Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 12 (август 2012)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

 

Сыны Тамбовщины

 

Александр ХВАСТОВ

 

 

КОНТРАКТ СО СМЕРТЬЮ

 

Очерки

 

 

Последний рубеж майора…

 

Солдат войну не выбирает и войну не объявляет. Вглядываясь в трагические страницы локальных войн и военных конфликтов, в лица погибших, мы видим в их чертах прежде всего проявление мужества, взаимовыручки, доблести и любви к Отечеству. Они помнили не о личных опасностях, а о священном своём долге перед Родиной и верой! Вот только Родина порой забывает о них, словно играя их судьбами, как оловянными солдатиками.

Игорь не хотел сообщать родным, что находится в Чечне, но родительское сердце не обманешь. Он, как и все, уверял, что война где-то далеко, много писал о природе. А 28 марта 1995 года Игоря не стало. В этот день Россия потеряла еще одного преданного сына, а моршанская земля открыла скорбный список потерь наших земляков на Северном Кавказе.

1966 год… Офицер Анатолий Петриков в служебной командировке. Его жена Анна живёт то у мамы в моршанском селе Рыбном, то у родителей мужа в соседних Рыслях, ждёт родов. 14 августа 1966 года появляется на свет их первенец — Игорь Петриков. Уроженец села Рысли Моршанского района, как записано в свидетельстве о рождении.

Счастливый отец, вернувшись из командировки, впервые встретился с сыном, когда малышу было уже 4 месяца. Сколько поцелуев, восторга: «Да он на меня смотрит!», «Ой, улыбается!», «Спит навытяжку — как солдатик…». Сколько надежд — растёт наследник, продолжатель рода…

И начинается жизнь сына офицера, жизнь-путешествие: изучение географической карты практическим путем. Дошкольные годы прошли в Ленинграде. Вот что рассказывает Анна Егоровна, мама Игоря:

«В Ленинграде переезжали с квартиры на квартиру четыре раза. Назначение получили в Польшу. Это были незабываемые годы. У сына было полно друзей, у нас — тоже. У всех знакомых дети стали военными, тогда было престижно. А дети всегда во дворе играли в военные игры. Потом мы переехали в Казахстан. Служили в посёлке Курдай Джамбульской области, затем полтора года — в Сары-Озеке Талды-Курганской области, восемь классов оканчивает в Аркалыке. А так как сын рос среди военных, то и профориентация была сделана. Да мы другой профессии и не искали. Игорь всегда, в детском саду, в школе, имел много друзей. В жизни никогда ни с кем не дрался. Был общительным, добрым, отзывчивым ребёнком. А в Аркалыке был обычай — избивать новичков. Но его, когда он пришёл в феврале в школу, как говорили одноклассники, не тронули. Он их чем-то обворожил… Игорь занимался спортом, коллекционировал марки с животными, машинами. Учился хорошо. Как и все мальчишки того времени увлекался музыкой, играл на гитаре, правда редко, фотографировал. А после школы поступил в Свердловское военное училище…»

Другого пути он и не видел. Когда приезжал из училища на каникулы, друзья его ждали. Вместе сидели вечерами, шутили, смеялись, мечтали. Каждый думал о выборе дальнейшего пути. Многие его уже сделали. В их числе был и суворовец Игорь Петриков.

После Суворовского училища поступил в АВОКУ (Алма-Атинское военное общевойсковое командное училище). Был дисциплинированным и ответственным курсантом. В 1987 году Игорь Петриков оканчивает его с красным дипломом. Как лучший имел право выбирать место службы. Предлагали остаться в училище, поехать в Москву, служить в Западной группе войск. Он выбрал последнее. На выпускном вечере познакомился с прекрасной девушкой, завязался роман. Через год службы влюблённые поженились. В 1989-м в семье молодого офицера родился сын Вячеслав.

После вывода Западной группы войск в Россию Игорь служил в 506-м гвардейском полку, который базировался в Оренбургской области. Этот полк считался миротворческим. В 1994 году капитан Петриков участвовал в миротворческих учениях с американцами на Тоцком полигоне, за что был награждён грамотой и именными часами от министра обороны Павла Грачёва.

«Игорь приезжал к нам в августе 1994 года, — вспоминает Анна Егоровна, — говорил, что его должны перевести на должность начальника штаба. Я ему сказала, чтобы он не торопился с назначением. Обстановка на Кавказе уже не была спокойной. В ноябре там погиб наш знакомый офицер. И с этого дня мы следили за событиями.

Позвонил он нам на старый Новый год, по их времени было 12 часов ночи. Со всеми поговорил… Я его спросила, не направляют ли их полк куда-нибудь. Мол, почему так поздно звонит. На что он мне ответил, что просто устал. Но в его голосе всё же чувствовалась тревога. А вечером в местных новостях сообщили, что 506-й полк покинул часть. Всё стало ясно…

Жене Игорь сказал, чтобы она ничего не говорила родителям. А когда узнал, что им всё известно, написал письмо, в котором рассказывал о красивой природе, о том, что они не воюют. Не мог он сообщить о войне, о потерях… Словом, писал, что в Чечне нужно отдыхать, а не воевать. Потом он сообщил, что ему к 23 февраля присвоили майора.

Поздно вечером по телевизору показали, что случилось под Шали, как несли людей, показали палатку, где они жили. От этих кадров сжималось сердце. Теперь все сомнения исчезли.

О трагических событиях, произошедших 28 марта 1995 года, мы узнали благодаря военным корреспондентам газеты «Красная звезда». Уже 1 апреля в заметке «506-й задачу выполнил» специальные корреспонденты Владимир Ермолин и Петр Карапетян описали схему боя на подступах к чеченскому городу Шали, когда батальон 506-го гвардейского мотострелкового полка напоролся на засаду боевиков и пал смертью героя майор Игорь Петриков.

4 апреля появляются подробности происшедшего «Это было под Шали…» Игорь ценой собственной жизни спас мотострелков, идущих в атаку. Заметив засаду, он спрыгнул в траншею и, расстреляв нескольких дудаевцев, обозначил огнём расположение противника для атакующих…

С помощью корреспондента «Красной звезды» Юрия Гаврилова восстановим дни и часы его чеченской войны:

«В Чечню начальник штаба мотострелкового батальона майор Игорь Петриков прибыл в начале февраля. И сразу — в пекло боёв. Непростая в то время была обстановка и в самом Грозном, и в его окрестностях. Так что лиха офицер хлебнул вдоволь.

Однажды при патрулировании участка в Октябрьском районе чеченской столицы группу гвардии майора Петрикова обстреляли дудаевцы. В сложной обстановке командир сумел не только вывести подчинённых из-под огня, но и выйти в тыл к боевикам и уничтожить их. Несколько дней спустя при блокировании боевиков в районе реки Аргун батальон, в составе которого находился офицер, подвергся сильному обстрелу противника. Гвардии майор Петриков организовал переправу личного состава и захватил важный в тактическом отношении плацдарм. Разрывом снаряда начальника штаба контузило, но он продолжал управлять подразделениями. В этом бою офицер лично уничтожил два танка противника.

28 марта батальон выдвигался в указанный район с задачей блокировать с востока населенный пункт Шали. Одна из мотострелковых рот попала в засаду. Завязался ожесточенный бой. В первые же минуты был ранен командир подразделения. Командование принял на себя Петриков. Сопротивление дудаевцев было сильным, все попытки продвинуться вперед успеха не приносили. Создалась критическая ситуация. Тогда офицер принял решение стремительным броском ворваться на позиции боевиков и сам повёл роту в атаку. Она оказалась для начальника штаба последней. Но подразделение боевую задачу выполнило».

Указом Президента РФ № 832 от 9 августа 1995 года гвардии майору Игорю Анатольевичу Петрикову за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Приказом министра обороны РФ № 121 от 4 апреля 1999 года имя офицера навечно зачислено в список личного состава комендантской роты 27-й мотострелковой дивизии. Именем Героя названа улица в военном городке Тоцкое. О подвиге рассказывают стенды в музеях воинской славы гвардейского соединения и Екатеринбургского суворовского училища, музея В. И. Чапаева в Чебоксарах. На стене дома, где живут родители офицера, установлена мемориальная доска. Увековечена его память и в Моршанске, где родился Герой. Всегда будут помнить и поднимать третий тост за своего боевого командира его подчиненные. Многих из них Игорь Анатольевич спас от верной гибели.

А профессия Родину защищать в семье Петриковых стала наследственной. Анатолий Иванович, отец Игоря, ныне полковник в отставке. Вячеслав, сын Героя, с отличием окончил Екатеринбургское суворовское училище, сейчас заканчивает Военный университет в Москве. Носят офицерские погоны сестра Игоря Наталья Анатольевна и ее муж Александр Владимирович Велиулловы. У них подрастает сын, названный в честь бесстрашного дяди Игорем…

Сейчас часто говорят, что среди нашего поколения нет настоящих героев. Но не оскудела героями русская земля. Как много солдат погибло в последнее время в локальных войнах и военных конфликтах! Да, большинство событий с годами стираются из нашей памяти, время врачует раны. Но мы не можем забывать печальные страницы истории. Просто не имеем права забывать тех, кто, не щадя живота, до конца выполнил свой воинский долг…

 

 

Иногда становится страшно…

 

Прожить на этой земле Алексею Завараеву было суждено всего лишь 19 лет. Вот такую короткую жизнь ему отмерили наши политики, затевая войну в Чечне.

Алексей родился 14 июня 1977 года в селе Чернитово Моршанского района. Места эти — удивительной красоты. Нельзя сказать, что он был особенным ребёнком, разве что скромностью отличался он от остальных. Рыбалка, футбол, хоккей, — всё, как и у других детей, но дело для него всегда было главнее всего.

Первая учительница Алексея Надежда Матвеевна Короткова вспоминает: «У Алексея была хорошая трудолюбивая семья. И отец всю жизнь до трагической своей гибели работал, обеспечивал семью. Мать изо всех сил тянула свою ношу. У них и родных-то никого не было, только на себя могли надеяться. Хороший парень был Алеша. После школы закончил ПТУ-9».

В июне 1995 года Алексея призвали в армию. Служить попал в Новочеркасск Ростовской области. В учебной воинской части был командиром стрелкового отделения, получил звание младшего сержанта

Казарменная жизнь, а точнее сказать, распорядок, физические нагрузки — всё стало для него обычным делом. И когда выдавалась свободная минутка, усталые руки писали письма своим родным и близким: «Здравствуйте, родные мама, Андрюша, Серёжа, Надюша, Витя, Надя, и самый большой Серёжа, который, наверное, уже бегает вовсю. Мама, здесь всё хорошо. Никаких проблем. Скоро заступаем в караул. Будем ездить на полигон на БМП-2. Мама, как у вас дела, как здоровье? Ну вот и всё. Пишите».

Вот такие нежные и краткие письма присылал Алексей на родину: «жив, здоров…» — что ещё нужно родным и близким?

Но одно письмо вызвало настороженность в семье Завараевых. Вот фрагмент из него: «Мама, как у вас дела? У меня всё хорошо, как и прежде. Ещё месяц — и учебка закончится. Мама, Ленка пишет, что там про меня слух пустили, что я в Чечню уехал. Не слушай никого и не волнуйся за меня!..»

С декабря 1995 года командир стрелкового отделения младший сержант Завараев тем не менее уже находится на территории Чеченской Республики, 47‑й полк МВД, в котором служил Алексей, уже успел прославиться в Чечне своим умением воевать. Вот почему на этих людей боевики вели особую охоту. Российские солдаты приспособились к условиям чеченской войны, все её передряги стали им по плечу. Нельзя сказать, что они не боялись смерти, нет, они к ней привыкли. Наверное, поэтому в письмах любимым они сообщали, что всё хорошо, и их полк воюет без потерь. Читаешь это, и действительно кажется, что война где-то далеко. Но порой эмоции брали верх и хотелось хоть с кем-то поделиться своими переживаниями:

«Мама, — писал Алексей домой, — письмо я ваше получил, большое за него спасибо. У меня всё в порядке. Жив, здоров. Не волнуйся сильно за меня. Мама, здесь очень хорошо, но иногда становится страшно. Мы сейчас в Дагестане, на поле. У нас недавно операция была в Новогрозненске, мы бомбили его четверо суток. Нам дали приказ взять винзавод. Мы въехали туда на БМП, никого не было видно. Мы уже собрались ехать назад. Полк уже на дороге стал строиться, и только тронулись, как нас со всех сторон начали обстреливать. Ну, мы им дали огня! Они нас надолго запомнили! В Новогрозненске не осталось ни одного дома. Жаль только, что из-за этих тварей страдают мирные жители. Они нашу дивизию ДОН-100 боятся, про неё даже говорят “дикая дивизия”. Тут только и слышно: то одних разбомбили, то других… Мы когда едем, то воцаряется тишина — все по углам разбегаются. Боятся они нас. Я уже соскучился по всем, домой хочется. Может быть, после Чечни в отпуск отпустят. Здесь время быстро летит. Погода у нас нормальная. Снега еще не видели.

Мама, утром на горы посмотришь, так красиво! Жаль, мама, письма долго отсюда идут домой. Передавайте привет всем, родным и друзьям. Ну вот и всё. До свидания. Жду письма. Живы будем, не помрём!».

Сейчас уже трудно найти хоть какие-нибудь сведения о том, как служили наши ребята, чем они жили и как воевали. Лишь письма и единственная фотография — всё, что осталось с Чеченской войны от Алексея.

24 июля 1996 года Алексей вместе с товарищами на БМП патрулировали окрестности Бамута. Место это было неспокойным. Боевики не хотели порядка, и тем более, чтобы этот порядок устанавливали российские солдаты. Это сейчас принято писать о том, какие «зверства учиняли русские», а о том, что творили чеченские боевики, средства массовой информации предпочитают умалчивать.

Накануне Алексей написал письмо домой, но отправить не успел — пошёл на боевую операцию: «Извините, что так долго не писал. Мама, почему вы мне не пишите? Тут письмо ждёшь, как голодный волк куска мяса! Что мне про себя писать, я не знаю. У меня всё хорошо. Только что два года служить, а так всё нормально. Как у вас дела, как здоровье? Мама, пишите всё, и побольше, и пусть все мне пишут. Я уже соскучился по вам. Хочу домой! Наш полк или выводить будут, или ещё до декабря останемся…»

Это письмо найдут у него в кармане. Выстрел чеченского снайпера навсегда перечеркнёт все мечты молодого моршанского парня.

29 июня матери Алексея, Марии Ивановне Завараевой, придёт похоронка. В скупых официальных строках всё: и подвиг, и мужество, и боль…

С места, где Алексей нашёл свой последний приют, разворачивается панорама родного села. Необыкновенно красивые места! Уже и сестрёнки выросли, и братья, у всех свои семьи. Но только долго ещё Мария Ивановна ждала, когда сын вернётся с Чечни, не веря документам, а он почему-то всё не возвращался…

Младший сержант Алексей Завараев награждён Орденом Мужества посмертно.

 

 

Возможно, всё скоро кончится…

 

Он был отличным сыном, братом, мужем и отцом… Мечтал возвратиться из Афгана и начать новую жизнь, радостную, в кругу семьи. Но война сломала все планы. В 32 года Юрия не стало.

Родные до сих пор не могут поверить, что уже 28 лет Юрия нет в живых, кажется, что он где-то рядом. Каждый день его жизни был наполнен любовью к домашним: Людмилке, Светланке и Аллочке. Даже в далёком Афганистане, где опасность и тревога привычны, он находил время послать весточку своим милым женщинам. И сильно волновался, когда письма из дома долго не приходили.

Юрий Розвязев родился 13 апреля 1949 года в селе Крюково Моршанского района Тамбовской области в семье фронтовика Александра Дмитриевича Розвязева и Екатерины Акимовны Розвязевой.

У него всё всегда получалось в жизни. В Крюковской восьмилетке учился — только благодарности от учителей слышали. У Антонины Степановны Рассказовой, его учительницы, Юра был любимчиком. Она вспоминает о бывшем ученике:

«Как и все мальчишки, Юра был озорным, подвижным, физически здоровым. Любил спорт, особенно лёгкую атлетику и лыжи. У него было хорошее чувство юмора. Что его отличало от других? Принципиальность, смелость, жажда знаний. Учился только на «4» и «5». Писал хорошие, грамотные сочинения и изложения. С блеском решал задачи. Помогал товарищам. Любил читать книги о войне».

Интерес к войне был не случаен. Его отец прошёл путь нелегких испытаний и лишений. 24 декабря 1942 года разорвавшийся фашистский снаряд осколком лишил 20-летнего солдата левого глаза, сделав инвалидом на всю жизнь. После окончания Великой Отечественной войны он вернулся в своё родное село, и как все люди послевоенного времени принялся восстанавливать мирную жизнь. Он верил, что войны больше не будет никогда и хотел, чтобы его дети видели только мирное небо, чтобы встречали рассветы и провожали закаты не под стрельбу и грохот снарядов, а под пение соловьёв. Не знал Александр Дмитриевич, что на долю его старшего сына тоже выпадет война…

В Крюкове была только восьмилетняя школа, а жажда знаний у Юры была прямо-таки неистощимой. Потому перешёл учиться в Моршанск, в городскую школу № 4. И товарищей с собой переманил. Витя Ивашин, Иван Борунов и Юра Розвязев — дружнее этой троицы в школе не было. Интерес к учёбе, живость характеров, притягательная мужская привлекательность крепких, стройных парней позволили ребятам не только безболезненно влиться в новый коллектив 9 «б» класса, но и стать лидерами в классе.

Примечателен и вот какой факт в биографии Юрия. В 1966 году, после окончания школы, все втроём хотели поступать в военное училище. А в военкомате им предложили только два направления. Отказались. Никогда не будем расставаться, решили друзья и вместе поехали в город-герой Волгоград, поступили в техническое училище. Жили вместе на частной квартире, вместе гуляли на Мамаевом кургане, вместе восхищались мужеством защитников Сталинграда, величием подвига солдат Великой Отечественной.

Вскоре, получив специальность, Юрий полтора года проработал на заводе. Потом он подал заявление в Пермское военно-техническое училище. В общем-то, проблем с поступлением не было, хотя приличный конкурс выдержать всё же пришлось. Так Юрий Розвязев в августе 1970 года стал курсантом.

Учёба давалась легко, продолжал увлечённо заниматься лёгкой атлетикой, лыжами. Да и в личной жизни назревали изменения. Когда учился на последнем курсе, на танцах покорила парня 17-летняя пермячка Людмила Лазаренко. Молодые поженились. Прямо на свадьбе узнала семья лейтенанта, что назначение на службу получено. И стал военный гарнизон в Западной группе войск в Германии на целых пять лет его и её домом. В 1974 году в городе Магдебурге у них родилась дочь. Она была удивительно похожа на папу. Её чёрные глаза-маслины были огромными и обещали в будущем только самых лучших женихов! Людмила все уши прожужжала мужу по телефону, какая красивая дочка у них родилась. Отец наградил цветами медсестёр, осторожно взял драгоценный сверток и повёз молодую маму с дочуркой домой — в скромную офицерскую квартиру. Осторожненько отогнул расшитый уголок и ахнул: из розового одеяльца выглядывал маленький человечек с незнакомыми серыми, а не карими глазами…

У Людмилы от испуга чуть молоко не пропало. Бросились в машину, поехали назад, в родильное отделение. Суетливая молодая сестричка, только что заступившая на смену, запеленала им по ошибке девчушку из соседней кроватки, а бирку с именем мамы, привязанную к детской ручке, не проверила. И вот оно, счастье! Вернулось домой их сокровище Светланка-малютка. И потому, может, что пережили супруги такое потрясение, любили они своего первенца до безумия.

Жена Виктора Ивашина Валентина вспоминает: «Папаша он был великолепный. Я и Витя встретились с Юрой в Москве, совершенно случайно. Он был там проездом, затащил нас к своей тете, где они остановились. Людмила побежала в магазин, чтобы стол накрыть, а тут Светланка разревелась. Я до сих пор помню, как решительно отодвинул Юра меня, замужнюю даму, но ещё не маму, а потому растерянно по-девчоночьи ойкающую у детской кроватки. Как быстренько и сноровисто справился он с подгузниками, ползунками, как в одно мгновение трогательно, по-отцовски, со знанием дела успокоил дочурку, как засопела она, засыпая на его сильных руках…»

В 1976 году Юрию Розвязеву было присвоено звание старшего лейтенанта. Переезды для дальнейшего прохождения службы у людей военных дело привычное. Вскоре семья Розвязевых живёт и служит в Калининграде. Уже с двумя дочурками офицерская семья обустраивает новую жизнь. Хотелось купить новую мебель, почувствовать себя оседлыми…

Но за шесть месяцев обжиться до конца так и не получилось. К тому же у Юрия появились серьёзные намерения: он собрал и направил документы для поступления в военную академию.

Но планам не суждено сбыться. В семью Розвязевых ворвалась война. Хотя тогда этого термина не употребляли. Выполнять интернациональный долг в Афганистане, по версии официальной пропаганды, означало строить социализм и сажать садовые деревья. Хотя и то, и другое, несомненно, было. Но вот почему-то о потерях в ДРА предпочитали умалчивать. А приходившие домой загорелые солдаты долго не могли получить статус участников боевых действий.

С января 1980 года старший лейтенант Юрий Александрович Розвязев участвует в обеспечении боевых вылетов вертолётов эскадрильи в Демократической Республике Афганистан. Потянулись тяжёлые месяцы ожиданий. И только письма из дома радовали сердце и согревали душу. Из далёкого Афгана он отвечал им тем же:

«Здравствуйте, мои дорогие, любимые Людмилка, Светланка-золотинка и малышка Аллочка. Письмо я ваше, датированное 23 декабря прошлого года, получил. Это первое письмо почти за два месяца. Что случилось, почему так долго нет писем?

Про себя практически ничего нового не напишу. Всё по-старому. Даже не верится, что будет уже 5 месяцев, как я уехал от вас. Очень скучаю, хочу домой, а вернее — к вам.

Очень хочу увидеть вас. Как мне всё здесь надоело, если бы ты только знала, Людмилка

Пиши чаще. Очень жду твоих писем. Крепко целую, моя узкоглазенькая».

После года нелёгкой службы Юрий приехал в отпуск. О том, что происходит в Афганистане, он ничего не говорил. Не хотел тревожить своих любимых. Да и что скажешь, ведь официально войны не было. К тому же отпуск был слишком коротким.

Капитан Юрий Розвязев вернулся в Афганистан. Каких-то полтора часа полёта от границы — и перед ним снова был палаточный лагерь, клубы пыли, поднятые лопастями готовившихся к боевым вылетам вертолётов, траншеи и окопанные на подступах к базе самоходные орудия. И остались в прошлом светлые и радостные лица москвичей и гостей столицы, снующих по магазинам, текущих ручейками в метро и из метро.… Не было мамы, только что до боли прижимающей своего 30-летнего сына к груди.… Не было мира — была война. И вновь звучала команда: «Внимание, вылет». И он рядом с командиром «вертушки» снова летит на очередное задание. Именно за такую вот работу награждают на войне медалью «За боевые заслуги», а вторая медаль «За 10 лет безупречной службы», врученная Юрию в боевых условиях, именно из-за этих условий многих орденов стоит…

Но домой шли нежные письма. Написанные с особой любовью и трепетом, они заставляли верить, что война где-то далеко.

«Здравствуйте, мои дорогие, любимые Людмилка, Светочка и Аллочка. Вот решил вам написать о своем житие-бытие. Здоровье у меня хорошее, на работу не жалуюсь. С утра до ночи на аэродроме. Место здесь гадкое, Чирчик в переводе “Долина смерти”. Кругом горы, до Ташкента 50 минут езды на автобусе. Весной пока не пахнет, утром заморозки и сильные ветра. Я уже, правда, загорел, лицо стало красное, от ветра всё шелушится. Большое спасибо за фотки, когда становится невтерпёж, я достаю их и сижу, грущу. У Светланки рядом с выдернутым зубом слева ждёт очереди другой. И что-то она больно грустная на фотке. А малая — просто чудо, так таращит глазёнки… Да, судьба-злодейка, не дала и месяца пожить.

Люда, вся забота у меня о вас, как вы там, да и денег на первое время у тебя нема. В общем, так, если получку получу здесь, то сразу вышлю, а если перелетим в Афганистан, то оттуда. Базироваться будем в самом Кабуле.

Людмилка, так хочется домой, если бы ты знала. Ведь скоро ваш праздник, а вас у меня трое, да?

Свеколя, дочурка, не скучай, учи буквы, чтобы папульке писать письма, я буду ждать.

Аллочка, быстрей расти, чтобы, когда я приехал, вместе пошли гулять. Крепко становись на ножки. Папуле не придётся увидеть твои первые шажки и первую шишку на лбу. Но бегущую навстречу увижу.

Ну вот и всё. До свидания. Крепко вас целую. Ваш папуля. Крепись и жди».

Срок службы в Афганистане, а если быть точнее — правительственной командировки, подошёл к концу. Нужно было только дождаться замены. Но её почему-то всё не было.

Возможно, его сердце предчувствовало трагедию. Этого мы никогда не узнаем. Только вот, прощаясь с родными в отпуске, вместо привычных «до свидания» он произнёс пророческое «прощайте».

22 ноября он написал своё последнее письмо домой:

«Здравствуйте, мои любимые Людмилка, Светланка и Аллочка! Писем от вас уже нет уже целую вечность, хотя я вам отослал два. У меня всё хорошо, устал уже ждать заменщика, хожу как неприкаянный, не знаю, что делать. Начальству прожужжал все уши. Ответ один: жди, замена идёт. Людмилка, думаю, что осталось уже немного. Твои слова сбываются: Новый, 1982, год обязательно встретим вместе!

Да, Людмилка, купил я малышке Аллочке вязаный костюмчик корейский. Вот боюсь, что он будет ей мал. Светланке тоже что-то купил, но она всё это получит в том случае, если слушается и помогает тебе, ну и, конечно, хорошо учится, так ей и передай.

Людмилка, так хочется к вам, ложусь с одной мыслью, что всё это кончится, больше я без тебя, любимая, никуда не поеду, что бы мне ни грозило вплоть до увольнения. Я так устал без тебя, Люда, отпуск, я думаю, мы с тобой обсудим и куда-нибудь поедем, как раз Света будет на каникулах.

Дочурка, Света, как у тебя дела, как учишься? Я купил тебе такие линейки и стирательные резинки, которых ни у кого нет. Учись хорошо, будь внимательна на уроках, слушайся маму, не обижай Аллочку. Доча, как только будешь учиться на 4 и 5, так меня командир сразу отпустит домой, и я всегда буду с вами. Поняла?

Ну вот и всё. До свидания, мои дорогие, любимые. Крепко вас целую.

Ваш папуля. Людмилка, как мне хочется быть с тобой, с девчонками, ты не можешь представить!

Мне не пиши, возможно, всё скоро кончится.

22.11.81 Баграм».

Юрию так и не придётся встретить новый, 1982, год в кругу семьи. И подарить гостинцы своим девчонкам.

Его не стало 28 ноября 1981 года. После выполнения сложного боевого задания…Он заболел и умер.

Так написано в его документах. Но что же на самом деле произошло? Что за заболевание перенёс молодой сильный офицер, после какого задания?

Ответы на эти вопросы мы, наверное, никогда не найдём. Сослуживцы Юрия, которых удалось найти спустя много лет после трагедии, мало о чём смогли рассказать. Может быть, свою роль сыграл человеческий фактор. Вот только воспоминание Владимира Ершова будто бы приоткрыло завесу тайны:

«Юру крайний раз видел в Баграме на Панджшерской операции. С ним с Нивенского вроде попали два экипажа. Надо уточнить — кто из них посадил подбитый вертолёт поперёк полосы. Фамилию не помню. Они должны помнить обстоятельства. Сам в это время сидел в Газни».

Через 11 дней после гибели, 9 декабря 1981 года, печальный груз прибыл в село Крюково Моршанского района. 10 декабря состоялись похороны.

Семья Юрия через некоторое время уехала в Оренбург. Потому что слишком тяжело было после его гибели оставаться там, где каждый предмет хранил тепло его рук, а каждая деталь домашней обстановки навевала воспоминания.

Есть в Оренбурге, в парке на пересечении улиц Театральной и проспекта Дзержинского, памятник всем оренбуржцам, не вернувшимся с афганской войны. На одной из стел — фамилия Юрия Розвязева. Поклониться его памяти родные приходят два раза в год: в день его рождения и в феврале, в день вывода советских войск из Афганистана.

А на крюковском кладбище под Моршанском на могиле боевого офицера стоит мраморный памятник. Только не ищите к нему протоптанной тропы. Слишком мало сил у матери Екатерины Акимовны, чтобы проторить дорожку к дорогой могилке. Есть в сердце память, но нет в ногах силы.

* * *

Когда Юрия похоронили, на его могиле посадили берёзку. А через двадцать лет рядом с ним хоронили отца-фронтовика Александра Дмитриевича. Разве мог тот предположить, что на двадцать лет переживёт своего сына… А берёзка выросла, склонилась над их могилами, словно просит прощения у всех тех, кто сложил свои головы в безумной и страшной, а главное, непонятной войне в Афгане.

_________________________________________________

Александр ХВАСТОВ родился в 1991 году в Моршанске.

Курсант Военного университета Министерства обороны РФ (факультет культуры и журналистики).

В последнее время пишет цикл очерков о земляках-моршанцах, воевавших в Афганистане и Чечне. Предлагаем вниманию читателей «Тамбовского альманаха» три главы из этой книги.

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz