Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

КУЛЬТУРА


Обложка

Губернатор Державин

Через два года Тамбовскому областному драматическому театру имени А. В. Луначарского, основанному ещё Гавриилом Державиным, исполнится 200 лет. Достойным подарком к юбилею стал спектакль под названием «Что есть истина…» с подзаголовком «Губернатор Державин», которым театр открыл свой 198-й сезон.

Пьесы местных авторов, созданные на местном материале, всегда украшают репертуар областного театра. В Тамбове, к сожалению, подобного произведения не было давно. Сибирский писатель Иван Елегечев, автор книг «Байга», «Таёжники», «Мангазея» и других, став тамбовчанином, заинтересовался периодом губернаторства здесь Гавриила Романовича Державина. Архивные изыскания, письма поэта, его произведения подтолкнули прозаика на создание произведения о поэте. Узнав об этой работе, областной театр заказал писателю пьесу о Державине. И. Елегечев, закончивший в свое время сценарный факультет ВГИКа, драматических вещей до этого не писал, однако предложение его заинтересовало, и пьеса появилась на свет. Естественно, в ней сказалось отсутствие драматургического опыта автора, но в творческом содружестве с коллективом театра, с главным режиссёром А. Ивановым состоялось рождение спектакля.

Уже полное стилизованное название его вводит зрителей в изображаемую эпоху: «Что есть истина, или Вельми удивительная и прелюбопытная, совокупно с крамольником-попугаем, жеребцом-кабардинцем и несостоявшейся дуэлью гиштория, проистекшая на наместнической службе в Тамбове оные 1786-88 гг. с дальним потомком золотоордынского мурзы Багрима, владетельным помещиком, действительным статским советником, прославленным российским пиитом Гавриилом Романовичем Державиным». Кроме того, на афише — своеобразной визитной карточке спектакля — прочитывается и основная мысль постановки: выполненный под гравюру портрет Державина окружён здесь вычурной рамой, и контраст между серьёзным, грустным ликом пиита и легкомысленной роскошью завитушек багета показывает чужеродность честной и прямой натуры Державина внешнему блеску вельможно-купеческого окружения.

Предпослав в виде эпиграфа к программке спектакля строки Пушкина: «Державин, бич вельмож, при звуке грозной лиры их горделивые разоблачал кумиры», авторы постановки подчеркнули и суть сценического образа поэта-губернатора, и основную сюжетную линию действия. Противоборство двух истин — вот о чём получился спектакль. С одной стороны, истина Державина (его убедительно играет В. Щербаков), который считал честное служение Отечеству и просвещение русского народа делом каждого образованного человека. С другой — убеждения царедворцев Мамонова, Храповицкого, губернских чиновников и купцов Чичерова, Нилова, Бородина и прочих, существующих по закону: лишь бы им самим хорошо, сытно и тепло было.

Тамбовщина в те времена славилась тем, что за шесть лет пятерых губернаторов «угрохала». Особенно впечатляюще сущность тогдашнего замшелого, ретроградного Тамбова, с которой столкнулся Державин, сосредоточилась в спектакле в образе купца-миллионщика Бородина. Артист В. Степанов, утрируя купеческие замашки в своём герое, его тамбовский говор, непробиваемую спесь и тупость, создаёт страшный образ-символ врага всего передового, прогрессивного, светлого — державинского. Остаётся только восхищаться гражданской силой и смелостью нового «Дон-Кишота» (так называет Державина один из героев пьесы), сумевшего в условиях упорного и подлого сопротивления «тамбовских волков» сделать немало для города и его жителей. Как известно, он открыл в Тамбове народное училище, типографию, театр, начал благоустройство улиц, боролся со взяточничеством и казнокрадством.

Продолжая работу над спектаклем, коллектив театра стремится в первую очередь отобразить как раз эту, общественную сторону деятельности Державина на Тамбовщине. Уже после премьеры были введены в действие некоторые сцены, в которых артист В. Щербаков показывает губернатора решительным, благородным и бескомпромиссным человеком. Так, если раньше зритель узнавал о борьбе губернатора с шайкой местных высокопоставленных воров и мошенников в основном со слов других героев, то теперь появилась сцена, где Державин сталкивается с ними лицом к лицу и прямо им бросает справедливые свои обвинения.

Купеческая губерния вроде бы победила нового просвещённого начальника — ровно с аршин высотой жалоб на имя императрицы настрочили на пиита бородины, он был отрешён от должности и предан суду. Но, как показало время, истинным победителем остался Державин, его идеи и дела. В финале спектакля «закадровый» голос расставляет правильные акценты. Да, пиит был выжит с поста губернатора Тамбова, но он после этого прожил ещё тридцать лет, завоевал бессмертную славу, очень многое сделал для просвещения России.

Заканчивается спектакль символически: Державин покидает сцену через зрительный зал, словно уходя в бессмертие, а «матерь Отечества» Екатерина (В. Попова) спускается с возвышенности престола по ступенькам вниз, в никуда. Получился своеобразный спор с самим Гаврилой Романовичем, с его известным утверждением:

Река времён в своём стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей…

Да, царей и царства река времён уносит, но вот державинские дела она не унесла — такой вывод возникает у зрителя, и поэтому можно говорить об оптимистическом начале, заложенном в спектакле.

Кстати, о стихах Державина. Перед автором постановки стояла задача органично показать в образе героя две ипостаси — общественного деятеля и пиита. На мой взгляд, это удалось. Творчество поэта пронизывает весь спектакль — стихи на сцене читает сам Державин, декламируют их к месту другие герои, сопровождает ими ход действия «закадровый» голос. Они, державинские стихи, создают эмоциональный настрой спектакля. Язык вообще играет существенную роль в пьесе И. Елегечева. От Екатерины II с её академически мёртвой речью, в которой слышится немецкий акцент, до губернаторского кучера Архипа (М. Березин) с его народным говором — все многочисленные герои постановки говорят своим, сочным, своеобразным российским языком конца XVIII века.

Для читателей «Литературной России», видимо, будет интересно узнать, что в этом спектакле действует еще один писатель — Пётр Михайлович Захарьин (Ю. Томилин). Известность ему принесла в свое время речь, произнесённая на открытии тамбовского народного училища в 1786 году. Сын бедного торговца удостоился знакомства с самой императрицей, написал ряд произведений, среди которых пользовались успехом у читателей «Арфаксад. Халдейская повесть», поэма «Пожарский» и другие. Но почему-то в спектакле «Что есть истина…» образ одного из первых тамбовских писателей подан чуть ли не в карикатурном виде. Автор, конечно, имеет право на собственное осмысление исторического, документального материала, но мы вправе не согласиться с ним.

Есть, разумеется, есть в новой работе тамбовского театра свои слабости и недостатки (например, растянутость и вялость отдельных сцен, как-то получившиеся два финала), но, думается, спектакль будет ещё «взрослеть», совершенствоваться. Главное то, что появилась театральная работа, в которой, кажется, впервые выведен на сцену образ автора произведений, навсегда вошедших в золотой фонд российской поэзии.

/1984/
_____________________
«Литературная Россия», 1984, 10 февраля.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru