Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин



СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

СОБР. СОЧ.


Обложка





Том 4

СЛАДКИЙ НЕДУГ

Романы-love

Меня любит Джулия Робертс. Виртуальный роман

Люпофь. Email-роман


Данный том составили два произведения эпохи становления Интернета — виртуальный роман «Меня любит Джулия Робертс» (2001) и email-роман «Люпофь» (2005). Их объединяет не только главная тема сюжетных линий — любовь, но и новаторское, авторское обозначение «компьютерных» жанров. Объединение этих романов в одной книге под названием «Сладкий недуг» (цитата из стихотворения М. Ю. Лермонтова «И скучно и грустно») и с общим жанровым определением «романы-love» было сделано в 2012 году для издания к 60-летию автора в рамках программы «Издание книг тамбовских писателей для библиотек области», но в итоге из-за недостатка выделенных средств на программу был выпущен менее объёмный юбилейный сборник прозы автора «Рано иль поздно» (тоже цитата из «И скучно и грустно»), а «Сладкий недуг» в итоге в том же 2012 году был издан (предложен читателям) в виртуальном русскоязычном немецком издательстве «YAM publishing» по принципу «печать по заказу».


МЕНЯ ЛЮБИТ ДЖУЛИЯ РОБЕРТС

Работа над романом началась в XX веке и закончилась в XXI-м, но в итоге продолжалась менее года — с 18 декабря 2000-го по 29 ноября 2001-го. Парадоксальное, рубежновековое, время создания произведения подсказало-определило и новаторское жанровое определение — «Виртуальный роман»: повествование, созданное в виртуально-компьютерную эпоху, о пылком чувственном реальном романе в виртуальном мире…
Ещё в процессе работы над романом в тамбовской газете «Наедине» был опубликован фрагмент романа под названием «Неуставные отношения», позже та же «Наедине», а затем и «Город на Цне» ещё представили своим читателям фрагменты нового произведения тамбовского автора, однако процесс публикации книги в столице затягивался. Журналы-«толстяки» романом с фантастическим виртуально-компьютерным сюжетом не заинтересовались. В «Голосе», издавшем в 1997-м книгу «Криминал-шоу» и переиздавшем сборник «Осада», рукопись одобрили, но затянувшийся для издательства кризис не позволял автору надеяться на скорый выход книги. В «Астрели-АСТ», где перед этим вышел роман «Алкаш», тоже не спешили подписывать новый договор. Поиски издателя продолжились.
Наконец 10 декабря 2002 года был заключён договор с издательством «Зебра Е», входившим в издательский холдинг «Эксмо», и даже получен автором аванс в валюте, но… Но книгоиздатели, делающие ставку на серийные издания, так и не смогли втиснуть необычный роман ни в одну из своих серий…
В результате, устав ждать, автор решил (как кто подтолкнул свыше!) в январе 2005 года предложить роман «Меня любит Джулия Робертс» в некоторые журналы и издательства по второму кругу. И вот вскоре из редакции «Нашего современника» автору позвонил завотделом прозы Евгений Шишкин, сказал добрые слова о произведении, но и объяснил, что для читателей этого почвеннического журнала сюжет и лексика «виртуального романа» вряд ли будут интересны, а вот только что созданное в Москве издательство «СовА» как раз ищет новых авторов с новыми «нестандартными» произведениями. «Вы не против, если я передам им Вашу рукопись?» Автор, естественно, возражать не стал. И буквально через три месяца «СовА» издала роман, а спустя полгода книга вышла и в Гданьске, где на польский язык уже переводились также и другие книги автора — «Алкаш», «Самоубийство Достоевского», «Достоевский: Энциклопедия».
О выходе романа «Меня любит Джулия Робертс» в Москве и Польше сообщили читателям и тамбовские газеты, и даже центральные — например, «Комсомольская правда» (2004, 31 июля) и весьма специфический таблоид «СПИД-инфо» (2005, № 22). Наиболее развёрнутую рецензию опубликовал еженедельник «Новая Тамбовщина» (2005, № 38) под названием «Реально-виртуальная любовь». Автор Людмила Войтович точно подметила: «У тамбовского писателя получились своего рода современные “Алые паруса”, только наоборот: там романтичная девушка Ассоль грезила о принце и дождалась его, а здесь герой дождался своей голливудской принцессы, вернее — материализовал её в своих виртуально-реальных мечтах…» И далее рецензентка подчёркивала: «Новое произведение Николая Наседкина получилось очень увлекательным и читабельным. Написан роман смело, раскованно, местами даже (в духе времени!) рискованно, чересчур, может быть, страстно и эротично. Хочется отметить и точный, образный язык, умело использованные двойные слова, характерные для стиля этого писателя вроде “изобретать-придумывать”, “мысль-мечта”, “отлепиться-отодвинуться” (сам автор называет их “дилексемами”, “парнишками”), яркие образы, сравнения, глубину мыслей, искренность…»
По мотивам романа автор создал пьесу «Джуроб», которая была отмечена дипломом на Международном фестивале драматургов «Любимовка-2004» и опубликована в «Тамбовском альманахе» (2005, № 1).


ЛЮПОФЬ

Работа над романом продолжалась с апреля по декабрь 2005 года.
После выхода книги появились отклики на неё как в местной, так и в центральной прессе. Причём, тамбовские рецензенты в основном сурово порицали автора за «безнравственность» и шокирующую откровенность.
«Николай Наседкин в своём новом, 13-м, произведении “Люпофь”, сделанном в форме электронной переписки двух любовников, “email-романе”, идёт своим путём, хотя, конечно же, совершенно неоригинальным в наше удивительное время. Но это дело вкуса и, как говорится, на любителя. Николай Николаевич никуда застенчиво глаза не отводит, ни свои, ни героев, и совершенно спокойно подаёт ситуации постельного режима — устами (а точнее — email-текстом) Алёши и Алины… роман поделён на две части, разбитые на главки с одинаковыми и недвусмысленными названиями (чего ж стесняться!): “Прелюдия”, “Коитус”, “Оргазм”, “Релаксация”. Я не могу привести выдержки или пересказать содержание тех или иных сцен… где эта самая физиология с гинекологией имеют место…» (В. Седых, «Город на Цне», 27 сентября 2006 г.)
«На обложке тринадцатой по счёту книги тамбовского писателя Николая Наседкина “Люпофь” запечатлены потягивающиеся на утреннем солнце у обширного водоёма нудисты — Он и Она. Поскольку оба повёрнуты к читателю “кормой”, а не лицами, трудно судить, что это за люди; ягодицы, хотя и голые, к сожалению, не так много дают представления о нравах и характерах героев. Лучше бы всё же заглянуть Ему и Ей в глаза. А ещё лучше, когда читатель с помощью писателя заглядывает в людские души. Всё же для этого, наверное, и существует литература? “Ну, что же, заглядывайте”, — великодушно разрешает автор в ответ на молчаливую нашу просьбу. И отчаянно смело показывает не только глаза, но и многое другое, чем богаты и он сам, и его верные натурщики, вплоть до самых интимных мест…» (В. Аршанский, «Мир информации», 28 июня 2006 г.)
Но вот Н. Веселовская, разбирая в своей статье «Николай Наседкин как зеркало русской релаксации» два романа «Меня любит Джулия Робертс» и «Люпофь», особо не зацикливаясь на «эпатажности» и «эротизме» произведений, констатировала: «И если через энное количество лет наши немногочисленные потомки захотят разобраться, что же происходило с их отцами и дедами, почему жизненная энергия упала настолько, что людям ничего не хотелось делать, даже размножаться, достаточно будет просто взять романы Николая Наседкина. Там есть ответы на все эти вопросы. В ненавязчивой мягкой форме, без какой-либо публицистичности, только через переживания героев автор показывает историю конца. Пока что конца отдельных личностей. А превратятся ли эти уходы в никуда наших современников в массовое апокалипсическое явление, потомкам уже будет известно…» («Тамбовский альманах», 2006, № 3)
Столичные же критики и вовсе не были шокированы «сексуальной смелостью» автора, обращая внимание прежде всего на суть и смысл повествования. Так, в редакционной «блиц-рецензии» под названием «Электронные страсти» в «Литературной газете» (19 июля 2006 г.) подчёркивалось: «Читатель, соскучившийся по эпистолярным романам, ныне обрёл возможность узреть их новейшую ипостась: email-романы. Отличие последних от предшествующих — в их большей откровенности, практически в обнажённости. Поскольку электронное послание адресовано единственному читателю, в то время как обычное письмо может оказаться в чужих руках. Как признаётся автор, в основу романа “Люпофь” положена подлинная email-переписка. Что и придаёт ему достоверность и жизненность…»
Рецензент «Литературной России» А. Трапезников в своей рецензии «О пользе чтения чужих писем», опубликованной 18 августа 2006 г., приходит, можно сказать, к глобальным обобщениям: «Вопросы ставит Николай Наседкин — и перед своими персонажами, и перед нами, читателями. И прежде всего такие: где комфорт и где дискомфорт в любви?.. Кто объект и кто субъект измены в любовном треугольнике? Как жить-существовать без любви? И, конечно же, извечные русские вопросы в отношении любви: кто виноват и что делать? Автор спрашивает, рассказывает комически-драматическую историю, но сам, разумеется, на свои вопросы не отвечает — не дело это писателя. Только уж самый дурной сочинитель тут же, в своих романах, подсказывает читателю какие-то ответы. Подлинная литература тем и велика, что она заставляет человека думать, задумываться и над смыслом своего собственного существования, и существования окружающего мира вообще. Как “Быть или не быть?” А ответы нужны только в кроссвордах… Вот и Николай Наседкин, как профессиональный писатель, лишь тормошит читателя, будоражит его то эротическими, то нежно-лирическими, то фарсовыми или трагедийными сценами, водя по лабиринтам любви-люпофи…»
Эмоциональный разбор книги провинциального автора сделала слушательница Высших литературных курсов Екатерина Донец: «Роман “Люпофь” я прочитала на одном дыхании… Очевидно, автору уже много всего хорошего наговорили об этой книге, о её предельной откровенности (не шокирующей, нет, ибо современного читателя, по-моему, уже невозможно чем-либо шокировать), о её беззащитной откровенности. Я не буду распространяться о достоинствах этой вещи — они и так ясны любому нормальному человеку. Роман “Люпофь” — даже не глоток свежего воздуха; это — порыв грозового ветра, с яростным звоном швыряющий об стены створки окна. Вот так зигзагообразно хочется выразиться — уж пусть простит меня читатель. Потому что устаёшь и дуреешь от потоков общедоступной пошлости, хлынувших сейчас отовсюду, затопивших нашу жизнь. Но за моим экземпляром книги Н. Наседкина уже выстраивается очередь в Литинституте из желающих прочесть её, а это значит, что не всё так безнадёжно…» («Тамбовский альманах», 2006, № 3)
Автор получил и немало читательских откликов (вплоть до развёрнутых рецензий) на «Люпофь» по электронной почте, в Гостевой книге на своём сайте, в соцсетях. К примеру, выпускница Тамбовского госуниверситета Татьяна Авдеева, уже спустя годы после выхода романа, 15 июня 2016 года, писала в сети ВКонтакте: «Николай Николаевич, здравствуйте. Лет 10 назад мне попалась на глаза книга “Люпофь”, и с тех пор я стала большой поклонницей Вашего творчества. Особенно я была поражена концовкой романа, которую нельзя назвать предсказуемой — до последнего момента не знала, чем закончится история, воссоединением или разлукой. Спасибо Вам!»
Что интересно, как раз концовка романа и для самого автора была до самого конца «непредсказуема»: он даже написал-создал второй, по сути «хэппиэндовый», вариант финала. Но в итоге в книге остался первоначальный конец, а второй, альтернативный, позже был опубликован в виде отдельного рассказа под названием «Февраль».

<<< Том 3
Том 5 >>>











© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники


Рейтинг@Mail.ru