Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


САТИРА И ПУБЛИЦИСТИКА

САТИРА


Обложка

Это хорошее слово — «фашизм»

Знаете ли вы, что Организация Объединённых Наций вполне могла бы именоваться Организацией Фашистских Наций? Если бы, конечно, хорошее слово «фашизм» (что в переводе с итальянского и означает «объединение») не было так страшно, цинично и преступно испоганено, извращено политиканствующей сволочью.

А что сотворила та же политиканствующая мразь с прекрасным словом «коммунизм» (от латинского communis — общий)?! Благороднейшие умы человечества, все эти Томасы Моры, Кампанеллы, Фурье, Карлы Марксы, Плехановы в течение многих веков создавали мечту о светлом рае на земле, а кучка негодяев в ХХ веке воспользовалась мечтой об общем счастье для своих групповых целей, для своей подлой, тотальной и кровавой диктатуры. Очень точно сказано о них в романе Ирины Головкиной (Римской-Корсаковой) «Побеждённые», который только что издан, хотя написан очень давно: «Царство тьмы!.. Они (Коммунисты. — Н. Н.) губят всё лучшее, всё светлое!.. Им надо убить, убить Россию, и в частности поразить её мозг, русскую мысль, русское сознание…»

Теперь так называемые рядовые члены партии обижаются, когда их называют коммуно-фашистами и обижаются именно на вторую составляющую эпитета-определения. Но тогда и рядовые  фашиствующие молодчики, поднимающие сейчас во многих странах голову, клеймённую свастикой, вполне могут оскорбиться, если назвать их фашисто-коммуняками.

Пора понять и усвоить: испоганенное слово уже не реабилитируешь, не отмоешь добела. И «фашист», и «коммунист» — теперь понятия одного порядка, одинаковой стилистической окраски, синонимичны друг другу и слову «преступник». И вот наступила чёрная очередь почтенного античного слова-понятия «демократия», что в переводе с греческого означает — «власть народа». Знаете, в чём состоит главное преступление нынешних так называемых демократов российского образца? В том, что они своими деяниями уже практически как раз реабилитировали в какой-то мере коммунистов. По крайней мере тут и там народ уже шумит: хотим по-старому жить! Под коммунистов хотим! Долой эту самую «власть народа»!

И ничего парадоксального в этом и нет.

Во-первых, действительно, ни о какой власти народа даже и речи быть не может, её попросту нет. А во-вторых, среди тех, кто выворачивает наизнанку, выполаскивает в дерьме понятие «демократия», действительно основная масса бывших или затаившихся коммуняк. Так что они вполне могут действовать целенаправленно, по-иезуитски, по-ленински и, надо сказать, добились уже громадных успехов: слово «демократия» перевёрнуто и извращено в России если не навсегда, то на долгие-долгие годы.

Вообще с иностранными словами поступают у нас хамски и по-свойски, используют-переиначивают их в своих мерзко-пропагандистских целях. Возьмём для примера слово «антисемит». Этим позорным ярлыком гонителя-уничтожителя несчастных евреев шельмуют у нас каждого, кто выскажется хоть чуть-чуть критически об евреях, кто позволяет себе рассуждать о пресловутом «еврейском вопросе» со своей колокольни, а не с синагоги, да ещё, не дай Бог, употребит невзначай словечко «жид». Хотя по академическому «Словарю современного русского литературного языка» это всего лишь пренебрежительное название еврея, аналогичное скажем словам «хохол», «кацап», «янки». К тому же жидом издавна называют на Руси в переносном смысле скрягу, скупца, жилу, сквалыгу. И словцо это широко и повсеместно употреблялось в литературе, обиходной речи. А попробуйте-ка ввернуть его в разговоре сейчас — мигом заклеймят антисемитом. Хотя, уточню, понятия-термины «юдофоб» и особенно «антисемит» очень уж неточны и двусмысленны, если помнить семантику слов. «Юдофоб» дословно — боящийся евреев, «антисемит» — человек относящийся враждебно к семитам, то есть к древним вавилонянам, ассирийцам, финикийцам, иудеям, к современным евреям и арабам… Помнят ли об этом любители лепить данный ярлык?

Совершенно исказились в нынешнем перестроечном сленге многие внешне приличные слова: «бизнесмен», «финансовая компания», «коммерция», «акционерное общество», «инвестор» и десятки других. Они в русском языке приобрели вдруг негативно-ругательный оттенок, благодаря всякой шушере, использующей слова эти в виде ширмы, щита для прикрытия своих грязных делишек. Впору создавать общество защиты иностранных слов или даже издавать президентский указ на эту тему…

Впрочем, указы у нас никакие не действуют, так что ситуация тупиковая. И особенно, конечно, обидно за прекрасное нежное слово — «патриотизм» (от греческого patris — родина, отечество). Оно, это славное греческое слово, и его производное «патриот» (земляк, соотечественник) — эти слова всё чаще и чаще употребляются у нас в ругательном, уничижительным смысле.

Что может быть плохого, негативного в (цитирую словарь) любви к родине, преданности своему отечеству, своему народу? Однако ж, кому-то очень хочется чувство патриотизма размазать, испачкать, принизить, высмеять. Знаете, какой анекдот стал недавно призёром конкурса в журнале «Крокодил»? Червяк-сын спрашивает червяка-родителя: «Хорошо ли жить в яблоке или персике?» — «Замечательно!» — «А почему же мы тогда живём в навозе?» — «Так ведь родина, сынок!», — отвечает папа-червь. Ничего не скажешь, зло и едко. Но не остроумно. Зря премию в 50 тыщ дали. Настоящий анекдот строится на правде жизни, на реальности, а она как раз и состоит в том, что червям совершенно чуждо чувство патриотизма, все эти наши первичноротые беспозвоночные уже уползли или вот-вот уползут от чернозёмной родины поближе к яблокам и персикам — за бугор.

Прочитал недавно в местной газете интервью одного тамбовского вундеркинда. Мальчику на конкурсе тапёров где-то не то в Нидерландах, не то в Монако подбросили премию, и вот он томно теперь делится с земляками «творческими» планами: хочу, мол, побыстрее за границу смотаться, доллары загребать, а то в этой стране, в этом хлеву родимом музыку мою не понимают, денег, каких желаю, не платят.

Этому, может быть действительно гениальному, юнцу ещё предстоит узнать, что деньги в жизни не самое главное благо, а может быть, доведётся и понять, что слово «патриотизм» — не звук пустой. Дай-то Бог!

Но вот удивление вызывают иные наши уже, можно сказать, седобородые соотечественники (получается — «патриоты»!), которые рассуждают о будущем России и конкретно Тамбовщины, делают вид, будто силы выкладывают для процветания отчего края, а сами отпрысков своих уже отправили-пристроили давно к яблокам и персикам, бананам да апельсинам куда-нибудь в Израиль или за океан в Америку.

Патриот определяется по делам его, а не по словам его и лозунгам. Наверное, и доказывать не надо, что истинные патриоты, например, художник Илья Глазунов или писатель Александр Солженицын. Несомненно, патриот России Марк Рудинштейн, который вкладывает столько сил и средств в развитие, в возрождение нашего российского кино. Для меня является патриотом поэт Николай Рубцов, которого я знаю только по стихам, и, наоборот, антипатриотом — мой бывший преподаватель на Высших литературных курсах Владимир Новиков, который не так давно состряпал и опубликовал гнусный пасквиль о Николае Рубцове «Смердяков русской поэзии». Для меня безусловный патриот лично мною не знаемый телеведущий Владимир Молчанов, поддерживавший в своё время замечательного русского барда Игоря Талькова, и, напротив, никакой не патриот бывший мой сокурсник по журфаку МГУ Влад Листьев, «не пущающий» Игоря на телеэкран. И уж речи даже нет о подлом убийце певца, улизнувшем с действительной родины на родину историческую.

Кстати, легче всего чувство патриотизма — это возвышенное благородное чувство — высказать в стихах, в песнях. Только вот истинных патриотов среди поэтов раз-два и обчёлся. Потому что фальшь — её как раз в поэзии труднее всего спрятать. Так вот, есть поэт, наш земляк, имя которого престо необходимо упомянуть в связи с разговором о патриотизме — Владимир Турапин.  Очень точно и ёмко назван его сборник, вышедший в московском издательстве «Голос» — «Берегите себя для России». Там есть поразительные строки, например: «И даже тем, кто ненавидит Русь, / Нужны знамёна русского народа…»

Впрочем, о В. Турапине необходим отдельный разговор. Надеюсь, что «Тамбовский курьер» предоставит место под его стихи, тогда я напишу о нём чуть подробнее.

А пока хочу резюмировать: те, кто ненавидит Русь, кто принижает, высмеивает истинный патриотизм — отвратительны. Но ещё более отвратнее, ползучее и опаснее те, кто дискредитирует патриотизм изнутри, использует его как камуфляж. При виде иных лидеров так называемого патриотического движения «Отечество», а теперь ещё и нового — «Держава» с горечью думаю: — да, скоро и слово «патриот» станет синонимом испачканных, почерневших слов: «фашист», «коммунист», «демократ».

За державу обидно!

/1995/
_____________________
«Тамбовский курьер», 1995, №7.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru