- Николай Наседкин -

 

в зеркале критики

 

Главная | Новости | Визитка | Фотобио | Проза | О Достоевском | Пьесы | Дж. Робертс | Юмор | Нон-фикшн | Критика | Гостевая книга

 

 

 

Наш человек в «Москве»

Публикация в «толстом» литературном журнале — всегда свидетельство признания авторского мастерства. Созданная председателем Тамбовского отделения Союза писателей России Николаем Наседкиным повесть «Сто двадцать лет спустя» напечатана в третьем выпуске журнала «Москва» за нынешний год. То, что произведение тамбовского автора не затеряется среди других текстов (общий объём журнала — 240 страниц), не вызывает сомнения: повесть открывает номер.

Несколько слов о самом журнале. Его учредителями являются Союз писателей России и Российский фонд мира, возглавляет редакцию известный прозаик Леонид Бородин. Основанное в 1957 году издание в 90-е обрело подзаголовок «Журнал русской культуры» и, что самое главное, имеет все основания позиционировать себя таким образом. В 1966—1967 годах в журнале «Москва» впервые был опубликован роман Булгакова «Мастер и Маргарита». Первая послереволюционная публикация «Истории государства Российского» Карамзина уже в 1989–1990 годах тоже осуществлена именно этим изданием. Недавно журнал удостоен премии имени святого благоверного князя Александра Невского в номинации «За вклад в русскую литературу».

Верность традициям — непоколебимое кредо солидного издания, и повесть «Сто двадцать лет спустя» полностью соответствует ему. В своём сочинении тамбовский автор даёт своего рода проекцию чеховской «Скучной истории» на современную жизнь. Начало положено общим именем героев-повествователей Чехова и Наседкина: в обоих случаях рассказчика зовут Николаем Степановичем. У классика он светило медицинской науки, «заслуженный профессор», и в то же время  это просто уставший от жизни человек 62 лет, измученный болезнью и домашними неурядицами (подзаголовок «Скучной истории» — «Из записок старого человека»). Тамбовский автор рисует образ ровесника чеховского персонажа — современного «литературного генерала», которого многие жизненные обстоятельства роднят с тёзкой из XIX века.

Печататься в крупных журналах Наседкину приходилось и прежде: его  проза выходила под обложками таких хорошо известных читающей публике изданий, как «Нева», «Подъём», «Урал». Немало публикаций осуществлено в «Нашем современнике», куда Николай Николаевич имеет обыкновение предлагать каждую из своих новых вещей. Повесть «Сто двадцать лет спустя» там тоже рассмотрели и одобрили, но в редакции взяли за правило не публиковать произведения, где главной темой  становится литература. Тогда автор одновременно направил своё детище в адрес трёх журналов: «Нового мира», «Москвы» и «Подъёма». В конце января редакция «Москвы» сообщила, что повесть ставится в один из ближайших номеров, необходимо срочно прислать фотографию и сведения о себе...

Увидев повесть напечатанной, писатель счёл необходимым выразить издателям особую благодарность за бережное отношение к авторскому тексту: всё было сохранено до последней запятой, не было проигнорировано и выделение определённых мест курсивом. Автор поставил перед собой невероятно дерзкую задачу: выступить в соавторстве с великим писателем; многочисленные цитаты из «Скучной истории» стали своеобразными скрепами повествования, максимально приближенного к нашей сегодняшней действительности. Кстати, у некоторых персонажей Наседкина имеются прототипы из писательской среды, называются и реальные имена. Весьма живо передаётся в повести атмосфера Литинститута, «толстых» литературных журналов. Удивительное совпадение: по авторскому замыслу, герой стоит во главе издания, редакция которого находится на Арбате, — и  именно Арбат является местом расположения того самого журнала «Москва», в котором опубликована повесть Наседкина.

Внимательный читатель найдёт на страницах повести и тамбовскую составляющую. Герой приезжает в «чернозёмный город Баранов» — под таким псевдонимом Тамбов фигурирует во многих произведениях Наседкина. Драматический театр, местная писательская организация и даже... «Барановский альманах» (прежде чем появиться на страницах журнала «Москва», повесть «Сто двадцать лет спустя» в ноябре прошлого года вышла в «Тамбовском альманахе»). В упоминаемом названии ресторана — «Корсар» — угадывается небезызвестный тамбовский «Пират». А какими же видятся «столичному гостю» здешние жители? «Каждый третий болтает на ходу по мобильнику. Ну да это и в Москве так. Впрочем, я не любитель разглядывать людей, мне интересней в новом месте пейзажи и здания. Уже вскоре я выхожу на набережную, где открывается дивная перспектива: заснеженная река с фигурками рыбаков и лыжников, за рекой темнеет бесконечный лес, вдоль излучины на городском берегу то там, то здесь среди многоэтажек золотятся купола церквей». И далее следует фраза, в искренности которой невозможно усомниться: «Вот где надо жить человеку и дышать полной грудью!»

Николай Наседкин как раз здесь живёт, дышит и пишет. Однако нельзя не порадоваться, что его читательская аудитория не ограничивается границами нашего плодородного чернозёмного края.

Екатерина ЛЕБЕДЕВА.

 «Тамбовская жизнь»

1 июня 2011 г.

 

 

 

 

çç            èè

 

© Наседкин  Николай  Николаевич, 2001

E-mail: niknas2000@mail.ru

 

Hosted by uCoz
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru