Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

КУЛЬТУРА


Обложка

Не столько о любви…

Необычный спектакль стал первой премьерой областного театра драмы им. А. В. Луначарского в год его 200-летия. В чём же необычность новой работы луначарцев? Ну, во-первых, тамбовский театр впервые обратился к венгерской драматургии и выбрал пьесу Ференца Мольнара «Олимпия». События в ней развиваются накануне Первой мировой войны на одном из самых фешенебельных австрийских курортов. Во-вторых, постановку комедии венгерского драматурга осуществил в Тамбове болгарин Любомир Костов — режиссёр-дипломник ГИТИСа. А в-третьих, молодому режиссёру с помощью художественного руководителя постановки главного режиссёра нашего театра Леонида Шалова удалось сделать спектакль яркий, зрелищный, изящный.

Ажурность красивых декораций — дворцовые решётки, картины в претенциозных багетах, фонтаны с античными скульптурами, золотые канделябры, мебель на гнутых ножках… Светлые сиреневые, голубые и белые холодные тона господствуют в этом мире (художник Н. Золотарёва). На втором плане просматривается великолепный парк. Всё время звучит чарующая музыка.

А какие наряды, какие изысканные туалеты! Роскошные платья и костюмы (одни веера чего стоят!) женщин, строгие фраки, фасонистые смокинги и великолепные военные мундиры мужчин…

Впрочем, какие женщины, какие мужчины! Ведь мы с вами очутились в обществе герцогов, графов, герцогинь и графинь. Блистает присутствием даже сам император Австрии и король Венгрии Франц Иосиф Первый, правда, всего лишь в виде августейшего портрета на стене. Но все действующие лица спектакля о нём помнят, его видят, с ним общаются: ведь сегодня день рождения императора, его высочайшее имя поминается к месту и не к месту, вот и вынуждены каждый раз все эти дамы совершать книксены, господа — кланяться портрету. Монарх любит идолопоклонство и угодничество…

Итак, на сцене, казалось бы, — праздник жизни, роскошь и довольство человеческого существования, благополучие сытых? Да нет, конечно! Иначе зачем было прогрессивному венгерскому драматургу Ф. Мольнару писать эту сатирическую комедию. Зачем бы ставить «Олимпию» в тамбовском театре да ещё почти через 60 лет после её создания. Многое потеряет тот зритель, который увидит только внешний блеск спектакля, только перипетии любовной интриги и великосветских интриг вообще. Такой зритель может даже остаться в недоумении (зачем, дескать, всё это мне показывают?), может вдруг подумать: а не пошлость ли это — всё любовь да любовь, притом обрисованная зачастую, по известной шутке, в «пастельных тонах»?

Но стоит всего лишь, смотря на сцену, помнить, что герои спектакля, так сказать, доживают последние дни в мирном довольстве и наглой сытости. Стоит видеть, как насквозь прогнило это общество, как изолгались его представители. Они чествуют в день рождения своего кесаря, того самого Франца Иосифа Первого, чья экспансивная политика способствовала началу 1 й мировой войны. Уже буквально несколько дней осталось до того, как в Сараеве будет убит эрцгерцог австрийский, а попросту говоря, — наследный принц и племянник императора Франц Фердинанд, и начнётся мировая бойня. Мы, зрители, с высоты нашего времени об этом знаем, герои «Олимпии» — нет. В этом плане неожиданную напряжённость и смысл приобретают некоторые реплики, диалоги:

— Увижу ли я вас осенью в Вене?

— Нет, милая, никогда и нигде!..

Гусарский капитан Ковач словно предчувствует, что совсем скоро мир расколется, что он, Ковач, действительно скорей всего уже никогда и нигде не увидится с Олимпией, которую он любил и только что безжалостно наказал за спесь, унизил…

Чувствую, так и тянет начать пересказ сюжета пьесы, а этого-то делать как раз не следует. Особенно, если дело касается комедии. Скажу только, что простой смертный, какой-то неизвестный в высших кругах обыкновенный капитан Ковач (блистательная работа артиста К. Фурмана) сумел доказать всему этому курортному великосветскому сброду и в первую очередь спесивой красавице Олимпии (артистка Н. Антипова), что герцогский или графский титул не есть свидетельство ума, честности, порядочности и, в конце концов, человечности. А зачастую — как раз наоборот.

Напомню ещё раз: новая работа облдрамтеатра — комедия, так что у зрителя есть повод и посмеяться, и задуматься, над чем он смеётся. И добавлю: в спектакле все занятые артисты играют интересно и, я бы сказал, с удовольствием. Эмоционально и сатирически заострённо создаёт образ герцогини Эттинген заслуженная артистка РСФСР М. Корнилова. Смешной образ её мужа генерала-служаки нарисовал заслуженный артист РСФСР Н. Гайдышев. Гротескная характерная роль подполковника жандармерии на славу удалось заслуженному артисту РСФСР Н. Рубцову. Запомнятся наверняка зрителям и работы заслуженного артиста РСФСР Д. Дульского (граф Альберт) и артистки Е. Мамонтовой (графиня Лина). Как видим, число действующих лиц невелико, но авторам и создателям спектакля удалось, на мой взгляд, показать нам целый мир Австро-Венгрии и даже всей Европы начала XX века.

И под занавес этих заметок хотелось бы пару слов сказать о репертуарной политике областного театра драмы имени А. В. Луначарского. За последнее время на его сцене появилось немало интересных работ — «Остров», «Рядовые», «Вечер», «Проводим эксперимент», «Бонка и четыре жениха» и ряд других. Теперь вот — «Олимпия». Это не может не радовать зрителя. И всё же, такое впечатление, что в репертуаре луначарцев зияют своеобразные пустоты. Не хватает русской классики? Сатирического спектакля на злобу дня? Проблемной детской постановки? Местной, тамбовской, пьесы?..

Видимо, и того, и другого, и третьего, и четвёртого. Хочется, очень хочется нам, зрителям, надеяться, что в год 200-летия театра эти вопросы начнут решаться.

Театр жив репертуаром. И хорошо, что в нём появился такой необычный и зрелищный спектакль, как «Олимпия».

/1986/
_____________________
«Комсомольское знамя», 1986, 9 марта.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru