- Николай Наседкин -

 

в зеркале критики

 

Главная | Новости | Визитка | Фотобио | Проза | О Достоевском | Пьесы | Дж. Робертс | Юмор | Нон-фикшн | Критика | Гостевая книга

 

 

 

Переписка с В. П. Астафьевым

 

Только что, весной 2009 г. в «Издательстве Г. Сапронова» вышла книга «Нет мне ответа…», которую составили письма большого русского писателя Виктора Петровича Астафьева (1924–2001) к своим современникам. Среди них опубликовано и одно из посланий-ответов автора «Царь-рыбы» и «Последнего поклона» начинающему тамбовскому писателю Николаю Наседкину (от 16 июня 1992 г.) А вообще вся переписка между Тамбовом и Красноярском (Овсянкой) включает в себя 6 писем Н. Наседкина и 3 письма В. Астафьева. Ниже она приведена полностью:

 

16 марта 1992 г.                                                                                             г. Тамбов.

Уважаемый Виктор Петрович!

Уже несколько лет собираюсь обратиться к Вам, но, отлично понимая Вашу безмерную занятость, откладывал. Однако, вот решился. Бога ради, простите меня за отнимаемое время!

Дело в том, что Вы один из крайне немногих писателей, кого я уважаю в нынешней русской литературе. И ещё — что даёт мне смелость — мы с Вами в какой-то мере земляки: в детстве и молодости (до 24 лет) я жил и рос под Абаканом, в райцентре Белый Яр. Недавно похоронил там мать, но самые близкие, кровные, родственники живут и посейчас в Хакасии.

Мне уже под 40. В Тамбов попал по распределению после Московского университета. Сюда же вернулся и после Высших литературных курсов (тоже общая точка мой и Вашей биографий!), которые окончил в прошлом году. Я не член СП и поэтому на ВЛК учился в семинаре критиков.

А не член Союза писателей (да и не в членстве дело!) потому, что уже несколько лет бьюсь понапрасну лбом в бронированные журнально-издательские стены. Результаты унизительные: отрывки из повести в сборнике молодых в региональном издательстве да рассказ в журнальчике «Физкультура и спорт». Когда учился на ВЛК, вроде бы лёд тронулся, казалось, вот-вот и — шуга: одну повесть приняли в издательстве «Столица», рассказ — в журнале «Московский вестник». Но стоило мне уехать из Москвы, дело застопорилось напрочь.

Но я ещё продолжал трепыхаться. Однако ж, толку мало. Я даже года 2-3 назад предлагал свою повесть «Казарма» и «Енисею». Рукопись мне кое-как вернули почти через год с разбором Т. Воронцовой. Об уровне суждений этой дамы, «разобравшей» армейскую повесть, говорит хотя бы тот факт, что на пяти страничках её рецензии наляпано почти пятьдесят орфографических, лексических и разных прочих ошибок.

Но я всё равно продолжал бы рассылать рукописи (помня о судьбе Джека Лондона), если б при нынешних почтовых вздорожаниях редакции не перестали вовсе отвечать и возвращать рукописи. Полный тупик!

Виктор Петрович, я, конечно же, мало на что надеюсь, тревожа Вас. И тем более — Вы не редактор, не издатель. Но Ваше слово, Ваше мнение весомы в мире литературы. Да если даже и не практической помощи, то хотя бы одобрение услышать от Вас — и то легче станет дышать, вдохновеннее будет работаться. А то, ей-Богу, уже сил никаких нет. Я понимаю: Вы добились в жизни и литературе всего сами, но будьте снисходительны и к тем, кто послабже Бас в коленках, не имеет характера для долгой (бесконечной) борьбы.

Виктор Петрович, прошу Вас, просмотрите, пожалуйста, два-три моих рассказа. Может быть, это и будет тем чудесным случаем-толчком, который сдвинет наконец мою буксующую писательскую судьбу с места. Бог Вам за это воздаст!

Если Вы ответите согласием, я тотчас вышлю рассказы заказным пакетом и уж, само собой, оплачу все расходы по пересылке рукописи обратно.

Ещё раз очень и очень прошу — не гневайтесь на меня: решился обратиться к Вам после мучительных раздумий, уже в полном отчаянии.

Всего Вам наилучшего и главное — здоровья!

С большим уважением

Николай Наседкин.

 

___________________________________________

Дорогой Николай!

Весь крик и стон твоей души слышу и понимаю, но думаю, что будет ещё хуже, вот беда-то!

Раньше лета прочесть твои рассказы не смогу. Я заканчивал первую книгу романа и сейчас меня качает и валит, проспал сегодня 12 часов, а голова всё не на месте. Раньше, когда был моложе, восстанавливался быстрее и легче, а сейчас…

За это время скопились вороха рукописей и читать я их смогу летом, когда уеду в свою деревню садить огород и попробую отдохнуть от работы, где-то в конце мая присылай рассказы. И не обижайся и не старайся оплачивать их пересылку, я не самый бедный литератор в России и на хлеб-соль, да на почту моего заработка ещё хватает.

Кланяюсь Виктор Петрович

(В. Астафьев)

26 марта 1992 г.

Красноярск

 

____________________________________________

 

31 марта 1992 г.                                                                                        г. Тамбов

Уважаемый Виктор Петрович!

Спасибо, огромнейшее за письмо! И — за разрешение прислать рукопись! Вышлю рассказы 20 мая.

Желаю Вам всласть отдохнуть после трудной работы, желаю здоровья и бодрости!

Спасибо!

Простите, что письма пишу на машинке — почерк у меня не из лучших.

Всего доброго!

Николай Наседкин.

 

______________________________________________

 

17 мая 1992 г.                                                                                                     г. Тамбов

Виктор Петрович, здравствуйте!

По нашему уговору и с Вашего разрешения высылаю рукописи: два рассказа («Осада», «Пирожки с мясом») и отрывок из повести («Муттер»), над которой сейчас работаю. Вы написали, чтобы я высылал в конце мая.

Простите, что, нарушая Ваше пожелание, всё же вкладываю конверт с марками на случай обратной отсылки — это уменьшит хоть чуть Ваши хлопоты.

И, конечно же, ещё и ещё раз прошу: Бога ради, простите за эти самые хлопоты, за отнимаемое у Вас время, но Баше слово очень много для меня значит.

Желаю Вам и Вашим близким бодрости, здоровья и спокойствия духа!

С искренним уважением

Николай Наседкин.

 

______________________________________________

 

Дорогой Николай!

Вернулся из Москвы, с так называемого съезда, так называемых писателей и малость отоспавшись принялся за рукописи, а их скопилось целая телега, да все рукописи-то дикие, самодеятельные. Чем хуже нам живётся, тем шибчее исходит народ стишками, особенно пенсионеры. От одичания это, не иначе…

Рукописи Ваши вполне профессиональны, чисто написаны и я готов предложить рассказы в «Новый мир», хорошо бы три, уж так почему-то повелось давать небольшие рассказы подборкой. Хорошо бы Вы подослали мне ещё один или два рассказа, (чтоб выбор был) и не ниже по уровню, чем те, что я прочёл. Я со своей сопроводиловкой зашлю рассказы в отдел прозы нашего, всё ещё очень требовательного журнала, и дальше уж помогай Вам Бог, но если «Н/овому/. Миру» не подойдут, можно подумать и о других органах, есть у меня кое-где знакомые, например, Леонид Бородин в «Москве», да вот сама-то «Москва», как и многие наши журналы, висит на волоске.

Комплиментов Вам никаких не пишу. Зачем они, твёрдо владеющему пером, человеку? Дай Бог сил, здоровья и терпения «отражать» эту дорогую действительность, да ещё в «осаде» бесхлебья, беззакониям всеобщего разгула, политиканства, воровства и блядства.

Жму Вашу руку и кланяюсь Вашим близким.

Виктор Петрович

(В. Астафьев)

16 июня 1992 г.

с. Овсянка

____________________________________________

 

30 июня 1992 г.                                                                                      г. Тамбов.

Виктор Петрович, здравствуйте!

Только что получил Ваше письмо — огромное спасибо! И за то, что не пожалели на меня времени и за добрые слова о моих рукописях. Спасибо!

Высылаю ещё три рассказа, как Вы предложили. Только на этот раз не знаю, что делать с расходами за пересылку: боюсь, что Вы посчитаете меня чересчур мелочным, если я заготовлю впрок конверт на адрес «Нового мира». Надеюсь, что Вы, Виктор Петрович, простите меня за то, что я не знаю, как поступить в этом случае.

Впрочем, не буду больше отнимать у Вас время лишними строками письма. Буду ждать и надеяться.

Всего Вам наилучшего! Поменьше обращайте внимания на окололитературные съезды и манифестации — и для здоровья лучше и для творчества.

Желаю Вам успешной работы над романом «Прокляты и убиты» и спокойствия духа.

Мои наилучшие пожелания Вашим родным и близким!

До свидания!

Николай Наседкин.

_______________________________________

Дорогой Николай!

Эти рассказы всё же слабей «Осады», вяловаты по мысли, а где и отсутствием её и сделаны по тому же лекалу, что и «Осада»: люди помещаются в крайнюю ситуацию, стрессовое состояние и полубезумство или /1 нрзб/ вывод: «против жизни не попрёшь, вон она чего выделывает, номера какие выдаёт…»

«Осаду» вместе с двумя рассказали провинциальных авторов я отослал с предисловием в «Новый мир» и пока не знаю какое отношение тамошних лит. снобов, точнее изображающих оных, к этим материалам. Если не подойдут «Н/овому/. М/иру/.", рассказы передам в другой журнал, всё равно найду им место.

Извините за краткость и почерк. Болею.

Кланяюсь Вам и Вашим близким.

В. Астафьев

27 августа 1992 г.

с. Овсянка

_________________________________________________

 

8 декабря 1993 г.                                                                                     г. Тамбов.

Виктор Петрович, здравствуйте!

Случилось невероятное — вышла моя первая книжка — да ещё и в таком «красивом» виде. И Вы, Виктор Петрович, имеете к этому самое прямое отношение.

Когда летом прошлого года Вы по-доброму оценили мой рассказ «Осада» и даже вознамерились предложить его «Новому миру», я воспринял это…

Да что там объяснять! Я так вдохновился и чуть поверил в себя, что решился, собрал рукопись в 33 листа (практически всё из серьёзного много написанного) и, назвав сборник «Осада», предложил московскому издательству «Голос». Конечно, сыграло роль, что командует в «Голосе» бывший тамбовчанин, и поэтому рукопись мою прочитали. И вот результат: в феврале они мне предложили договор, а неделю назад книга уже вышла. Правда, одну повесть всё же вынули, но разве можно об этом горевать!

Итак, Виктор Петрович, очень и безмерно благодарен Вам за поддержку в самую трудную для меня минуту, за доброе слово! Только что прочитал в Вашей книге «Посох памяти» (купил в «Букинисте»), что Вы не любите навязчивых людей, но я не могу представить себе, как бы это я не подарил Вам свою первую книгу.

Прошу не обращать внимания на рубрику «Современный детектив» на обложке, моя проза к этому жанру не имеет никакого отношения, это уж издательство для рекламы присобачило. Разумеется, не надеюсь, что Вы прочитаете всю книгу (тем более, что несколько рассказов знакомы Вам по рукописям), но если когда-нибудь будет скучная свободная минута, а под рукой не окажется другой книги, то посмотрите повесть «Муттер» — там жизнь моей матери, отчасти моя, действие происходит в основном в Сибири, под Абаканом.

Ещё раз простите за беспокойство!

С большим уважением и благодарностью!

Николай Наседкин.

 

 

 

 

çç            èè

 

© Наседкин  Николай  Николаевич, 2001

E-mail: niknas2000@mail.ru

 

Hosted by uCoz
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru