Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


СТАТЬИ, ОЧЕРКИ, ЭССЕ

СТАТЬИ


Обложка

В охране нуждается память

В Законе РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» подчёркнуто, что они «отражают материальную и духовную жизнь прошлых поколений, многовековую историю нашей Родины…» И чуть дальше: «Бережное отношение к памятникам истории и культуры — патриотический долг каждого советского гражданина».

В последнее время начались восстановление и реставрация многих памятников, больше внимания со стороны общественности стало уделяться сохранению оставшихся от прошлого богатств истории и культуры. Но до кардинального решения проблемы ещё далеко.

Заместитель председателя областного совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) Н. С. Диденко прояснил ситуацию, ответив на несколько вопросов:

— Николай Степанович, памятники истории и культуры — это богатства поколений нынешних и в ещё большей мере поколений будущих. Какие, самые значительные из них, есть в нашей области?

— На территории Тамбовщины сейчас находится около 700 учтённых памятников и памятных мест истории и культуры, в том числе 17 из них республиканского и 47 местного, то есть внутриобластного значения.

Вот лишь наиболее ценные из них: дом Мичурина, усадьба Караул в Инжавинском районе, где родился и жил Чичерин, усадьба Рахманинова в Ивановке Уваровского района, Боголюбский собор и Ильинская церковь в Мичуринске, Троицкий собор в Моршанске, Летняя церковь бывшего Казанского монастыря, церковь Покрова и Гостиный двор в Тамбове…

По закону за каждый памятник истории и культуры несёт ответственность тот Совет народных депутатов, на чьей территории этот памятник находится. Надо, чтобы общественность повсеместно следила за исполнением этого закона. Особенно надеемся мы на помощь членов первичных организаций ВООПИК — именно они должны в первую очередь добиваться того, чтобы каждый памятник был восстановлен, охранялся и использовался в целях развития народного образования и культуры, патриотического и эстетического воспитания молодёжи.

— Прежде чем вести разговор дальше, давайте, Николай Степанович, хотя бы коротко охарактеризуем читателям областную организацию ВООПИК.

— Нас, членов этой организации, в области 140 тысяч. В каждом районе (кроме Сампурского и Гавриловского) есть отделения, которые возглавляют наши добровольные помощники. Мы осуществляем общественный контроль за охраной и использованием памятников, пропагандируем их, активно участвуем в организации экскурсий. Значителен и наш долевой денежный вклад в ремонт, реставрацию и охрану памятников.

Ежегодно членских взносов мы собираем до 50 тысяч рублей. Кроме того, только в прошлом году на наш банковский счет № 00700649 поступило добровольных взносов на сумму в 17 тысяч рублей.

— А как дорого стоит реставрация памятников?

— Судите сами: ежегодно только на реставрацию Боголюбского собора в Мичуринске и только по линии ВООПИК выделяется 50 тысяч рублей.

— Какие памятники Тамбовщины реставрируются в настоящее время и какие намечено возродить в ближайшем будущем?

— Три года назад был создан производственный ремонтно-реставрационный участок управления культуры облисполкома. Объёмы работ сразу возросли. Однако качество ремонта и восстановления памятников пока не лучшее — мало у нас квалифицированных специалистов-реставраторов.

Сейчас идут работы по восстановлению Боголюбского собора в Мичуринске, Троицкого собора в Моршанске, церквей бывших Вознесенского и Казанского монастырей, Кафедрального собора Тамбова. Трудятся реставраторы и в облдрамтеатре, и Доме Чичерина в областном центре. До 1990 года намечено дать вторую жизнь 20 объектам, в их числе таким, как усадьба Чичерина в Карауле, усадьба Асеева в «Арженке» Рассказовского района, конезавод в Моршанском районе, Ильинская церковь в Мичуринске и ряду других.

Кстати сказать, удивляет потребительское отношение некоторых организации и хозяйств к памятникам истории и культуры, которые они эксплуатируют. Например, тот же архитектурный ансамбль в «Арженке» госплемптицезавод арендовал долгие годы под детсад, что и способствовало обветшанию построек. Хозяйство должно было бы и произвести их ремонт — ан нет, своих денег оно пожалело.

— Николай Степанович, а какие памятники вызывают наибольшую тревогу! Какие надо спасать немедленно?

— Тревогу вызывает судьба даже тех памятников зодчества, которые вроде бы реставрируются, но уж больно медленно и не совсем качественно. Я имею в виду, к примеру, Зимнюю церковь бывшего Казанского монастыря в самом центре Тамбова. Документацию на её реставрацию готовит институт «Тамбовгражданпроект» и почему-то выдаёт эту документацию частями. Так же нельзя работать, надо же представлять себе и обсудить заранее, каков будет общий вид здания после реставрации.

А с Летней пятиглавой церковью, что возвышается рядом с Зимней, вообще сложная ситуация. Принято решение создать в ней филиал областного краеведческого музея, но никак не вывезут оттуда архив (здания, которые, в свою очередь, под архив выделены, не ремонтируются), поэтому восстановление, пожалуй, самого красивого в Тамбове памятника зодчества отодвигается на неопределённый срок.

И особенно тревожно за судьбу имения Караул, где совсем в неприспособленном для этого здании усадьбы располагается детский дом. Имение надо восстанавливать и создавать там культурный центр наподобие рахманиновской Ивановки.

Непростительно медленно используются деньги, выделяемые на ремонт Ильинской церкви в Мичуринске, где пока расположен краеведческий музей. Она — объект заботы областного управления культуры.

А под внешним благополучием красивого фасада кардиологического санатория в Тамбове скрываются тлен и сырость — минеральные ванны и кухонные службы разлагают фундамент ценного памятника архитектуры…

— Но особенно, Николай Степанович, не везёт, мне кажется, памятным местам Тамбовщины, связанным с литературой, не так ли? Я имею в виду хотя бы судьбу усадьбы Мара Баратынского в Умётском районе или дом в Тамбове по улице Горького, 25, где последние 18 лет своей жизни прожил один из создателей бессмертного Козьмы Пруткова поэт Алексей Михайлович Жемчужников. Ведь не так уж богата наша область литературными музеями, чтобы мы не заботились о сохранении этих зданий, как Вы думаете?

— Конечно. С Марой вопрос в принципе решить можно. Нами выделяются деньги на её восстановление, но дело пока застопорилось потому, что Умётский райисполком никак не может найти строительную организацию для производства работ. Но ведь уже сейчас силами общественности — членов нашего общества, молодёжи района — можно начать воссоздавать парк.

Что же касается Дома Жемчужникова, то здесь дело сложнее. В нём живёт в настоящее время несколько семей, сам дом имеет 60 процентов износа, непригляден, так что даже мемориальную доску на него не повесишь. В планах на восстановление он не значится… А надо бы выселить из него жильцов, полностью восстановить дом и устроить в нём литературный музей — материала бы набралось достаточно.

— И ещё вопрос: здание на Ленинградской улице, где мы с вами сейчас беседуем и где располагается областной совет ВООПИК, отдел облисполкома по делам строительства и архитектуры и правление областного отделения Союза архитекторов СССР, в настоящее время является украшением город. А ведь у него, говорят, очень непростая «биография»?

— Да, здание это относится к ансамблю бывшей духовной семинарии. Построено оно в конце XVIII — начале XIX века. Если главный корпус семинарии на Набережной, где теперь располагается ТИХМ, сохранился в первозданном виде, то дом на нынешней Ленинградской улице имел после революции несколько «хозяев», трижды горел, пока не попал в аренду, можно сказать, настоящему ценителю его уникальности — отделу облисполкома по делам строительств и архитектуры.

— И наконец, Николай Степанович, какую роль молодёжь области играет в охране памятников?

— Здесь есть чему радоваться и есть чему огорчаться. Раньше, года 3-4 назад, у нас были неплохие связи со студенческими отрядами, а нынче, к сожалению, студенты совершенно устранились от реставрации памятников истории и культуры. А ведь за лето бойцы СО здорово помогли бы при восстановлении того же Боголюбского собора в Мичуринске. До и вообще можно было бы молодёжи почаще организовывать субботники по реставрации памятников, по уходу за ними.

— Интересен, мне кажется, столичный опыт. Там, к примеру, по пятницам газеты «Московский комсомолец» и «Вечерняя Москва» публикуют объявления о том, где в выходные дни будут идти реставрационные работы и нужны рабочие руки добровольцев. Желающих всегда более чем достаточно. Быть может, стоило бы применить этот опыт у нас в Тамбове? Если областной совет ВООПИК продумает и организует подобный метод помощи реставраторам, го «Комсомольское знамя» вполне может оповещать своих молодых читателей об адресах и времени таких своеобразных субботников…

— Мысль хорошая. Всем вместе нам надо попытаться претворить её в жизнь. Ведь памятники истории и культуры служат в первую очередь для воспитания молодёжи. А самый лучший воспитательный эффект будет в том случае, если молодой человек своими руками прикоснётся к истории, поможет дать памятнику новую долгую жизнь.

/1986/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1986, 7 сентября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru