Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 11 (август 2011)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

 

Тамбову - 375

 

Владимир СЕРЕДА

 

 

«ГОРДО  НЕСИ  СВОЁ  ГОРЬКОЕ  БРЕМЯ…»

 

Такмбовским городским головой И. М. Потапов был избран в октябре 1911 года. Иван Михайлович, как он сам говорил, всегда помнил, что «врач – прежде всего врач» и всеми мерами старался улучшить благоустройство Тамбова, главным образом с санитарной стороны; по его инициативе было улучшено водоснабжение, устроена электростанция, насажены новые скверы и бульвары, увеличено замощение улиц, переформирован ассенизационный обоз, построены казармы, ряд школ и хозяйственных зданий…

Если проанализировать работу управы хотя бы за год, можно сделать вывод о её объеме. По большей части это та работа, которую сейчас мы называем работой с населением. Прошения, заявления поступали самого разного содержания: о сборе средств на памятник Э. Д. Нарышкину, о сдаче места под купальню против Солдатской улицы на р. Цне, о предоставлении подряда на набивку льдом городских погребов, на очистку снега с крыш городских зданий, о доставке до 500 куб. саженей песку для замощения Соборной площади по 6 рублей за куб. сажень, об увеличении расходов на запрудку плотины против дома Асеева на реке Цне.

В 1900-1901 годах участвовал в походе европейских держав в Китай на подавление «боксёрского восстания». В 1903 году вышел в отставку и служил врачом Тамбовского почтово-телеграфного округа и в железнодорожной амбулатории, был первым оториноларингологом в крае. В 1905 году был мобилизован на войну с Японией. В 1908 году вместе с другими русскими врачами выезжал в Черногорию на борьбу с чумой. Об этом свидетельствует высшая награда Черногории — орден князя Даниила I. И орден, и наградной документ к нему хранятся в фондах нашего музея.

Награждение состоялось. А мог ли чиновник 8‑го класса носить орден другой державы? Оказывается, на это необходимо было разрешение: «Г-ну Сверхштатному Врачу при Управлении Тамбовского почтово-телеграфного Округа, Коллежскому Асессору Потапову. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, по всеподданнейшему докладу Министра Внутренних Дел, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ соизволил, 29 Мая 1909 г., разрешить принять и носить Вам иностранный орден Черногорский, Князя Даниила, третьей степени».

В годы 1-й Мировой войны И. М. Потапов служил в Красном Кресте Западного фронта. Об этом свидетельствует ряд документов, в том числе и его визитная карточка главноуполномоченного. Должность больше гражданская, чем военная, но в тылу не сидел: «Настоящее свидетельство выдано Особоуполномоченному Российскаго Общества Красного Креста при 5-й армии, статскому советнику Ивану Михайловичу Потапову в том, что он находился 3-го декабря 1916 года в г. Двинске под действительным артиллерийским огнем неприятеля при исполнении своих служебных обязанностей, – каковая бытность под огнём противника, согласно приказу по Штабу 5-й действующей армии от 10-го февраля 1917 года за № 81, подлежит занесению в послужной список. Действующая армия 29 апреля 1917 г.». Подписал свидетельство помощник особоуполномоченного, т. е. подчинённый Ивана Михайловича П. Кони – племянник знаменитого на всю Россию адвоката Анатолия Фёдоровича Кони, ставший другом семьи Потаповых на долгие годы.

Другой подчинённый И. М. Потапова, Янис Тильберг, с начала 1915 года служил в Управлении уполномоченного Красного Креста 5-й армии, которое в тот момент дислоцировалось в Двинске (теперешнем Даугавпилсе). 14 июня 1917 года Тильберг писал сестре: «Я теперь нахожусь в Минске, куда переехал на службу к моему бывшему начальству по Двинску, а теперь главноуполномоченному Кр. Креста. Я теперь состою при нём для поручений, и мне поручен фактический контроль учреждений Кр. Креста по фронту». В свободное от ревизорской и бухгалтерской работы Я. Тильберг – выпускник Петербургской Академии Художеств — занимался живописью. Сохранилось немало его карикатур, почтовых открыток, портретов сослуживцев. В том числе и большой портрет маслом И. М. Потапова, который и был ему подарен автором. Е. К. Потаповой Тильберг подарил альбом своих рисунков, изданный в 1913 году в Риге, с надписью: «Глубокоуважаемой Евгении Константиновне на память от И. Тильберга. Двинск, 25 декабря 1915 г.». Эта дружба замечательных творческих людей длилась несколько десятилетий. И после смерти Ивана Михайловича Я. Р. Тильберг, народный художник Латвийской ССР, профессор, присылал телеграммы его вдове. Уже после смерти Е. К. Потаповой с Тильбергом переписывался Николай Алексеевич Никифоров. В письме Никифорову из Государственного музея изобразительных искусств в Риге К. Г. Андреев упоминает о своем учителе Я. Р. Тильберге, как о «живом классике».

В 1906 году в Тамбове товарищем И. М. Потапова Е. М. Гарклавом было создано фотографическое общество. Можно предположить, что Иван Михайлович, как и многие из его окружения, подвергся и этой страсти. Благодаря этому мы имеем яркие свидетельства о Первой мировой войне, а именно о работе Красного Креста на фронте. Вероятно, некоторые из фотографий сделаны И. М. Потаповым, другие – его подчинёнными, сёстрами милосердия. Некоторые подписаны и датированы: «2-ая здравница. Тут трещит пулемёт, обстреливающий немецкий аэроплан, летающий и бросающий бомбы над Погулянкой, в стороне гремит артиллерия, а публика из больных с восторгом наслаждается игрой своего брата-солдата-артиста. Устроитель спектакля снимал, а я работала по вечерам снимки»; «Смотр корпусным врачом и ординатором для назначения лечения пиво-молоком по степеням рода болезни. Погулянка. 2-ая здравница. 1916, 15 июля. С. Кузнецова. Снимок доктора Либермана»; «Санитарный поезд 1914-1916 гг.»; «Подвоз медикаментов к линии фронта»; «Карета скорой помощи». На одной из фотографий запечатлён Иван Михайлович и его боевая подруга Евгения Константиновна среди врачей, сестёр милосердия и выздоравливающих солдат и офицеров. Сохранилось много и других групповых и жанровых снимков.

Осенью 1917 года в Минске проходил Второй делегатский съезд работников Красного креста Западного фронта. Съезд постановил должности главноуполномоченного, особоуполномоченных и уполномоченных упразднить. Через некоторое время И. М. Потапов вернулся в Тамбов. Через год, 30 октября 1918 года, из финансового отдела Центральной коллегии Красного креста он получил пакет: «Финансовый отдел в ответ на Ваше заявление от 16-го сентября с. г. за № 18903, сообщает, что: 1) Удостоверения о прохождении прежней службы не выдаются, на основании решения Совнаркома, 2) свидетельство об увольнении Вас со службы в Кр. Кр. и аттестат об удовлетворении содержанием от 1 декабря 1917 г. также не представляется возможным выдать ввиду неимения документов от последнего места службы». К власти пришли новые люди.

Впрочем, к доктору Потапову у новой власти отношение было гораздо теплее, чем к его коллегам, офицерам и чиновникам того времени. В фондах нашего музея хранится удостоверение от 28 июля 1919 года за подписью губернского военного комиссара: «Дано сие Помощнику начальника Тамбовского эвакопункта доктору Потапову в том, что он и его семья на основании приказа Главнокомандующего всеми вооруженными силами республики от 18 сентября 1918 года за № 5 выселению, уплотнению, реквизиции вещей и назначению на принудительные работы не подлежат, что подписью и приложением печати удостоверяется».

В конце 1919 года в тамбовские госпитали прибывало до 2000 больных в день. Сыпной тиф косил солдат, гражданское население, в госпиталях – санитаров, сестер милосердия, врачей. К новому, 1920 году умерло 12 врачей – подчинённых И. М. Потапова. Тринадцатым стал начальник эвакопункта, он умер в конце января 1920 года. На предложение занять эту должность, Иван Михайлович ответил категорическим отказом, мотивируя это тем, что для новых губернских властей он всегда будет оставаться бывшим городским головой. Этот эпизод он описал сам: «После этого в губисполкоме было совещание, в результате которого я был назначен начальником эвакуационного пункта. Позднее я слышал, что моя деятельность в качестве городского головы была оценена, как деятельность “беспартийного большевика”».

Спустя некоторое время, в 1921 году, И. М. Потапов был назначен председателем Тамбовской губернской чрезвычайной комиссии по борьбе с холерой. Новая власть учла его отвагу и профессиональный опыт в борьбе с эпидемиями. Судя по приказу № 1 от 24.06.1921 за подписью председателя Чрезвычсанкома, он обладал достаточно большими полномочиями. Он отдаёт распоряжения: «мобилизовать 160 подвод Покровско-Пригородной волости»; «автосекции и всем учреждениям, имеющим грузовые автомобили выслать таковые в те же дни и часы на Базарную площадь в распоряжение Помощника н-ка 2-й милиционной части»; «Утрудкому подготовить необходимое количество рабочих и предоставить их своевременно в распоряжение начальников милиционных участков»; «Все лица, появляющиеся без дела на улицах от 6 до 10 ч вечера 27, 28 и 29 сего июня и не имеющие установленных удостоверений о неспособности к труду, привлекаются сотрудниками милиции к работе в установленном ими месте». Одну из главных задач, стоящих перед комиссией, доктор Потапов видел в просветительской работе. Она началась с первого дня существования комиссии. В № 139 «Известий Тамбовского губернского исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» открылся отдел «Борьба с холерой», где комиссия брала на себя обязательство «возможно полнее осведомлять население о ходе эпидемии и о тех мерах, которые ею будут приниматься в борьбе с надвигающимся бедствием».

В 1923-1948 годах И. М. Потапов работал в 1-й и 2-й Тамбовских поликлиниках, в начале 1920-х был заместителем заведующего Губздравотделом. Во время Великой Отечественной войны он был консультантом военных госпиталей.

Занимаясь долгие годы больше хозяйственной деятельностью в области здравоохранения, И. М. Потапов всегда оставался практикующим врачом. При этом всю жизнь занимался научной деятельностью. Его перу принадлежит более 30 работ. Ещё в 1902 году врач Потапов призвал врачей удалять аденоиды не только у детей школьного возраста, как это делали в то время в России и за границей, но и, при необходимости, у детей грудного возраста. Он первым описал малярийную ангину в 1926 году. В 1945 году Иван Михайлович защитил кандидатскую диссертацию.

Приходилось слышать, что И. М. Потапов в послереволюционный период отошёл от активной общественной работы и ограничился только врачебной практикой. Документы свидетельствуют о другом. 26 февраля 1934 года местный комитет Союза Рабздрава выдал следующую справку: «Выдана эта от месткома 1-ой городской поликлиники заведующему отоларингологическим отделением той же поликлиники научному работнику Ивану Михайловичу Потапову в том, что он состоит членом союза Медсантруд со времени его основания, несёт по основной работе перегрузку на 50, 60% и состоит членом Осоавиахима, МОПРа и Красного Креста, а также ведёт работу по специальности в настоящее время: санпросвет, радиолекции, статьи в местной газете. Кроме того, он состоит членом Правления Тамбовской Научной Медицинской Ассоциации и председателем её Отоларингологической секции».

За время советской власти его труд был отмечен довольно скромно. 23 ноября 1939 года приказом директора Поликлиники № 2 Буковского «в день сорокалетней врачебной деятельности д-ра Потапова И. М. за хорошую работу по своей специальности в кабинете и активное участие в организации поликлинических научных конференций» была вынесена благодарность с занесением на Доску Почёта. Сохранилась Почётная грамота «за достигнутые высокие производственные показатели в социалистическом соревновании и за долголетнюю и плодотворную работу в органах здравоохранения» за 1947 год. Из правительственных наград – только медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Материальное положение семьи Потаповых также значительно отличалось от дореволюционного. Об этом свидетельствуют две справки: из 2-й городской больницы в том, что Иван Михайлович «работал в поликлинике № 2 г. Тамбова в должности врача-отиатра с 1-го декабря 1936 г. по 1-ое мая 1948 г. Получаемая ежемесячная зарплата за последние 12 месяцев – 905 рублей». И справка из Тамбовского Тубгоспиталя о том, что, работая там с 1 июля 1947 года по 20 мая 1948 года, он получал зарплату 490 рублей. Старожилы помнят, как в годы войны Потаповы, несмотря на возраст и болезни, были вынуждены сами пилить и колоть дрова для отопления своего дома, помнят и как доктор Потапов оказывал медицинскую помощь на дому. Причём бедных он лечил бесплатно, а на предложение взять деньги хотя бы на извозчика отвечал шуткой: «Как же я возьму на извозчика, если я на нём и обратно поеду?»

В 1948 году Иван Михайлович ушёл из жизни. Евгения Константиновна до последних своих дней бережно хранила документы мужа: справки, свидетельство о бракосочетании от 15 ноября 1926 года, вырезки из газет с его публикациями, рукописи его научных статей, переписку с редакциями медицинских журналов, медицинскими институтами, общественными организациями. Медаль «За храбрость», которой Евгения Константиновна была награждена в годы империалистической войны, и наградные документы к ней, не сохранились, а вот документы на ордена Станислава, Владимира, темляк к ордену Анны, которыми был награждён её муж, она сберегла. Сохранила она также и свидетельство о награждении «Члена Тамбовской Губернской Учёной Архивной Комиссии
И. М. Потапова» медалью в память 100-летия Отечественной войны 1812 года. Уцелел и «Диплом Императорского Российского Общества спасания на водах под Высочайшим покровительством Её Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны на звание Пожизненного члена и право ношения серебряного знака Общества» за подписью самой вдовствующей императрицы.

После смерти в 1956 году Евгении Константиновны хранителем материалов стал Н. А. Никифоров, которого называли собирателем имён. Поэтому естественно, что его интересовала как личность самого Потапова, так и всё его окружение. Благодаря этому в фондах нашего музея хранятся личные вещи А. П. Чехова, с которым Иван Михайлович познакомился, будучи молодым врачом, письма многолетнего предводителя губернского дворянства князя Чолокаева, письма и фотографии тамбовского помещика и общественного деятеля А. А. Булгакова, Я. Р. Тильберга и многих других. На основе материалов музея Денисова тамбовский краевед А. С. Чернов в своей книге «Менделеевы в Тамбове» целую главу посвятил трогательной многолетней дружбе Евгении Константиновны и дочери великого химика Марии Дмитриевны Менделеевой-Кузьминой, которая оказывала содействие в публикации статей, как своей подруге, так и её мужу. Их связала любовь к охоте и кровному собаководству. Даже в трудные военные годы, отказывая себе в самом необходимом, они держали чистокровных подружейных собак, любимых ими сеттер-гордонов. Свои последние письма Н. А. Никифорову Евгения Константиновна подписывала: «Две старые дамы с Лермонтовской», имея в виду свою любимицу Нуку, которая скрашивала её одиночество.

Немалое место в фондах музея Денисова занимают материалы о родственных связях Потаповых, которые интересны не менее, чем деловые и дружеские. Николай Михайлович Потапов (1871-1946) – старший брат Ивана Михайловича, генерал-лейтенант царской армии, комбриг Красной Армии, перешёл на сторону большевиков ещё до победы Октябрьской революции, стал видным чекистом. Вместе с Дзержинским он разрабатывал и проводил операцию «Трест». Второй брат, Сергей Михайлович (1873-1956), – доктор юридических наук, профессор, основоположник судебной фотографии и многих направлений в криминалистике. Каждую новую свою книгу он присылал в Тамбов с посвящением любимому брату. Сын И. М. Потапова от первого брака, Иван Иванович Потапов (1904-1977), пошёл по стопам отца, стал доктором медицинских наук, крупным учёным в области оториноларингологии, воспитал 50 кандидатов и 16 докторов наук. Все Потаповы неоднократно приезжали в Тамбов, Иван Иванович хоронил Евгению Константиновну.

Гласный (депутат) городской Думы, городской голова Потапов, желая видеть культурным ставший ему родным Тамбов, всячески содействовал созданию многочисленных добровольных обществ, объединявших увлечённых людей. Совместно с другом по охоте, отставным полковником и художником Николаем Михайловичем Шевченко И. М. Потапов создал «Общество любителей художеств», занятия которого проводились в их собственных домах на Набережной и Тёплой улицах. Среди многих благородных дел общества была поддержка молодых начинающих художников. О таких встречах и занятиях очень тепло вспоминали ставшие известными тамбовские художники А. И. Лёвшин, А. И. Нестеров, Т. Н. Емельянова и др. Об этом в своей книге «Страницы истории охоты в Тамбовском крае» пишет Н. А. Громаков, который также использовал в своей работе материалы нашего музея.

Любопытный документ оставил заведующий Облздравотделом А. Гаспарян – довольно пространное письмо доктору Потапову: «Учитывая Вашу многолетнюю и сугубо полезную работу в области здравоохранения, большой жизненный опыт, накопленный Вами в Вашей трудовой деятельности, облздравотдел обращается к Вам с просьбой описать Ваш жизненный врачебный путь». Далее А. Гаспарян обосновывает свою просьбу: «Мы намерены на Вашем многолетнем опыте воспитать молодое поколение врачей нашей области, рассказать им, как можно честным самоотверженным трудом, бескорыстным служением больному человеку завоевать большую популярность и любовь народа, стать советским врачом-общественником.

Мы надеемся, что Вы отнесетесь чутко к нашей просьбе, описав свой врачебный путь – тем самым поможете нам в нашей трудной и почётной работе». Иван Михайлович отнёсся к предложению очень ответственно, воспоминания он написал. К сожалению, у нас хранится только небольшой фрагмент, относящийся к периоду Гражданской войны. Остальное пока не найдено.

На полях сражений военные врачи оказывали помощь всем раненым, независимо от того, свои это были воины или неприятельские. И. М. Потапов, независимо от режима, до последнего дня оставался верен своему призванию — исцелял тела и души.

Лет семь назад коллектив нашего музея выдвинул идею создания в Тамбове музея И. М. Потапова. Материалов для реализации этой идеи у нас достаточно. От нынешних городских властей ответа мы пока не получили. Дом Потапова (ул. Лермонтовская, 26), несмотря на установленную на нём мемориальную доску, государством не охраняется и подлежит сносу. Его могила на Петропавловском кладбище заброшена. Не о себе ли он сказал:

 

«И под сенью святого креста,

Одинокий и всеми забытый,

Ты не вспомнишь, с какою любовью уста

Твои были для мира открыты…»?

 

Кстати, о городском голове, общественном деятеле и враче Потапове специалисты в Тамбове знают, кое-кто из старожилов помнит, но мало кто знает Потапова-поэта. В 1903 году в Тамбове вышел его единственный поэтический сборник «Стихотворения». Сегодня у читателей «Тамбовского альманаха» есть возможность познакомиться с частью поэтического наследия бывшего городского головы.

______________________________________

Владимир Павлович СЕРЕДА родился в 1953 году в с. Татаново под Тамбовом. Окончил исторический факультет Тамбовского пединститута. Работал в  газете «Содействие», редактором газеты «Послесловие». В настоящее время служит главным хранителем литературно-художественного музея  Сергея Денисова.

Статьи и очерки В. Середы публиковались в журналах «Мир музея», «Мир Есенина», в сборниках международных научно-практических конференций, в Тамбовских изданиях.

 

ВВЕРХ

 

 

Hosted by uCoz