Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


САТИРА И ПУБЛИЦИСТИКА

САТИРА


Обложка

Вечерний детектив

Погоня!.. Визг тормозов на крутых поворотах!.. Ослепительные вспышки выстрелов в вечернем полумраке!..

Примерно так рисовало моё разыгравшееся журналистское воображение ход рейда в патрульной милицейской машине по улицам Тамбова. Всё же стереотипы кино и книжных детективов довольно прочно утвердились в нашем сознании. Всё было проще, реальнее, приземлённее.

Итак, по порядку. Представьте себе, что вы входите в троллейбус, вежливо просите или пройти или выйти двух молодых людей, застрявших в дверях, и вдруг попадаете в неприятную историю — молодые люди, оказывается, в подпитии и настроены весьма агрессивно. Дальше — известно: два поддатых здоровых хама начинают оскорблять вас, угрожать расправой, а то уже и в салоне троллейбуса пытаются пускать в ход свои увесистые кулаки. Окружающие пассажиры, конечно же, сосредоточенно сохраняют отсутствующий вид…

Именно таким оказалось первое «дело», на которое в район стадиона «Динамо» вызвали по рации нашу патрульную машину с позывными «32-й». До этого, пока было светло и ещё продолжался рабочий день, всё было спокойно. Мы неторопливо кружили по центральным улицам города. В «уазике» нас четверо: старший инспектор отдела охраны общественного порядка управления внутренних дел облисполкома старший лейтенант милиции Ю. Истомин. сержанты патрульно-постовой службы УВД комсомольцы Ю. Карманов, А. Котельников и ваш корреспондент.

На «Динамо» мы домчались быстро. Подруливаем к обочине, где на тротуаре ждут нас потерпевший, старшина милиции и один нарушитель общественного порядка. Второму, к сожалению, удалось трусливо сбежать, Тут же, на месте, старший лейтенант Истомин берёт объяснительную у потерпевшего. Мне думается, за достойное поведение в салоне троллейбуса его вполне можно назвать человеком мужественным. Да, Н. Тесёлкин, начальник отдела снабжения треста «Стройконструкция», мог бы, как и многие из нас, отмолчаться, незаметно скрыться из поля зрения пьяных хулиганов, однако он не смалодушничал, пытался урезонить молодых дебоширов, пристыдить. Поняв, что с ними не сладить, решил применить тактический ход — доехать до конечной остановки, где, как он знал, всегда находится милицейский патруль. (Кстати, у тамбовских водителей автобусов и троллейбусов так и нет возможности прямо на ходу сообщить в милицию о нахождении в салоне хулиганов. А ведь во многих других городах рации уже давно не проблема.)

Знаете, лично мне такие люди, как Николай Тесёлкин, симпатичны. Да, его оскорбили, даже успели ударить, но зато оба этих воинствующих молодца — и тот, что постыдно убежал от милиции, и тот, что робко лепетал о своей невиновности старшему лейтенанту, — оба они, надо надеяться, в следующий раз будут вести себя в троллейбусах вежливо, будут помнить, что хамство наказуемо.

Впрочем, я не назвал анкетные данные главного «героя» милицейского протокола. Вот они: Сергей Зотов, 1960 года рождения, водитель городской телефонной станции. Его мы «подбросили» до Ленинского райотдела милиции, где ему предстояло провести ночь в раздумьях о своём поведении и грядущем наказании за мелкое хулиганство.

Следующий эпизод в ходе патрулирования оказался вдруг не из области нарушений общественного порядка, а из области нарушений правил торговли. В «фойе» пивного бара на улице Кооперативной, где на самом видном месте висит предупреждение, строго-настрого запрещающее продавать пиво на вынос, «женщина в белом» спокойно передавала полную сумку с банками пива молодому человеку прямо на глазах целой толпы свидетелей. И кассир пивбара Т. Д. Ефремова, и молодой врач областного тубдиспансера комсомолец Ю. Дыбенко, совершившие куплю-продажу на вынос пива, так и остались при своём мнении: мы хоть и дальние, но родственники, так что по-родственному имеем право нарушать правила торговли. Пришлось составить протокол.

А потом мы не раз ещё сталкивались со случаями нарушений правил торговли спиртным в ресторанах и кафе, но, увы, работников общепита больше мы тревожить не решались, задерживали только их клиентов. Дело в том, что очень трудно схватить за руку ту же официантку, которая вместо положенных 100-200 граммов горячительных напитков несёт иному щедрому посетителю хоть цистерну, только небольшими порциями. Я было предложил заводить назад в ресторан опьяневших клиентов и хотя бы этим на совесть работников общепита попробовать воздействовать, но предложение моё было отклонено, как наивное и невыполнимое.

А стоило бы посмотреть официантам кафе «Центральное», к примеру, на Владимира Колдашова, молодого рабочего завода «Октябрь», который буквально чуть ли не ползком выкарабкался из питейного заведения и заколесил вдоль по улице. Возлияния в кафе настолько замутили голову парня, что он даже имя своё начал путать, место жительства и работы стал забывать, когда начали составлять протокол.

Так и осталось покрыто мраком неизвестности место, где употребляли горькую два друга Михаила — Колмыков (временно не работающий) и Рязанов (заведующий кафе «Садко»), но вид у них, бредущих по улице Советской в направлении центра, был, когда мы с ними встретились, очень уж странный: вываленные в грязи, растрёпанные, у одного лоб в крови. Уже в медвытрезвителе два пьяных Михаила пытались оправдать своё состояние важными «государственными» причинами: они, видите ли, сегодня здорово потрудились на реконструкции «Садко» под молодёжное кафе, для народа старались, и вот решили после работы расслабиться. Что ж, им было предложено продолжить расслабление на свежих простынях медицинского вытрезвителя за тридцать рублей…

Темнело всё сильнее. И всё прибавлялось эпизодов и сцен в нашем вечернем детективе. Только вот сюжет от этого острее и разнообразнее не становился; опять же, ни погонь, ни перестрелок — посадили очередного пьяного в машину и сдали в медвытрезвитель, посадили и сдали… Правда, один наш новый знакомый вызвал особый, интерес. Это — Владимир Батуров, каменщик Тамбовской МСО. Дело в том, что он шёл, покачиваясь, по тёмной Октябрьской улице, сжимая в руке прикрытую полиэтиленовым пакетом острую стамеску. Зачем пьяному каменщику, да ещё ночью, стамеска в руке, парень так объяснить и не смог…

Итог дежурства в общем-то получился утешительным. Ни на нашем участке, ни вообще по городу в этот вечер серьёзных правонарушений и преступлений не случилось. Однако такое немалое число пьяных на улицах Тамбова просто удручает. Тем более, если вспомнить, что и в день нашего патрулирования, и в предыдущие дни продажа спиртного в магазинах была здорово ограничена, а в кафе и ресторанах тоже должны были соблюдаться ограничения в реализации алкогольных напитков.

Да, вечер прошёл спокойно. Но кто знает, что могло бы случиться, если бы все эти осоловевшие молодцы, со стамесками и крепкими кулаками, с затуманенным от винных и водочных паров сознанием, не были вовремя задержаны милиционерами патрульно-постовой службы.

Преступление легче предотвратить — считают сотрудники УВД.

И они правы.

/1987/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1987, 4 октября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru