же губы уж истосковались

По безграничной трепетной любви.

 

Она придёт, лишая сна и пищи,

Как гостья из затерянной страны,

Чтоб сделать этот мир немного чище

Касанием лирической струны.

 

 

 

* * *

Воды тёмные, что так парите,

Поглощая ветлы старый скрип.

Показались в озёрном корыте

Звёзды мне косяком ярких рыб.

 

За посёлком, за тихою чащей

Отошёл день усталый ко сну.

Бросил вечер луны восходящей

В камыши золотую блесну.

 

Я не буду томим ожиданьем,

Когда жду чудо таинств впотьмах.

Подсмотрю я за бабьем гаданьем

На окраине в старых домах.

 

Капнет воском на тонкие блюдца

Ворожея от тающих свеч,

И во мне страстно чувства забьются

В предвкушеньи нечаянных встреч.

 

И когда без надрыва и хрипа

Запоют под гармошку сваты,

Мне почудится суженной липа

В белом цвете венчальной фаты.

 

 

 

* * *

Дайте мне, загулявшему, крылья,

Стало тесно в земной суете.

Сквозь пустые укоры и пыль я,

Пролетев, растворюсь в высоте.

 

Я бы их, запьянев от простора,

Над кипеньем людским распростёр,

Чтоб в пожарах вражды и раздора

Не сумел опалить их костёр.

 

И когда заболевший полётом,

В облака головою уткнусь,

К почерневшим лесам и болотам

Может быть, я уже не вернусь.

 

Опьянённый восторженным пылом,

С днём прошедшим я нить разорву,

Но забыть навсегда не по силам

Вязкий привкус черёмух во рву.

 

Что ж упорно в себе милость прячем

И не верим в свершенья чудес.

Не живу я глухим и не зрячим,

Чтоб не видеть всей грязи с небес.

 

Её чует натура сорочья

И спешит на помоечный пир.

Потому и душа моя в клочья,

Будто клёванная вся до дыр.

 

Дайте мне, отгулявшему, крылья,

Ведь ни здесь мой спокойный причал.

Я бы прочь от земного насилья

Улетел, удалился, умчал.

 

 

 

* * *

Всё поля, поля да перелески –

Много на Руси таких земель.

Как люблю в восторженном я всплеске

Пить из рук скворцовую здесь трель.

 

Эти песни – птичьи переклички

Стали притяженьем для меня

И уводят снова по привычке

За собою в море ячменя.

 

Ширь моя, раздольем поражая,

Ты всегда жнецам была верна,

Как же в пору сбора урожая

Вспыхиваешь золотом зерна.

 

Все поля от запада к востоку,

Да ометы с севера на юг.

В них и я к назначенному сроку

Поджидал застенчивых подруг.

 

Не боясь томительной нагрузки,

Что остынут встречи, как угли,

Научился я любить по-русски

Так, как наши прадеды могли.

 

Всё поля, и видно как за ними

Высятся, блестя, кресты церквей.

Не добили прутьями стальными

До конца красу земли моей.

 

 

 

* * *

О чём я думаю? О чём мечтаю?

Смотря на дождь, что льёт за витражом.

Вновь повесть жизни я своей листаю,

Не изданную крупным тиражом.

 

Но кто читать-то будет с наслажденьем

Её, когда сюжет наивно прост.

Поэтому борюсь, как с наважденьем,

С обыденностью дней, встав в полный рост.

 

Не всё ещё запущено, убито,

И о походах возвестит сигнал.

Пока ж бегу от гибнущего быта

За истиной, что в прошлом не догнал.

 

А на пути, как мерзкие преграды,

Уныние, распутство, лень и гнев…

С дороги сбить любого будут рады,

От власти искушенья почернев.

 

Но до тех пор не будет отделима

Соблазном вера в светлое от нас,

Пока огонь из Иерусалима

Горит в сердцах и взглядах наших глаз.

 

* * *

Не понять, не осмыслить мне многого

В этой вечной безумной борьбе.

Вот и ночь, словно чёрное логово,

Что-то тайное держит в себе.

 

Прячь, не прячь – только красное зарево

Так же в миг все спалит поутру,

Как и я от того взгляда карего

Вспыхну жарким огнём на ветру.

 

Вот кто веет и дышит загадками,

Что там ночь перед ней – только мрак.

Лишь она мне ладонями гладкими

Заживит все следы ярых драк.

 

Когда ивы дрожащие свесятся,

И исчезнет вся робость долой,

Я хотел на качелях бы месяца

Пролететь с ней над сонной землёй.

 

Когда скатится с неба горошиной,

Подмигнув, голубая звезда,

Постучусь к ней, как путник непрошеный,

Опустив вниз глаза от стыда.

 

И надеясь, и веря лишь в лучшее,

Притаюсь и взгляну я в окно,

Может, здесь моё счастье заблудшее

В косах девичьих заплетено.

 

 

 

 

* * *

Ночь тиха, – ни ругани, ни шума,

Только струн созвучья вдалеке

То так радостно, а то угрюмо

Проплывут по травам налегке.

 

Но никто на песнь не отзовётся,

И доносит переливный звук,

Как на части чьё-то сердце рвётся

От напрасных встреч или разлук.

 

Даже в час потерь или утраты

Нужно быть и крепче, и бодрей,

Потому, гитара, до утра ты

Не тревожь усталых косарей.

 

На покосы скоро им с зарею

Проливать в лугах солёный пот,

Чтобы зимней вьюжною порою

Сеном накормить свой тощий скот.

 

Ночь тепла. Не вздрогнет от озноба

С темнотой целующийся вяз.

Ласковый июнь, мы знаем оба –

Струны те играют не для нас.

 

И не нам споют о сокровенном,

Что с любимой рай и в шалаше,

Проводя, как лезвием по венам,

Звучностью щемящей по душе.

 

 

 

 

* * *

Ветер свистит или дождь поливает,

День ли бодрит, усыпляет ли ночь,

Всё в первый раз ведь когда-то бывает,

Не повторяясь уж больше точь-в-точь.

 

Первой любви отзвучит серенада,

Струны затихнут, и голос замрёт,

Но сожалеть о том горько не надо,

Нужно, смирясь, продвигаться вперёд,

 

Мы переборем в стремлении нашем

Спесь гордеца и заносчивый нрав,

И вновь на празднике жизни попляшем,

Женские талии крепко обняв.

 

Пусть до меня их другие сжимали

Может быть, в сотый иль в тысячный раз

И за невинность порок принимали,

Млея пред лживою кротостью глаз.

 

Знаю – впервые всё то происходит,

Что лишь в единственном будет числе,

И повторений оно не находит,

Как ни хотелось, на этой земле.

 

 

 

 

* * *

                                       Моей маме

 

Помолись за меня тихо, мама,

И за душу мою, и за плоть.

Пусть под сводами светлого храма

Ту молитву услышит Господь.

 

Стал я помнить сегодня чуть строже,

Как не бейся, и как не живи,

Ничего нет сильней и дороже

Материнской горячей любви.

 

Обращается жизнь в пепелище,

Если смолк сердца близкого стук.

Ничего нет нежнее и чище

Материнских натруженных рук.

 

Нет и не было в мире им равных

И всегда, и во все времена.

Много жён и подруг своенравных,

Только мама бывает одна.

 

Я живу, я борюсь и не ною,

Хоть успел от предательств устать,

Но пред женщиной только одною

На колени согласен я встать.

 

Лишь она не обидит до боли,

Верность в счастье и в бедах храня.

Тяжек крест материнской той доли,

Что отводит от бездны меня.

 

Помолюсь за тебя тихо, мама,

И за душу твою, и за плоть.

Пусть под сводами светлого храма

Ту молитву услышит Господь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

_________________________________________

Дмитрий НАБЕРЕЖНЕВ родился в 1977 году в р. п. Мучкапский Тамбовской области, где и живет в настоящее время. Работает оператором газовой котельной.

Стихи Дмитрия публиковались в районной газете «Мучкапские новости» и областной «Наедине». Автор двух поэтический сборников: «Третий Рим» (2007) и «Ковыли» (2010).

 

ВВЕРХ

 

 

Hosted by uCoz