- Николай Наседкин -

 

в зеркале критики

 

Главная | Новости | Визитка | Фотобио | Проза | О Достоевском | Пьесы | Дж. Робертс | Юмор | Нон-фикшн | Критика | Гостевая книга

 

 

 

Аллилуйя любви!

 

О романе Николая Наседкина «Люпофь»

Уже два года, как вышел в свет роман Николая Наседкина «Люпофь» (Москва: «Голос», 2006), а споры о нём не затихают до сих пор. И не затихнут ещё долгое время… Потому что невозможно, прочитав его, остаться равнодушным. Роман этот уже невозможно забыть, как невозможно забыть «Тёмные аллеи» Бунина или «Даму с собачкой» Чехова!

Мнений много. Мнения разные. Кто-то плачет над книгой, а кто-то «кривится и с отвращением плюёт через левое плечо». И это понятно: нет одинаковых людей, каждый видит этот мир по-своему.

Удивляет другое. Все критики оценивают произведение как-то узко и поверхностно. Кто-то размышляет исключительно об образе главной героини, другие, — о деградации и компьютерной зависимости сильной половины человечества, третьи, — о падении нравов и уровня культуры речи.

И мало кто сумел разглядеть суть этого романа, его сердце!

А ведь роман этот, он совсем о другом.

Роман «Люпофь» — это трагичный роман о Любви!

О вечном поиске человеком Любви, как спасения от одиночества, забвения и тлена.

Lo sete! — восклицает на Голгофе распятый Христос, что знаменует для каждого человека вечную неутолённость в любви. И вслед за Спасителем всю свою жизнь обречены мы повторять: «Жажду! Любви!»

Мастерски, всего несколькими штрихами рисует Николай Наседкин образы своих героев, а перед нашим мысленным взором предстают непростые и яркие человеческие судьбы.

Но есть в жизни этих персонажей одна общая черта.

Каждый из героев романа пронзительно трагично одинок, как и всякий из нас в этом мире.

«Глобально, тотально и хронически одинок» главный герой произведения Алексей Алексеевич Домашнев.

С женой отношения давно остыли, единственный друг далеко, «с мужиками ему… скучно », а с женщинами сложно.

К своим пятидесяти годам он давно уже разуверился в любви, стал скептиком и циником.

Но рациональным своим умом он подсознательно понимает, что именно тёплая глубокая привязанность к женщине даст ему душевный покой и равновесие.

А его творческая, тонко чувствующая душа всё ещё ждёт этой самой пресловутой любви.

Вот почему, всякий раз, начиная отношения с новой женщиной, он «был уверен, что встретил, наконец, её, ту самую, с которой предстоит ему долгое сладкое счастье разделённой любви…»

Ему повезло, как немногим. Он встретил Её. Девочку с карими глазами…

Красивую, юную, талантливую, влюблённую…

Встретил и полюбил.

Нашёл и потерял…

Почему?!

Милый, умудрённый опытом, Алексей Алексеевич забыл одну простую истину: «Любовь — неисполнимость…»

Герои наши, растворяясь в своей неистовой любви, бросаясь в неё без оглядки, забывают, что «гуманней» «не обещать небес, но дать хотя бы землю, до гроба не сулить, но дать хотя бы миг!»

Эта опрометчивая забывчивость и приводит их в финале к трагедии.

Ослеплённые чувством, мы, люди, всегда забываем о том, что в самой природе любви уже заложена трагедия, исполненный острой непримиримости конфликт. Мы верим, что она пришла навсегда, а она приходит на миг, мы ждём от неё радости, счастья, вдохновения, а она оборачивается нестерпимой болью и неизбывным горем...

А ведь, казалось бы, как просто — любить и быть счастливым!..

Жалко всех нас невообразимо…

Жалко Олю, первую любовницу Домашнева, милую сорокалетнюю женщину, которой давно опостылел муж, которой уже не дарят тепла повзрослевшие дети. А она так отчаянно нуждается и в душевном тепле, и в участии, и в любви…

Жалко жену Домашнева Дарью Николаевну. Одинокую несчастную женщину, которая пытается спасти свою потерянную любовь.

На страницах романа этой героине отведена почти незаметная, второстепенная роль, но за редкими сценами с её участием ясно просматривается трагическая женская судьба.

Почувствовать несмолкающую её боль, страшное её одиночество, сможет только тот, кто сам прошёл через это.

Н. Наседкин в предисловии к книге ставит перед читателем множество вопросов, порой непростых, даже неразрешимых.

Но почему-то именно образ Дарьи Николаевны заставляет задуматься о том, имеем ли мы право удерживать около себя разлюбившего нас человека?

Многие из нас, чего скрывать, проходят через предательство и равнодушие своих близких. Многие не понаслышке знают, как это унизительно и невыносимо, когда тебя перестают любить, бросают.

Да, может быть, наша жизнь сломана, может быть, даже искалечена (хотя, каждый крах — это только площадка для чего-то нового)!

Но ведь и жизнь оставившего нас она тоже одна, она тоже неповторима!

Так имеем ли мы право мешать его возможности быть в этой единственной жизни счастливым (хотя бы и на миг!)?

Имеем ли мы право лишать другого человека возможности выбора, выбора для себя лучшей доли?!

Конечно, эти вопросы можно адресовать и самому главному герою.

Но во все времена именно женщина чаще всего оказывалась способной на такой духовный подвиг: понять и простить.

Это очень трудно, быть настолько всепрощающим, благородным, любящим, чтобы с лёгкой душой и светлым сердцем отпустить того, другого, искать свой путь, свою судьбу.

Но может быть, жертва эта и станет тем великим проявлением любви и милосердия к ближнему своему, которых так ждёт каждый из нас?!

А где-то, ещё за страницами романа, живёт предчувствием любви, ждёт её, как чуда, главная героиня этой истории юная Алина Латункина. И любовь настигает её, обрушивается на неё, словно огромная волна, подхватывает и несёт на самом гребне.

«Кульминация меня, наивысшая точка меня», — так говорит о себе сама героиня.

Перед нами предстаёт человек настолько неординарный, яркий, талантливый, что порой задумываешься, а не преувеличивает ли автор? Её стихи — это крик души, её письма — произведения словесного искусства, поэзия…

Ни на минуту нельзя усомниться в том, что она любит Алексея Алексеевича. Любит искренне, любит всей душой, пылко, страстно, самозабвенно: так, как можно любить только в двадцать лет…

Но что же происходит вдруг с этой милой девочкой?

Почему, почему меняет она любовь всей своей жизни на пошлую связь с глупым Колей?!

Один человек сказал мне недавно: «Я могу испугаться…»

Вот и Алина, она просто испугалась…

Испугалась ответственности, серьёзности происходящего, испугалась этого тяготящего «навсегда»…

Легко влюбиться в заслуженного профессора, талантливого писателя, делить с ним его победы, его опыт, его страсть.

Но ох, как непросто любить, жалеть, понимать и прощать седеющего мужчину, «толстокожего, циничного», уходящего временами в запой или в банальную депрессию!..

Не каждая женщина способна на такое самопожертвование. И Алина, увы, не стала прекрасным исключением…

Она молода, жить ей хочется красиво и легко. Пока Домашнев давал ей это — она была с ним. Когда начались сложности — появился Коля.

С Колей проще. С Колей не надо всегда быть на высоте, всегда соответствовать, всегда гореть.

У Алины самая трагичная роль в романе, у неё беда.

Поднимется с колен опустившийся профессор, простит его и смирится с судьбой несчастная жена, забудет оскорбление и найдёт своего человека милая Ольга, не заметит и не поймёт потери простоватый Коля…

И только Алине отныне и навсегда жить с ощущением вины, с ощущением непоправимой ошибки, жизненной катастрофы, которую сотворила она своими руками.

Это Алине мучиться, искать и не находить мужчину, равного Домашневу.

Слишком высокую планку задал ей Алексей Алексеевич в самом начале её женской судьбы.

Всю свою жизнь обречена она теперь искать своего полуангела, с которым когда-то срослись они крыльями и душами.

Сможет ли она выстоять, не сломается ли? Сможет ли окончательно не потерять себя?

Или это уже случилось и пути назад нет?..

Только жизнь сумеет ответить на эти вопросы и расставить всё по своим местам….

Не могу не сказать ещё вот о чём. В романе много интимных сцен. Не все читатели способны тактично и чутко отнестись к откровенным признаниям автора. Некоторые называют его даже «развратником» и «богохульником».

И что интересно, коробят эти самые откровенные сцены чаще всего мужчин-читателей!

Но, дорогие мужчины, разве можно быть такими неискренними ханжами?!

Наша земная любовь, она ведь состоит не только из полёта души, но и из восторга тела, когда от ласк любимого человека оживает каждая клеточка твоего организма!

А ведь автор в послесловии к роману подчёркивает, «что и чересчур откровенные сцены, и порой чересчур “крепкие” слова и выражения в романе “Люпофь”… не главное. Главное, что это роман о ЛЮБВИ».

Создаётся впечатление, что эти читатели-критики просто завидуют герою романа или самому автору (ведь он не скрывает тот факт, что роман «Люпофь» автобиографичен).

Смело, искренне, без оглядки на досужих сплетников и критиков рассказывает Николай Наседкин историю своей нежной трогательной и страстной любви.

Да и рассказывает, по сути, не для нас, а для той самой девочки, которая эту большую любовь в своих тонких руках не удержала…

Сам автор, попытавшийся в этом романе выплеснуть боль своей души, докричаться до неё единственной, вряд ли до конца осознаёт, ЧТО он создал!

Роман «Люпофь» — это гимн Любви! Он на века.

Роману «Люпофь» суждено, на мой взгляд, рано или поздно стать классикой русской литературы!

Увы, не каждому в жизни удаётся испытать это всепоглощающее чувство, но благодаря открытому, откровенному повествованию автора мы можем хотя бы прикоснуться, почувствовать свою сопричастность к этой великой тайне, тайне Любви!

Автор держит своё хрупкое счастье на ладошке перед всем миром, делится с нами своей радостью, своей болью, дарит нам ослепительно-яркий свет своей Любви!

Так давайте постоим в этом свете, помолчим, прислушаемся к себе… Светлее станет мысль, чище душа, и вспомнится вдруг, «для чего мы на Землю попали»!

Откроется сердцу простой и истинный смысл нашего земного существования — имя которому ЛЮБОВЬ!

Аллилуйя, Любви! Аллилуйя!

Светлана МЕЩЕРЯКОВА.

 

 

 

 

çç            èè

 

© Наседкин  Николай  Николаевич, 2001

E-mail: niknas2000@mail.ru

 

Hosted by uCoz
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru