Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 11 (август 2011)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

Критика

 

Мария ЗНОБИЩЕВА

 

 

ВперЁд по дороге жизни

 

Заметки о новой книге Валентины Дорожкиной «Дорога жизни»*

 

Для одних пора юбилеев – это время подводить итоги; для других – стартовая площадка для новых замыслов. Для Валентины Тихоновны Дорожкиной – одновременно и то, и другое. Поэт, прозаик, общественный деятель, краевед, критик и литературовед, бережный собиратель тех миниатюрных звеньев, из которых куётся тамбовская культура, Валентина Дорожкина встретила в конце 2009 года своё семидесятилетие выходом уникальной по разнообразию представленного в ней материала книгой с символическим названием «Дорога жизни». И если в ней подводятся итоги, то лишь – предварительные, ибо, как видно из содержания книги, опубликованные работы автора – лишь малая часть огромного творческого и литературно-исторического архива.

Структура издания в точности соответствует его заглавию и общей концепции. Центральной идеей книги вернее всего будет назвать идею движения. Образ дороги связывает представления о прошлом и будущем, намечает взаимодействие временной и пространственной плоскостей, наглядно и ощутимо даёт представление о литературной традиции. «Традиция, – согласно цитируемому В. Дорожкиной словарному определению, – это то, что унаследовано, перешло от одного поколения к другому». Богатое культурное наследство родной земли находит в лице автора своего бережного хранителя.

Композиционно книга состоит из двух частей: художественного творчества («Воспоминания глядят в глаза…» Повести и рассказы) и краеведческих материалов (Тамбовский край талантами богат. Краеведческие статьи, очерки). Отметим, что объём второй части значительно превышает объём первой – такова глубоко подвижническая профессиональная этика В. Дорожкиной. Даже в собственном творчестве автор предельно скромен, за образами повестей и рассказов, в которых в той или иной степени присутствует известная доля автобиографичности, ни разу не угадывается присущее большинству современных писателей упоение собственным «я», своими бедами, страданиями, обидами. Напротив, судьба каждого героя – глубоко небезразличная автору настоящая жизнь, пристально схваченная любящим взглядом и сердцем во всей своей полноте; «я» перевоплощается в «мы», избавляясь от собственной боли и очищаясь болью за других.

Географическое пространство повестей, рассказов да и всего творчества В. Дорожкиной легко узнаваемо. Это Тамбов, Тамбовская область, Тамбовский край с населяющими его людьми в их связи с прошлым и настоящим, с их верой в будущее. Отчасти замкнутый, но несущий в себе идею мира в целом, город в произведениях автора сравним с греческим полисом, живущим автономной, подчинённой своим собственным внутренним законам, жизнью. Отсюда возникает ощущение личной причастности автора и читателя к каждой рассказанной истории. Отсюда – стремление к внутреннему уюту, гармонизации отношений в этом мире-мирке, чувство единения всех его жителей перед бедой, неустроенностью, обязательная вера в хороший исход.

Главным символом такого объединяющего уюта становится образ семьи. Семья – неоспоримая ценность. Каждый из героев в той или иной мере зависит от неё, стремится к её созданию, пребывание вне семьи воспринимается как трагический разлад, недоразумение или… воля судьбы, иногда указующей избранным особый путь. Порой для того, чтобы действие сдвинулось с «мёртвой точки» требуется вмешательство внешней, подчас прямо мифологической в своей судьбоносности силы. В этом рассказы схожи с принципом фольклорной сказки, где добро побеждает зло, но при этом герой твёрдо должен во что-то верить. Так мечты о браке незадачливого холостяка Денисова из «Нейтральной территории» неожиданно начинают сбываться. К действию поощряет его друг – Женька Хворостов, а остальное диктуют сами обстоятельства. Но окажись в подобных обстоятельствах другой человек – не такой открытый, чистый в своей прямоте, юношески-светлый и совестливый, как Денисов – сказка не удалась бы. Ибо по законам жанра добрые силы помогают только вот таким – чистым сердцем героям, вечным детям, или тем, на ком до самой смерти лежат золотые отблески детства.

Глазами ребёнка смотрит на мир автобиографический персонаж повести «Как говорила моя бабушка». Удивительная душа бабушки, её простые и в то же время всегда ёмкие, меткие, схватывающие самую суть, слова, её бойкий характер, расторопность, лёгкость на подъём, сдержанная народная мудрость сближают образы старушки и ребёнка. Сквозь тонкую ткань бытовых подробностей проступает лицо самой обыкновенной женщины и одновременно – светлый лик народной героини, терпеливицы, труженицы, вечной матери, а для девочки-героини – Бабушки. Здесь особенно остро ощущается близость к чистым родничкам нашего прошлого и настоящего, каждое слово кажется волшебным, его стремишься донести в своё сердце первозданным, как полную чашу, которую нельзя расплескать. Неслучайно повесть открывает книгу: в ней «ключи» к пониманию как отдельного человеческого характера, так и судьбы целого поколения «детей войны», в ней мысли о малой Родине и о России.

В рассказе «Семейный Новый год» тема семьи озвучена наиболее полно. Здесь тоже – в лучших традициях рождественского (новогоднего) рассказа – случается чудо воссоединения семьи. Несмотря на то, что дети часто могут быть неблагодарными, что порой они способны и на предательство, в мире есть те, кому мы небезразличны, а родительскому сердцу всегда хватит сил простить даже самую горькую ошибку своего ребёнка. Границы семьи размыкаются, и это заставляет задуматься о том, что какой-то другой, пока не существующий мир должен быть вот такой настоящей семьёй, а для приближения этого нового времени иногда бывает достаточно совсем немногого – неравнодушия.

Спасительная сила любви в её широком, христианском понимании меняет судьбы героев рассказа «Непредвиденные обстоятельства». Любовь для героев произведений немыслима без чистоты, жертвенности и верности. Она может стать трагедией («Воспоминания глядят в глаза», «Володька был однолюбом»), но мукой, тяготой, бедой – никогда. В самой памяти о ней герои находит утешение и смысл жизни. Даже не найдя так называемого личного счастья, героиня рассказа «Володька был однолюбом» обретает его в кругу друзей, всем существом понимая, что не бывает «чужих» и «своих» детей, забот, судеб. Смысл любви – в продолжении Жизни, в созидательной энергии сердца, так необходимой тысячам и тысячам одиноких людей.

Моральные планки автора очень высоки, отчего персонажи кажутся мифологически идеальными. Но это – лишь на первый взгляд. У них тоже есть свои слабости, свои дурные привычки, их одолевают житейские мысли, тревожат неурядицы, мучает одиночество. Но то, что отличает их от прочих – верность и вера – намного больше чего бы то ни было. Герои В. Дорожкиной не сдаются, не прячутся и не жалуются. Крайне несовременно, если учесть нашу привычку к чтению ни к чему не приводящих, не освежающих, а умертвляющих душу размышлений рефлексирущих псевдоинтеллигентов. Вневременно – для тех, кто ищет опоры в жизни и готов благим делом оправдывать каждый день своего пребывания на земле.

Вторая часть книги на практике подтверждает основные «теоретические» идеи повестей и рассказов В. Дорожкиной. Мотивы памяти и ответственности, а также принцип преемственности разворачивают перед нами хронологически чёткую панораму литературно-краеведческих работ, среди которых есть как литературные портреты, так и очерки, зарисовки, эскизы, как объёмные литературоведческие статьи, так и различные эссе, обозначающие лишь контуры проблемы и приглашающие к дальнейшим самостоятельным исследованиям. Центром системы снова становится Тамбовский край, имена писателей подобраны по принципу их принадлежности к его истории и культуре. Так раздел «Золотой век на литературной карте Тамбовского края» изящно, бережно и вместе с тем основательно «вписывает» Тамбов в литературную географию русской классической литературы, повествуя о связи с нашим краем Г. Р. Державина, А. С. Пушкина, Е. А. Баратынского, А. М. Жемчужникова, Н. В. Берга.

В разделе «Неисчерпаемый серебряный век…» чувствуется поэтика ещё не совсем далёкого от нас века серебряного. Уникальные статьи и очерки о том, как переплелись с судьбой Тамбовского края судьбы Марины Цветаевой, Бориса Пастернака, Тихона Чурилина, Василия Комаровского, Николая Немцова, Владимира Корнилова, С. Н. Сергеева-Ценского позволяют почувствовать совсем рядом живое и близкое дыхание большой литературы.

Раздел «История и современность» включает в себя две обзорные статьи «Тема Великой Отечественной войны в творчестве тамбовских писателей», «Литература второй половины ХХ – начала ХХI веков и произведения о Тамбовском крае», а также 12 статей о поэтах, прозаиках и критиках современности, внесших весомый вклад в культуру родного края.

Наконец, под рубрикой «Забытые и возвращённые имена» представлены материалы, в разное время выходившие в радиоэфир. Имена Ивана Шамова, Николая Глазкова, Владимира Замятина, Вячеслава Богданова, Андрея Жарикова, Василия Журавлёва, Анатолия Куприна, Алексея Прасолова нельзя назвать забытыми, но многие из них до сих пор остаются как бы в стороне от широких дорог литературы. Возвращение к ним есть возвращение к истокам. Композиция, таким образом, «закольцовывается» новым упоминанием о прошлом, которое теперь уже нельзя отнять от настоящего.

Какова же она – Дорога Жизни автора? Судить читателю. А читатель такой книги должен быть готов к сотворчеству или, по крайней мере, к откровенному разговору, что тоже есть особого рода творчество. Ведь, снова цитируя автора, «…только творчество – торжествующее творчество! – было во все времена спасением от клеветы, одиночества, тоски».

___________________________

* Дорожкина В. Дорога жизни. Повести, рассказы, очерки. Тамбов: Изд-во Тамбовского отделения ОООП «Литфонд России», 2009. 532 с.

 

 

ВВЕРХ

 

 

Hosted by uCoz