Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

РЕЦЕНЗИИ


Обложка

Страничка великой жизни

Главное действующее лицо повести Сергея Есина «Воспоминания об августе» («Юность», 1982, № 8) носит распространённую и простую русскую фамилию — Иванов. А зовут героя Константином Петровичем. Обычное имя. Но из авторского предисловия мы уже знаем, что это — подпольная кличка, что «Воспоминания об августе» — страничка жизни Владимира Ильича Ленина,

Сергей Есин пишет здесь же, в предисловии, об истоках возникновения идеи повести. Может быть, писателю, показалось, что необходимо как-то объяснить и даже оправдать творческую смелость своего замысла. Действительно, мы уже знаем прекрасные образцы литературной Ленинианы, со страниц которых встаёт живой образ вождя мирового пролетариата. Разве не всё ещё сказали о Ленине М. Горький и В. Маяковский, М. Шагинян и Н. Погодин?.. Конечно же, нет. Появятся обязательно ещё многие страницы Ленинианы, только написаны они будут и уже пишутся не по личным воспоминаниям и впечатлениям, а на основе творческого воображения. И самое главное, чтобы воображение писателя не подвело его, чтобы мы, читатели, верили его повествованию, узнавали образ Ленина — дорогого, близкого и знакомого каждому из нас человека.

Сергея Есина можно смело поздравить с творческой удачей: его повествование умно, деликатно, если можно так выразиться, и достоверно. Взяв за основу известнейшее горьковское определение характера Владимира Ильича — «прост, как правда», — писатель и использует, и подчёркивает эту тональность в создаваемом портрете великого человека. Вот как, к примеру, всего в нескольких строках обрисовывает он жизнь вождя:

«— Это “молочная”, Константин Петрович, комната, — виноватым тоном продолжала Лидия.

Может быть, она думала, что Ленин привык жить в хоромах, приличествующих человеку, за голову которого Временное правительство готово отвалить такие деньжищи? А разве она не видела, как прошлую ночь проспал он на газетах? Он сам иногда удивлялся, как мало ему надо. В бывшей комнате покойной матери в квартире Анны Ильиничны, где они поселились с Надеждой Константиновной после приезда в Питер в апреле, стоял письменный стол, материнское мягкое кресло и две такие же — почти как здесь, в бывшей “молочной” — узкие кровати. И ещё стоял платяной шкаф. Ленин тогда без всякой рисовки сказал: “Так как весь мой гардероб, имея в виду пиджак, умещается на гвозде, то лучше бы этот шкаф превратить в книжный…”».

Именно контраст между величием дел и скромностью в повседневной жизни наиболее всего поражает в Ленине, и С. Есин по ходу повести постоянно этот контраст подчёркивает.

В эпизоде с «молочной» можно увидеть ещё один творческий приём писателя. Он создаёт образ Ильича не только в авторских описаниях и комментариях, не только с помощью проекции мыслей Ленина, но и через призму отношения к вождю со стороны окружающих его людей, и в первую очередь — Лидии Парвиайнен и Эйно Рахья.

Эти молодые люди, рискуя не только собственными жизнями, но и свободой своих родных, помогли укрыться Ленину на нелегальной квартире в напряжённом августе 1917 года, когда Временное правительство предприняло отчаянную попытку обезглавить пролетарскую революцию. Лидия Парвиайнен, привезя «Константина Петровича Иванова» в дом своих родителей, прекрасно сознавала, на какой риск идёт.

«Пятьдесят “офицеров-ударников” поклялись умереть или найти Ленина. Лидия Парвиайнен знала, чем рисковала, у неё были отец, мать, братья и сестра. Ей самой в то время исполнилось двадцать пять лет…»

Прекрасно то, что к повести приложена подборка документальных фотографий. С одной из них смотрит молодая, привлекательная девушка, которая, казалось, рождена для счастья, мирной семейной жизни, кроткой и нежной любви, а не для подвига. Но как раз подвиг, который она совершает, спасая от ищеек Временного правительства Ленина, её выбор революционного пути и позволили ей не дожидаться лучших дней, а самой вместе с товарищами по партии добиваться счастливой жизни. Тонким лиризмом проникнуты эпизоды повести, в которых автор рисует возникшее чувство между Лидией и Эйно Рахьей. Любовь родилась и расправила крылья во время совместной опасной работы, в общих устремлениях, убеждениях и вере в неминуемую победу революции. В этом предгрозовом августе они ещё пытались скрыть своё чувство, считая чуть ли не святотатством личную жизнь в то время, когда все силы надо отдавать общему делу.

Но разве можно перебороть то, что сильнее жизни и смерти! И недаром Владимир Ильич незаметно и добродушно улыбается, наблюдая за молодыми, скованными в присутствии друг друга людьми, недаром, глядя на них, вспоминает он о своём чувстве к Надежде Константиновне. Из авторской ремарки мы узнаем, что Лидия Парвиайнен и Эйно Рахья соединят в конце концов свои судьбы и будут счастливы долгие, долгие годы. А в те дни они ещё и знать не могли, только верили и надеялись, что так будет.

Не знал и младший братишка Лидии, шестилетний Вернер, встретит ли он ещё когда-нибудь «такого доброго и всё понимающего друга», как Константин Петрович, настоящее имя которого он услышит уже потом. Тогда же это был для маленького Вернера лишь друг, с которым весело собирать ягоды и купаться. И не знал малыш, что этот «дядя писатель» обдумывает в своей комнате судьбы мира, что по ночам при свете керосиновой лампы рождаются всё новые и новые главы книги «Государство и революция».

С. Есин избегает прямого цитирования ленинских работ, но, реконструируя мысли Владимира Ильича, автор, естественно, опирается в первую очередь на текст «Государства и революции» — главного произведения Ленина того периода. И эти философско-публицистические вставки тесно связаны со всем содержанием повести, создают необходимый документальный фон.

«Ленин ещё раз быстро проглядел свои записи а синей тетради. Для работы у него есть почти всё, ещё достать “Анти-Дюринг” и “Нищету философии”… Непредубеждённому марксисту здесь всё ясно, надо только уметь читать. Выводы, сделанные Марксом из наблюдений над последней великой революцией, которую он пережил, забыли как раз тогда, когда подошла пора следующих великих революций пролетариата — ведь русские революции 1905 и 1917 годов в иной обстановке, при иных условиях продолжают дело Коммуны и подтверждают гениальный исторический анализ Маркса».

Так размышлял Ленин в маленьком домике под Питером в августе 1917 года…

Всего лишь страничку великой жизни воссоздал С. Есин в повести, но с этой странички глядит на нас живой Ленин — основатель Советского государства.

/1982/
_____________________
«Литературная Россия», 1982, 5 ноября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru