Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 12 (август 2012)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

Юбилеи

 

ВЯЧЕСЛАВ БОГДАНОВ – 75

 

Поэту Вячеславу Алексеевичу Богданову – 75 лет. Горько сознавать, что уже 37 лет его нет с нами. Он мог бы ещё жить и творить. И хоть немало написано им стихотворений и поэм, всё-таки он до конца как поэт не реализовал себя.

Далеко не всё созданное Вячеславом Богдановым было опубликовано при его жизни. И как продолжение её воспринимаются изданные после 1975 года в Москве, Челябинске и Тамбове сборники: «Возраст», «Самое дорогое», «Чистые снега», «Возвращение», «Она всегда неповторима – Русь!». Их с любовью готовили Виктор Михайлович Сошин, двоюродный брат Вячеслава Богданова, его друзья и соратники, в первую очередь известный поэт Валентин Васильевич Сорокин.

Вячеслав Богданов – наш земляк. Ежегодно, начиная с 1997 года, в Тамбове и в Мордовском районе проходят Богдановские чтения: конференции, литературные вечера, презентации книг. В 1998 году администрация Мордовского района учредила литературную премию «Светунец» имени Вячеслава Богданова, которая вручается московским и тамбовским поэтам, прозаикам, журналистам, работникам культуры, учителям, библиотекарям. В Мордовской районной библиотеке, носящей имя поэта, открыт музей. Рядом с библиотекой установлен бюст Вячеслава Богданова.

Юбилей Вячеслава Богданова совпадает с юбилеем Тамбовской области. Они ровесники. Поэт любил свою малую родину, под небом которой у него рождались прекрасные стихи.

 

РОДНАЯ СТЕПЬ

 

Вновь дорога вечером остынет

От жары полдневной и колёс.

Будет степь похожа на пустыню,

В жёлтом свете месяца и звёзд.

 

За селенье выйду в час вечерний

И в степи увижу за селом,

Как ночная птица небо чертит

И звезды касается крылом.

 

А река в ромашковых низинах

Завздыхает чисто, глубоко,

Где коровьим стадом и бензином

От дороги тянет широко…

 

Ой, ты, степь, просторы непростые,

Хлебный ветер с перезвоном ржи!

Почему мерещишься пустыней?

Ты – полёт и жажда для души!

 

Я мужал на ветровых высотах,

Грелся у плавильного огня, –

Чернозёмным вешним разворотом

Ты звала – гудящая – меня.

 

У огня, на заводском Урале,

Ты давала силы мне вдвойне, –

Видел я в кипенье буйном стали

Буйство чернозёма по весне…

 

Ты моё дыхание и пенье,

Я с тобою выше и видней.

Ты моя от самого рожденья,

Ты в крови – от неба до корней!

 

Ты сумела мне судьбу пророчить.

Я в свои шестнадцать полных лет

Был тобою послан в край рабочий

И теперь представлен как поэт!..

 

 

 

УТРО В ДЕРЕВНЕ

 

Полнеба вспыхнуло зарёю,

И отступили стайки звёзд –

А солнце где-то за рекою,

Сменив луну, встаёт на пост.

 

Доносит ветер дальний рокот

С весны бессонных тракторов.

Пастух на улице широкой

Погнал на пастбище коров.

 

Лучами солнце тени режет,

Бледнеет дымка над прудом,

И пахнет утренняя свежесть

Парным душистым молоком.

 

 

 

ОЖИДАНИЕ

 

А к вечеру, как видно, будет дождь,

Хоть полдень был по-летнему хорошим.

И ты ко мне захочешь – не придёшь,

Я от тебя грозою отгорожен.

 

Шумит, шумит весёлая ветла

И на ветру заигрывает с вязом…

Любовь к тебе на сотни лет светла.

Кружусь, как спутник, что с Землёю связан.

 

…Дождь убежит под радугу с горы,

Под солнцем травы влажно заалеют.

И нас берёзы – белые костры –

В зелёном доме тишины согреют.

 

 

 

ВЫХОЖУ Я В ПОЛЕ

 

Выхожу я в поле,

Снова замираю –

От любви до боли

К дорогому краю.

Дышит ветер сонно

И кудлатит волос.

Рожь от горизонта

До груди простёрлась.

В цехе, на Урале,

Труд в мартенах жарок.

И степные дали

Для меня – подарок.

Увезу отсюда

Я загар на коже.

И не позабуду

Куст сирени тоже.

Увезу я ветер,

В волосах уснувший,

Летние рассветы

С кваканьем лягушек,

Голубя рябого,

Что прижился в сенцах, –

Всё возьму с собою,

Лишь оставлю – сердце.

 

 

 

В ОТПУСКЕ

 

                       А. Стрыгину

 

Эх, и кони! Да что им усталость!

Мчатся, шеи сгибая в дугу.

Раскудрявилась ширь, распласталась!..

Аж в груди уместить  не могу.

 

Утопают степные посёлки

В знойной дрёме звенящего дня,

А кругом так поют перепёлки.

Словно только и ждали меня.

 

Пролетают машины по тракту.

А в степи – сенокосный «аврал» –

С волокушею движется трактор,

Гору сена в объятья забрал.

 

Дед ко мне пристаёт с разговором,

Уж двадцатый вопрос задаёт:

– Ты надолго? Хорош ли ваш город?

Сколько платят? А как там завод?..

 

– Помолчите пока хоть минуту,

Для беседы достаточно дней.

Я про всё расскажу, а покуда

Припугните горячих коней.

 

Я забыл про дыханье мартена,

Где поля вспоминались не раз.

Слышишь запах душистого сена?

От него я хмелею сейчас.

 

Дайте вожжи. А ну-ка, гнедые!

Пусть я с детства ушёл на завод.

Но в руках молодых и доныне

Деревенская хватка живёт.

 

И знакомо мне счастье земное.

И любой покоряется труд.

Я ошпарен мартеновским зноем

И степными ветрами продут.

 

 

 

ВАСИЛЬЕВКА

 

Моя Васильевка родная,

Тебя забыл я до поры.

Но снова память вырастает,

Как воз идёт из-за горы.

 

И воз горит зелёным светом:

Свободен путь! Свободен путь!

И думы, словно росы с веток.

Мне освежили разом грудь.

 

В твоих, Васильевка, широтах

Я жизнь познал под шум листвы –

От воробьиного полёта

До горя матери-вдовы…

 

Я на ветру дорожном, гулком

Провею думы в нужный срок,

Как мать в войну в глухом проулке

Пшеницу веяла в платок…

 

Сгущался сумрак, словно ужас,

А зёрна, падая, цвели…

И, озарясь, запали в душу

И через сердце проросли.

 

К тем дням свежа моя дорога.

Судить о жизни не тому,

Кто только что сошёл с порога,

А кто вернулся вновь к нему!..

 

 

 

ТАМБОВСКИЕ ЗЕМЛИ

 

Нету края степному раздолью…

Подступив к огородам села,

Серебрится ячменное поле,

Разомлев от дождей и тепла.

 

Развернувшись и влево, и вправо,

Набирая зелёных высот,

Лесополосы, словно составы,

Уползают в седой горизонт.

 

А над полем спокойно и трудно,

Где кипит огневая страда,

Как рабочие сельские будни,

Напряжённо гудят провода.

 

ПОЛДЕНЬ

 

Издалека, качаясь сизо,

К селу придвинулись поля.

И полдень радужно пронизан

Медовым вылетом шмеля.

 

И я, работою наполнен,

Спешу дорогой столбовой,

Свои заботы, словно полдень,

Несу высоко над собой.

 

А там, у дальнего причала,

Где копны свежие видны,

Стогласо песня зазвучала

Моей родимой стороны.

 

И облака – земная проседь –

Дождливо смотрят с высоты.

И звонко жёлтые колосья

Бессмертьем солнца налиты.

 

 

 

 

ПРИРОДА

 

Отлого дремлют берега,

И подо льдом река сонлива.

Лениво падают снега,

И облака плывут лениво.

 

А за околицей села,

Придя от снега в удивленье,

Берёза ветви подняла,

Остановилась, как мгновенье…

 

Роняют сосны колкий свет,

Зелёный свет весенней жизни.

И кажется, в природе нет

Ни бурь, ни зла, ни катаклизмов.

 

А есть лишь даль, где лес встаёт,

Камыш желтеет над рекою…

Природа тоже устаёт,

Природе хочется покоя.

 

 

 

 

* * *

Выплывают, дали серебря,

Медленные звёзды сентября.

 

Задрожали яблони в саду,

Водят ветры осень в поводу.

 

О зелёный пламень сосняка

Чешут клёны рыжие бока.

 

Ой, ты, осень, золотая быль!

Вышел месяц, сгорбился, бобыль.

 

Он глядится старчески в реку,

Опершись на жёлтую клюку…

 

А вдали, на убранных полях,

Закружился вечер в лемехах…

 

И по росам дымной борозды

Краток путь до голубой звезды…

 

 

 

 

СЛОВО

 

Каждый день идут дожди сурово.

Заслезились думы и глаза.

Залегло несказанное слово,

Где с землёй сомкнулись небеса.

 

Слово, слово – дальняя жар-птица!..

На каком искать его пути?

И с небес к нему не опуститься,

По земле к нему не подойти…

 

Погляжу во все концы без страха

И спрошу, как самый давний друг:

– Подскажи, ты слышишь, славный пахарь,

Подскажи, известный металлург!

 

Перед правдой дело не уроним,

Добывая слово, словно честь,

Чтоб его, как яблоко в ладони,

В час усталый людям преподнесть.

 

 

 

 

ЧИСТЫЕ СНЕГА

 

Жёлтым стоном в октябре простонет

По лесам прощальная листва.

И в объятья полевых просторов

Упадёт дождями синева.

 

Прослезится на корню капуста,

Из-за веток вытают дома…

С плеч осенних золотая усталь

Скатится зарёю в закрома…

 

Встанет утро из густых туманов,

И в разгуле солнца и ветров

Будет степь казаться океаном,

И стога – как головы китов.

 

Разбредутся по жнивью коровы,

Собирая время на рога…

И однажды лягут в изголовье

К нашим думам чистые снега!..

 

 

 

 

ЛЕС

 

Весенний лес – зелёная истома –

С зарёю вышел к нам из темноты.

И небеса, укутанные громом,

Легли на даль сосновой красоты.

 

Вчера был дождь, и сильный, и полезный,

Качались дали, словно на весу…

Метались яро молнии по лесу.

Чего они искали там, в лесу?

 

Я сам иду по лесу не случайно.

Ведёт тропа меня, как волшебство.

Живёт в лесу непознанная тайна,

Всего земного – кровное родство.

 

Живут в родстве букашки и берёзы,

И белка с думой о семье в дупле…

И не случайно с неба сходят грозы –

Они родились тоже на земле!

 

 

 

ЖЕЛАНИЕ

 

                          В. Сорокину

 

За какими делами захватит

Час последний в дороге меня?

Я б хотел умереть на закате,

На руках догоревшего дня.

 

Я с рожденья не верю в беспечность,

И за это под шум деревень

Впереди будет тихая вечность,

Позади – голубеющий день…

 

Вам на память оставлю заботы.

Я не шёл от забот стороной

И покой на земле заработал –

День последний остался за мной!

 

И за мной – отшумевшие травы

И железных цехов голоса…

А во мне эту вечную славу

Приютили душа и глаза.

 

Приютили, взрастили, согрели

Всем, чем мы и горды, и сильны,

И вплели в полуночные трели

Соловьиной сквозной тишины…

 

По дорогам нетореным, тряским

Из-под рук моих песня и труд

Далеко уходили, как сказки,

И как сказки, со мною уйдут…

 

 

 

 

ЯБЛОНЯ

 

У тропы заросшей третий год

Одиноко яблоня цветёт.

Цвет её пушистый и сквозной

Переполнен солнцем и весной.

 

Где же твой хозяин? – Расскажи.

Он куда уехал из глуши?

Он разрушил дом свой и забор,

Навострил и на тебя топор.

 

Постоял, постукал по коре

И топор припрятал во дворе.

И тебя оставил на тоску

Доцветать вдовою на веку…

 

Ты скажи мне, яблоня, скажи:

Как тебе живётся тут в глуши?

И к ногам ложится, как ответ,

Только горький майский пустоцвет.

 

 

ВВЕРХ

 

 

Hosted by uCoz