Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА

РЕЦЕНЗИИ


Обложка

Сказание о бунте против жизни

Помните Постороннего Альбера Камю? Живя среди людей, в гуще жизни, он пытался смотреть на неё со стороны. Вернее, не пытался, а действительно смотрел. И хотя сознание его сохранило до конца дистанцию между «Я» и текущей жизнью, бренная оболочка была вынуждена подчиниться оковам общества. Вполне отстраниться от жизни, от общества удалось когда-то только Робинзону Крузо, да и то против его воли, да и то только от цивилизованного общества, да и то — не навсегда. Жить в обществе и быть независимым от него нельзя — это закон жизни. Взбунтоваться против него попробовал заглавный герой повести Ю. Балтушиса «Сказание о Юзасе».

Импульсивность — главная особенность характера литовского крестьянина Юзаса. Он сначала сделает, потом подумает: зачем я это сделал? Но ни шагу назад уже не шагнёт. Вот так и решил он, сразу, вдруг, на свадьбе своей любимой Винцюне с ненавистным ему соперником — уйти из жизни. Нет, он не кончает самоубийством (может, потому, что в голову не пришло), он просто уходит со свадьбы, а потом и из села — на глухое отдалённое болото.

Он словно доказать и родным и всем людям хотел — и без вас проживу: не нужны мне ни ваша любовь, ни ваша дружба, ни ваше уважение, ни ваша помощь, ни вы сами… И ведь доказал вроде бы, на первый взгляд. Действительно, своими руками, собственным горбом он обеспечил себе райское житьё: разве только птичьего молока не имел, а так дом не дом, а — полная чаша. Наловчился до того, что зерно сам молол и хлеб вкуснейший выпекал. В самых редких случаях спускался с высоты одиночества к людям — за керосином и железом, да продать на базаре излишки своего изобильного «царства». И даже взгляда лишнего не бросал за границы родного болота — а что там в мире, в жизни делается?.. Не нужно ему было это.

Зато миру он оказался нужен. Жизнь в Литве 1920-40-х годов била бурным ключом и брызги долетали до «необитаемого островка» Юзаса. И приходится бедному Юзасу, любителю спокойной жизни, то против властей бунтовать, отказываясь платить налоги, то прятать у себя кулацкого выродка и будущего фашистского полицая — сына всю жизнь любимой Винцюне, то спасать, рискуя жизнью, от фашистов еврейскую семью, то помогать партизанам… Больше того, он произвольно и непроизвольно начинает распоряжаться чужими жизнями: из-за него кончает с собой хорошая девушка Карусёте, он вершит самосуд над Адомелисом, сыном Винцюне, который, повернись жизнь по-другому, мог бы быть и его сыном…

Она, жизнь, жестоко отомстила Юзасу за бунт против неё. Не раз на протяжении этих лет начинал сверлить душу червячок сомнения: так ли он живёт? А в финале «Сказания о Юзасе» червячок превратился уже в ядоносную змею, и змея эта ужалила в самое сердце Юзаса — жизнь прожита совсем-совсем не так. Зря!

И, мне кажется, когда читатель прочитает произведение Ю. Балтушиса, у него неизбежно должен возникнуть вопрос: не такие ли юзасы стали причиной того, что Советская власть пришла в Литву с опозданием на двадцать лет? Не такие ли «посторонние» позволили задушить в 1919 году молодую республику и отодвинуть свободу литовского народа ещё на два десятилетия?

Сложный вопрос.

/1981/
_____________________
  Семинар критики ф-та журналистики МГУ.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru