Тамбовское региональное отделение

Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России»

 

Тамбовский альманах № 1 (май 2005)

Содержание

 

Главная

 

Новости

 

История

 

Персоналии

 

«Тамбовский альманах»

 

Ссылки

 

Гостевая

 

Написать письмо

Юмор

 

 

Валерий СЕДЫХ

 

ДВА  РАССКАЗА

 

Адюльтер

 

Козельцев догадывался, что его жена встречается с Зуевым. Она сама ему не раз говорила: и какой у них Зуев умный, и как его начальство ценит, и какой он благородный, и товарищ хороший, и вообще джентльмен, и даже с женщинами — и что-нибудь поднести, и куда-нибудь отвезти… А еще Козельцеву друзья и знакомые, которые вместе с его супругой работали, тоже намекали. И что они, его Алина и этот Зуев, на какой-то концерт вместе ходили, и в каком-то дорогом кинотеатре их видели, и еще где-то…

Самому-то Козельцеву некогда было, на что он Алине уже неоднократно жаловался. Хоть увольняйся, говорил. Все работа да работа… Заявление, правда, еще не писал.

Но никто Козельцеву не приводил факты, что жена его изменяет с Зуевым, что адюльтер у них. Что куда-нибудь в ресторан ходят или из какой-нибудь гостиницы выходили…

И так все шло бы и шло. Но как-то заметил Козельцев, что Алина его невеселая какая-то, грустная даже. Или печальная. Уже несколько дней. И с работы не задерживается, и никуда не ходит. Как, что, почему? А она молчит, не отвечает. Козельцев и так, и эдак, а она как воды в рот набрала.

Супруг и спрашивает: ну скажи, мол, что-нибудь с Зуевым у вас, да? Поссорились? Может, бросил?.. И очень ласково, тепло на нее смотрит. Она глаза свои зеленые на него подняла, а в них прямо тоска и ответ — вот это самое «да». И слезы до краев. А потом, чуть не рыдая, с придыханием говорит, что только Козельцеву, мужу своему, она и верит, и только его и любит. А все мужики и мизинца козельцевского не стоят…

Ну а он на другой день у тех же знакомых узнал, как и где лучше встретить Зуева с работы. У машины зуевской «Lada» и встретил.

— Ну что же, — говорит, — Зуев, вы так с Алиной-то! Я, — добавляет, — муж ее, и мне не безразлично все это.

Тут Зуев весь побледнел, мычать стал:

— Я, — отвечает дрожащим голосом, — и не Зуев вовсе, а…

Потом махнул рукой и признался, что это он и есть.

Козельцев сразу объяснил: не из ревности он пришел, не с целью мести или разобраться — а даже где-то из человеколюбия. Ведь женщина — тоже человек, хотя б и жена, и ему не безразлично, какое у нее настроение или самочувствие. И счастлива она или нет.

Зуев не сразу понял, в чем дело, не мог долго поверить, но потом сказал, что, давай, мол, как мужчина с мужчиной, и даже на «ты», и как на духу признался. Да, охладел он к Алине. Ну, привык просто. За год-то. Или за два, что ли… А кроме того, у него, у Зуева, вроде как бы другая девушка появилась. Типа любовь. Семью он, конечно, бросать не хочет, а времени и сил на всех не хватает. Об Алине же при этом тепло отозвался.

Козельцев, конечно, укорять Зуева стал, даже стыдить. Ты, мол, мужчина или не мужчина?! И уговаривать принялся: Алина не просто женщина, а умная и совсем почти молодая, добрая, и лицо у нее не только симпатичное, но и одухотворенное. И глаза вон какие!.. А теперь вот дома сидит, после работы не задерживается, вечерами никуда не ходит, не говоря уж о выходных. Как затворница какая-нибудь.

И так Козельцев увлекся, так у него все это от чистого сердца шло, что Зуев задумался, голову опустил и даже будто вздохнул несколько раз.

— Все! Гад я и есть гад. Такой женщиной пренебречь, тем более с таким мужем, ради какой-то!.. — и он чуть было одно нехорошее слово не произнес.

Пожали они друг другу руки, и Зуев почти поклялся:

— Владислав!.. Можно, — говорит, — я тебя Славой буду звать? Ты мне, Влад, прямо глаза открыл. Я завтра же… нет, сегодня Алиночке позвоню, и все будет о’кей.

Козельцев пришел домой, руку ласково положил на плечо жены. Посмотрел на нее ободряюще, кивнул головой и сказал только, чтоб не выдавать секретные переговоры свои с Зуевым:

— Ничего, — сказал он. — Все нормально. Все о’кей будет.

И уже на следующий день все действительно утряслось. Алиночка вдруг позвонила по сотовому с работы и сказала, что задержится — или к подруге зайдет, или еще куда-то… И голос такой счастливый-счастливый…

А Козельцев по сотовому тоже набрал номер.

— Ксюша, — сказал он. — Это я, Влад. Решили мы проблему-то. Устаканилось все, — пошутил слегка. — Без выстрелов, — засмеялся он. — Я тут скоренько заеду за тобой… Прямо соскучился. На природу, что ль, давай махнем. А то сколько дней все дома да дома…

Ксения, жена Зуева, тоже обрадовалась, и Козельцев стал быстренько собираться.

 

 

Последний поцелуй

 

У нас очень дружные все в садоводческом товариществе. «Голубой вагон» называется — раньше-то тут одни железнодорожники были. И особенно те дружат, которых и разделяет-то всего-навсего сетка-рабица. Как у кого-нибудь первая редиска — так соседа зовет. А у другого, например, через неделю фенхель пошел. Ну и под фенхель — пожалуйста, если к тому же еще шашлычок небольшой организовать.

Вот сидим недавно — что-то у кого-то как раз созрело. Сосед Василий Захарович из-за рабицы с женой пришли — с пивом. Хорошее такое — «Ochakovo». Виктор Николаевич чем-то домашним решил угостить. Но без жены. Ну, сидим, слово за слово — о футболе в Португалии, о борьбе с бедностью у нас, о коррупции среди чиновников. И вообще, огорчаемся, молодежь нынче не та пошла…

А Раиса Ивановна — у них внук с Захарычем совсем маленький, в первый класс пойдет — и рассказывает. Вот шли сюда, говорит, с Артемкой, с внуком то есть, — ну прямо стыдно: через каждые три метра целуются на мосту… А у нас, как на дачи идти, мост железный через речку, подвесной. Большой такой. А Виктор Николаевич уточняет, что целуются — тьфу! — даже не через три, а через два метра. Идти, говорит, противно. Особенно с женой или детьми.

И оказалось, что это всех уже волнует не первый день — такая мода, что ли, теперь у молодежи. Идешь мимо — хоть отворачивайся. А отвернешься от левых перил — на правой стороне такие же страсти. Как будто кроме них, целующихся, никого нет, безлюдно. И бывает, девушка большая или полная, а он, наоборот, маленького роста или худенький — прямо кинокомедия. А им все равно «горько!»

Тут с салатом «лолло росса» и с «Клинским» Миша Афонин подошел, пожарник. Выпил с нами и вспомнил — сам по радио слышал: в Париже всем это надоело, и там теперь за поцелуи в общественных местах, и особенно в метро, просто штрафуют. Но у них штраф — во франках или даже в евро, и нашей студентке или продавщице батареек с рынка никаких стипендий или зарплаты месячной не хватит.

В общем, так пообсуждали мы эту проблему и разошлись по своим участкам. А вечером, кто на даче не ночует, домой пошли. Через мост. А там опять эти необузданные чувства и вожделение. Как в парижском метро.

Ну а через недельку собрались как-то спонтанно у Василия Захаровича — он в отпуск как раз пошел — и снова вернулись к этой злободневной теме. И вдруг Раиса Ивановна, жена его, и говорит:

— А мы, бабы, — не грубо так «бабы» сказала, а по-домашнему, — вот что придумали…

Вообще, надо заметить, у нас в стране женщины и раньше были социально активными, и сейчас любая в этом плане мужику сто очков вперед даст.

Так вот она и говорит:

— Мы тут что придумали-то — и Лида, и Зоя Ивановна. И Наташа Фокина согласна…

Если коротко, то суть их проекта в следующем. Пойти — ну, всем не всем (у нас тридцать два только члена товарищества плюс их семьи), а так — пар семь-восемь, жены с мужьями, — дойти до моста и встать там между целующимися. Лицом к лицу, супруга к супругу, а кто-то спиной к перилам, и начать — ну хотя бы в щечку, в одну, в другую, потом слегка губ коснуться… Ну, кто как помнит…

Все, конечно, смутились, а Зоя Ивановна, пенсионерка, даже так выразилась:

— Ну не взасос же, прости господи!

Что ж, обсудили детали и решили попробовать. И отправились уже в ближайшую субботу. Все равно через мост домой идти. И тут сначала Витя Иванов со своей Лидией встали — ей за сорок, ему под пятьдесят, — и он чмок ее. Раз, другой… А рядом — пара, лет по шестнадцать им. Ей даже меньше. Они тут же расцепились и рты от удивления раскрыли, вместо того чтобы целоваться. Посмотрели на Ивановых, посмотрели и отошли подальше.

А там уже Афонин с Галиной Николаевной — они в браке лет двадцать. Тоже встали и начали — она его в основном, потому что он стеснительный.

Потом я свою приобнял… Василий Захарович свою…

И пары четыре мы спугнули.

Но это так, разведка была. А потом наши женщины соответствующую работу на дачах еще провели, сагитировали некоторых других — тут как раз жимолость пошла, клубника, и мы чаще общались. Желающих оказалось даже побольше, чем мы думали. Зоя Ивановна, ей семьдесят, своего ветерана труда привела — постарше он. В галошах, как по грядкам ходил — так и на мост пришел.

Кольцов, холостяк сорокалетний, все порывался с Натальей из первой дачи постоять — и не знаем, вышло у них что или нет. Ей тридцать, она недавно развелась. А в принципе, обменивались мы мнениями, и не обязательно всем со своими женами — может, какой некогда… Главное — результат.

И он не заставил себя ждать. Не хочу сказать, что молодежь как ветром сдуло, но слух среди этого поколения next точно прошел. Я уж не говорю о тех конкретно, кого непосредственно Зоя Ивановна или наш председатель с казначеем спугнули. И куда уж они удалились (не в метро же, в самом деле, тем более что у нас его еще и нет), но на мосту теперь никаких влюбленных, и даже в городе на улицах такие факты очень редко встречаются. Рассказывают, один гаишник из ДПС, когда под рекламным щитом увидел прижавшуюся друг к другу парочку, — он к ним с проезжей части подошел с жезлом и предупредил, что здесь не положено. Потому, мол, что водители отвлекаются и может произойти ДТП. И они так и не поцеловались, ушли в кафешку одну, «Золотую рыбку», кофе пить.

Мы и на следующий год, если что, еще одну акцию такую проведем. Не отступимся. Как говорится, до последнего!..

_____________________________

Валерий Седых по основной своей профессии — журналист. В настоящее время работает заместителем редактора газеты «Город на Цне».

А в свободное от работы время пишет юмористические рассказы, которые публиковались в коллективных сборниках, в журналах «Крокодил», «Чаян» и др. Автор очень смешной книги «Туда и обратно».

 

ВВЕРХ

 

 

 

Hosted by uCoz