Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

РЕЦЕНЗИИ


Обложка

Своя борозда

Не принято с этого начинать рецензии, но не могу удержаться, чтобы сразу же не отметить «внешние данные» рецензируемой книги. Вышла она в столичном издательстве «Современник» — Виктор Герасин «Час туда — час обратно». Изящно изданная, на хорошей бумаге, с интересными и содержательными гравюрами-заставками художника Н. Абакумова, в твёрдом аккуратном переплёте, она как бы невольно просится в руки книголюба.

Но главное, конечно, не форма, а содержание. А я думаю, многие тамбовские читатели представляют себе, что такое — проза Виктора Герасина. Мне уже приходилось писать о том, что у писателя из Котовска довольно счастливая судьба в литературе. Его рассказы сами по себе, без всяких там авторитетных рекомендаций, нашли своё место на страницах областных газет, потом — в журналах «Подъём» и «Наш современник», в Центрально-Чернозёмном издательстве. И вот теперь — в «Современнике». Уже одно это о многом говорит. А совсем недавно произошло счастливое и значимое событие в творческой судьбе В. Герасина — его приняли в Союз писателей СССР.

Впрочем, иной скептик, не знакомый ещё с творчеством В. Герасина, может поджать губы: подумаешь, дескать, сейчас много чего издают, да вот почитать нечего. Что ж, попробую показать, в чём заключаются несомненные достоинства большей части прозы из сборника «Час туда — час обратно».

Хотя бы вот это: не может не вызывать симпатии авторское отношение В. Герасина к жизни, действительности. Ему чужд менторский поучающий тон, не встретишь в его рассказах морализаторских выводов. И всё же, читая его произведения, вдумчивый читатель обязательно будет размышлять, примеривать на себя сюжетные коллизии, делать определённые выводы. Всегда можно почувствовать, чью сторону в конфликтных ситуациях, в столкновениях разных мировоззрений держит автор, и, как правило, всегда соглашаешься с ним.

Вот, к примеру, рассказ «О чём ты, подруга?..» Дом престарелых. Две старухи. Невесёлое их житьё-бытьё. Воспоминания. Ожидание прихода сыновей… Не правда ли, сюжет не нов? Но рассказ читаешь от первой до последней строки с неослабеваемым интересом. Тема эта чрезвычайно сложная, здесь легко впасть в мелодраматизм, сентиментальность, плаксивость. Виктору Герасину удаётся выдержать тот необходимый тон, тот стиль, ту интонацию, так подобрать слова и выстроить сюжетные ходы, что его любовь и уважение к героиням-старухам не декларируется, но явно чувствуется и передаётся нам, читателям. И ещё: можно прочитать немало статей в газетах и журналах о том, как дети спроваживают своих отцов и матерей в дома престарелых, но, мне кажется, такой рассказ, как «О чём ты, подруга?..», способен потрясти душу читателя сильнее десятка статей.

Лично мне нравится в прозе Виктора Герасина и стиль, тональность, интонация. В большинстве произведений явно ощущается сказовая манера письма. Даже если повествование ведётся от автора, в третьем лице, и тогда слова льются свободно, герой-рассказчик не слишком заботится о педантичном соблюдении правил литературной лексики и синтаксиса, не засушивает свой язык. Словно с вами беседует чуть наивный и простоватый, но в то же время «себе на уме»», как говорится, сын земли, деревенский житель, в чём-то немного «чудик». Автор зачастую позволяет читателю «подслушать» мысли героя, заглянуть в самые сокровенные уголки его души.

«Дочь никак не выходила замуж. И выучилась, и работает аптекарем, и жильё имеет, комнатушку в семейном общежитии, но ведь это в городе. Что ж ещё надо? Одинокой жизнь не проживёшь. Разбалуется, люди смеяться станут да при случае вслед пальцем указывать. А отцу каково на всё это смотреть?..» Так начинается один из лучших, на мой взгляд, рассказов сборника «Мы с зятем». Читатель сразу попадает в самый центр забот Романа, Романа Васильевича, простого совхозного скотника, отца взрослой дочери. Именно через душу Романа, его взглядом смотрим мы на окружающий мир, настороженно знакомимся с долгожданным зятем, который оказывается вдвое старше дочери и ровесником самому Роману. Мы переживаем вместе с героем весь процесс узнавания и познавания нового человека, привязываемся к этому новому родственнику и уже боимся вместе с Романом, как бы зять не бросил «нас», не ушёл из семьи, не стал вновь чужим…

И ещё одна грань в творчестве В. Герасина привлекает. Как раз в эти дни на страницах «Литературной газеты» идёт дискуссия под названием «Начинается с публицистики?», где обсуждается вопрос о значении публицистического элемента в художественных произведениях. Так вот, многие участники дискуссии приходят к единому мнению, что публицистика, приёмы документалистики делают художественную прозу значимее, интереснее, актуальнее. Именно это достоинство и есть в рассказах В. Герасина. Его публицистичность — в выборе злободневных тем, в исследовании художественными методами актуальных вопросов сегодняшнего дня, нашей повседневной жизни.

Думаю, этот тезис даже и доказывать подробно не нужно. Достаточно читателям вспомнить содержание таких рассказов из сборника, как «Свидание с Волгой», «Час туда — час обратно», «Костёр на снегу», «Падежи», «Угловы», да и, наверное, всех остальных. Темы, которые волнуют В. Герасина — долг перед родной землей, «малой родиной», преемственность поколений, моральный облик современного молодого человека, честность в жизни и в работе… Одним словом, писатель старается реалистически изобразить сегодняшнюю жизнь, осмыслить её, и эти его творческие устремления обязательно должны вызвать и вызывают отклик и сочувствие, сопереживание у читателя…

Это — об основных достоинствах сборника. Теперь — о некоторых недостатках. Неудачными мне представляются два рассказа из шестнадцати. А это довольно много. Я имею в виду рассказы «Изба с краю» и «Суматоха». Особенно первый из них. Надуманность сюжета, такое несвойственное манере В. Герасина навязывание морали, искусственное и насильственное со стороны автора перерождение героя «Избы с краю» из мелкого хапуги и трусливого подлеца в страдающего «философа» — всё это просто удивляет. И — вот закон творчества! — как раз в этих двух вещах наиболее сильно и открыто проступают и стилистические огрехи писателя. Встретишь, к примеру, словечки «натурнул», «залешкала», «изулючило», или то, как герой рассказа в воспоминаниях своих родных и любимых мать с бабушкой называет «бабёнками», — и невольно чтение от удивления прервёшь.

В рассказе «Изба с краю» есть просто поразительные перлы, свидетельствующие о нежизненности, надуманности, вымученности вещи. «А вечером, уже лёжа в постели, Сенечкин, не замечая этого, плакал, роняя слёзы в темноту». Подобную «беллетристику» высмеивал ещё А. П. Чехов. Как это, позвольте, человек обливается слезами и вдруг не замечает этого? И как можно ронять слёзы в темноту? Для этого герой должен был хотя бы свеситься с кровати, да и то будет нелепость…

Короче, хотелось бы посоветовать В. Герасину почаще перечитывать свои рассказы «Изба с краю» и «Суматоха» (встречаются слабости и в других вещах, но не такие явные), чтобы подобного больше не писать. Ведь внимание читателей к его творчеству привлекли и привлекают такие хорошие произведения, как «О чём ты, подруга?..», «Мы с зятем», «Час туда — час обратно», ряд других. Побольше бы подобных рассказов. Такое пожелание хочется высказать Виктору Герасину в конце заметок о его новом сборнике.

Главное для писателя — вести свою борозду на литературной пашне.

/1986/
_____________________
«Тамбовская правда», 1986, 9 июля.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru