Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


САТИРА И ПУБЛИЦИСТИКА

САТИРА


Обложка

Не разбивайте лоб, молясь…

Ярым врагам религии — коммунистам, ненавидящим священников сильнее, чем буржуев, а крещёных людей боящимся пошибче, чем середняков, так и не удалось до конца истребить веру в народе. Остались-сохранились иконки по русским избам, устояли отдельные церквушки и соборы, не вытравлены были полностью церковные праздники и православные обряды.

Сколько помню себя, всегда на Пасху в нашем большом сибирском селе практически в каждом доме красили яйца да выпекали куличи. Может, разве что в роскошных апартаментах всяких партийных, советских да комсомольских паханов не решались нарушать атеистический устав. Однако ж, о том, чтобы достать-купить Евангелие или Библию в те времена и речи быть не могло: в самой читающей стране мира эти самые издаваемые и читаемые в мире книги числились по разряду запрещённых. Зато в каждой захудалой колхозной библиотеке имелась гнусная и глумливая книжонка «Забавная Библия» Лео Таксиля — французского атеиствующего хохмача. А в институтах и университетах наряду с дебильно-лживыми агитпредметами типа научного коммунизма и диамата мурыжили нам души ещё и якобы научным, но на самом деле дикарским дремуче-невежественным атеизмом.

Особенно нелепым было то, что наши, так сказать, советские духовные пастыри, занявшие всю очищенную от духовенства нишу в обществе, наши инженеры человеческих душ, то есть — классики соцреализма, напропалую эксплуатировали библейские тексты, выуживая оттуда названия для своих «шедевров», вроде «И был вечер, и было утро», «Соль земли» и пр., не ссылаясь при этом, само собой, на первоисточник.

В 1988 году отмечалось тысячелетие крещения Руси. По всей стране, с разрешения тогда ещё всесильной тюремной надзирательницы — компартии, произошло наконец, образно говоря, братание церкви и общества. В Тамбове впервые состоялась встреча интеллигенции города с епископом Тамбовским и Мичуринским Евгением. Встреча, конечно, была исторической. Интеллигенция робела, не знала, о чём можно, о чём нельзя спрашивать, да и как вообще обращаться к главе Тамбовской епархии. Чего там только не городили: и «батюшка», и «отец», и «владыко», и «ваше преосвященство», и даже — «отче». Сам владыка Евгений на вопросы отвечал весьма обтекаемо, не решив, видно, окончательно: видеть ли в переполненном зале уже паству или ещё только — толпу критиков и хулителей церкви.

По итогам той встречи я подготовил материал «Диалог» для областной молодёжки, в которой работал. Когда машинопись была готова, я повёз материал на визу в епархиальное управление. Надо ли говорить, как я с неимоверным любопытством и робостью осматривался в этом тамбовском штабе православия — обыкновенном жилом особнячке рядом с вокзалом. И вот, когда епископ Евгений, сделав ряд поправок, завизировал материал, я решился использовать благоприятную минуту и служебное положение: помогите, мол, владыка, приобрести Библию — давнишняя и заветная мечта. Главный священнослужитель области пообещал, только просил намного подождать, пока уляжется суматоха юбилейных торжеств…

«Диалог» в «Комсомольском знамени» стал первой подобной публикацией в областной прессе. Как раз в день празднования 1000-летия православия на Руси в ДК «Юбилейном» я вручил епископу Евгению несколько свежих экземпляров газеты. Он был очень растроган и тронут. Я напомнил о просьбе. Владыка вновь пообещал. Потом я звонил раза три в епархиальное управление, но, увы, Библия у меня тогда так и не появилась…

Я это рассказываю-вспоминаю к тому, что всё это стало уже дремучей историей, и кто-то может даже этому не поверить. Да, всего несколько лет назад даже глава епархии, беря грех на душу, не мог выполнить обещание снабдить жаждущего веры Священным Писанием. Вскоре Новый Завет мне подарили. Тоже исторический, музейный экземпляр. Мне привёз его знакомый писатель из Финляндии. Карманное издание на русском языке имело яркую цветастую обложку с изображением руки, держащей факел, и надписью-названием — «Свет миру». Видимо, зарубежные издатели-миссионеры надеялись обложкой обмануть советских таможенников. Что ж, и это им удавалось.

Сейчас в моей домашней библиотеке целая полочка занята Библией, несколькими Новыми Заветами, «Библией для детей», «Библейскими историями», «Молитвословом», «Историей Царства Божьего» «Началом православия» и другими подобными изданиями. Причём, Библия и Евангелия — все дарёные. На них, кстати, и надпись-предупреждение есть: «Подарок. Не подлежит продаже». Думаю, во многих семьях сейчас имеются такие богословские библиотечки.

Но даю голову на отсечение, как Иоанн Креститель, что чаще всего Библии эти и Евангелия служат лишь украшением книжных полок, своеобразным новомодным атрибутом интерьера. Редко кто — в этом можно не сомневаться — читает и перечитывает евангельские тексты ежедневно, как это было всегда в обычае у верующих православных людей. На церковь, на веру, на православие пошла мода — вот что самое богомерзкое из творящегося сейчас беспредела. Фарисеев развелось видимо-невидимо. Они понацепили на шеи кресты — да побольше, поярче, посусальнее, и носят их напоказ, трубят на всех углах, что они окрестились и крепко веруют теперь в Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Святаго.

Если же им напомнить глубокозначимые слова Христа об истинной и ложной вере: «И кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня». (Ев. от Матфея, гл. 10, ст. 38), — то они с искренней дебильностью выставят свой нательный крестик: мол, вот он, мой крест, всегда со мной!..

Причём особенно фарисействуют бывшие атеисты-коммунисты, ставшие нынешними «дерьмократами» и новоявленными «коммуняками». Апелляция к Христу, ссылки на Евангелие, показушное возжигание свечей в храмах — всё ими взято на вооружение. Один мой знакомый из таких фарисеев сейчас постится в преддверии Пасхи. Боже ж ты мой, как он кривляется: каждодневно всем рассказывает, как воздерживается он в муках от мяса. Когда приходится по необходимости ему дерябнуть стопарик-другой, он размашисто крестится и вопияет: «Прости, мя, Господи, грешного! Зато закусываю я лишь постной корочкой хлеба да огурчиком…» Тьфу!..

Впрочем, в Священном Писании сказано: не суди, да не судим будешь. Что ж, сознаюсь: и сам я застрял на Книге притчей Соломоновых — на остальную часть Ветхого Завета времени так и не выкраивается. Но, правда, Новый Завет я всё же прочитал-пропустил через душу, крестик напоказ не нацепил и во время богослужения в храме демонстративно крестом себя не осеняю. Одним словом, от одного из самых тяжких грехов, фарисейства, я удерживаюсь. Потому и осмелюсь даже сейчас, в предпраздничные дни Великого Поста, высказать не совсем праздничные мысли.

Не нравится мне, к примеру, что Библии и Евангелия, не подлежащие продаже, продают за большие деньги. Да ладно бы только в храмах, а то ведь и в магазинах, и на спекулянтских лотках. А кому, интересно, нравится, что на смену тотальному комматеизму пришла религиозная анархия, и мутят головы людям вот уж воистину опиумом всякие преступно-шарлатанские секты вроде Белого Братства и Аум Синрикё? Больно видеть и, например, как безжалостно и бездумно губятся целые берёзовые рощи в Троицу для якобы украшения храмов. Совершенно нелепо было наблюдать, как во время визита в Тамбов патриарха Алексия II в городе как в приснопамятные позорные брежневские времена было ретиво перекрыто движение на улицах. Не вызывают у меня почтения весьма упитанные, но не весьма благообразные лица многих нынешних священнослужителей. Раздражает бесцеремонность профессиональных нищих, оккупировавших паперти. И, конечно, жаль истинно верующих людей, ожидающих светлого праздника Пасхи: если раньше им омрачали его всякие комсомольские оперотряды да дружинники, рыскавшие вокруг церквей и не пускавшие туда молодёжь, то теперь заполняют все подходы к храмам и пространства внутри них толпы праздных и фарисействующих людишек, создают ненужную толкотню, шум и безобразие…

Но, впрочем, что-то я уж чересчур сегодня разбрюзжался. Хочется всё же надеяться, что всё меньше будет у нас на Руси атеистов, перевёртышей и фарисеев, а всё больше и больше людей, пришедших ко Христу через горнило сомнений, через долгий тяжкий душевный труд. И я верю, что в день Пасхи всё больше и больше русских людей будут при встрече христосоваться не ради шутки, не для того, чтобы законно поцеловать желанного человека, а — с восторгом сердца, веруя в чудо воскресения Спасителя нашего Иисуса Христа.

Ведь Он — воистину воскрес!

/1995/
_____________________
«Тамбовский курьер», 1995, №16.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru