- Николай Наседкин -

 

п р о з а

 

Главная | Новости | Визитка | Фотобио | Проза | О Достоевском | Пьесы | Дж. Робертс | Юмор | Нон-фикшн | Критика | Гостевая книга

 

 

ЛЮПОФЬ

 

Стр. 01

Стр. 02

Стр. 03

Стр. 04

Стр. 05

Стр. 06

Стр. 07

Стр. 08

Стр. 09

Стр. 10

Стр. 11

Стр. 12

Стр. 13

Стр. 14

Стр. 15

Стр. 16

Стр. 17

Стр. 18

Стр. 19

 

 

 

 

2. Коитус (4)

 

 

Алине, 19 октября, 1-57 (Чрезвычайно важно!)

 

Алина, я тебя не люблю! Я тебя ненавижу! Я тебя терпеть не могу! И в последний раз говорю-умоляю: от…бись  от меня! Оставь меня в покое! Ибсь со своим Колей!!!

Алексей.

 

Алине, 19 октября, 6-26 (Прости!)

 

Алина, прости старого дурака! Поддался ночью эмоциям. Зачем ты опять была с ним?! Тяжело мне. И больно.

Ты же знаешь, что я, несмотря ни на что, люблю тебя!

Алексей.

 

Лёше, 19 октября, 21-48 (Объяснительная)

 

Лёш, прости, что не смогла раньше связаться! Шла с факультета и встретила Ленку, она заманила меня к себе домой, мол, давно не виделись и фильм есть классный. Посмотрела я «Послезавтра» (фильм-катастрофа), поболтала, пиццу употребила (без пива!). Так вот время и провела.

Кстати, я звонила тебе домой полшестого, никто трубку не взял, на сотовый не смогла (так как дома оставила свою записную книжку, а номер пока не выучила).

Лёшка, прости, пусть плохие мысли не лезут тебе в голову! Залезла в Инет, думала, что там ты меня уже опять отругал. Ан нет! Даже не знаю — хорошо это или плохо. Когда ты молчишь, это страшнее всего.

Надеюсь, получить от тебя сегодня хотя бы не злое письмецо!

Прости меня! Ведь я ничего плохого не сделала! Забудь про Кольку, ПО-НАСТОЯЩЕМУ я люблю только тебя!

Алинка.

 

Лёше, 20 октября, 21-06 (Хреновая тема)

 

Твоя дура Д. Н. меня затрахала — хамит по телефону! Больше звонить я тебе не буду! И ты — дурак, что не можешь показать, кто в доме хозяин!

Алина.

 

Алине, 21 октября, 22-04 (Ненавижу!)

 

Прощай! Подробности при последней встрече.

А. Д.

 

Лёше, 21 октября, 22-46 (В непонятках!)

 

Лёш! Честно говоря, ничего не поняла в твоём однострочном письме. И прекрати пить! Ведёшь себя, как глупое дитё! Объясни всё по порядку! Ухожу на «Фабрику звёзд».

P. S. Кстати, гуляла я сегодня с Ленкой, а ты, похоже, подумал про ДРУГОЕ.

Алина.

 

Латункиной, 21 октября, 23-00 (Повтор)

 

Ещё раз на полном серьёзе: Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ!!! Ты опять трахалась со своим юным вождём краснорожих! Чтоб ты захлебнулась его спермой!

Алексей.

P. S. Кстати, на твоей дебильной «Фабрике звёзд» в самую точку спел один о нашей с тобой «люпфи»: «Эта любовь была понарошку…»

 

 

domashnev@mail.ru, 21 октября, 23-36 (Ответ)

 

Уподобляться тебе и твоей Д. Н. в гадостях и низостях, свойственных вам двоим (срослись же за 20 лет мерзостями!), я не собираюсь, хотя надо было бы! Ты что, думаешь — уязвить и обидеть тебя нечем? Глубоко ошибаешься! Но делать этого всё же не буду. Я, пожалуй, доставлю тебе удовольствие захлебнуться в собственной слюне (желчи)!

Приятного аппетита!

Латункина.

 

Латункиной, 27 октября, 23-58 (Три соображения)

 

Алина, ты сегодня на вечере в библиотеке так явно демонстрировала новое обручальное кольцо на безымянном пальце правой руки, что не заметить его я не мог. Я и заметил. В связи с этим три соображения:

1) В течение одного года надевать-носить два (и больше) обручальных кольца на одном пальце — очень плохая примета (это не я, это — народ заметил).

2) Тима Несушкин — это ТВОЙ УРОВЕНЬ. Так что — поздравляю.

3) Делить тебя я больше не собираюсь.

Алексей.

 

 

domashnev@mail.ru, 28 октября, 0-50 (Тоже три соображения)

 

Алексей! А теперь мои три соображения.

1. Кто такой Тима Несушкин?

2. Да, кольцо похоже на обручальное, но это ничего не значит — просто подарок. Я привыкла на этом пальце носить твоё кольцо, и когда перестала это делать (в чём ты сам виноват!), мне стало некомфортно.

3. Не буду лукавить, играть и выёживаться — мне тебя жутко не хватает. Хотела на сегодняшнем вечере дотронуться (твой ЗАПАХ сводил меня с ума — я сидела вся МОКРАЯ!), но от тебя аж куски льда откалывались! И зачем ты тогда сел рядом со мной?

Алина.

 

Латункиной, 28 октября, 6-25 (Три комментария)

 

Алина!

1) Тима — конечно, описка. Но — характерная. Для меня оба твоих молодых партнёра по сексу (и пучеглазый Чашкин, и розовощёкий Коля) сливаются в один образ.

2) На безымянном пальце ПРАВОЙ руки у русских принято носить ТОЛЬКО обручальное кольцо.

3) Я тебя всегда просил и прошу: не используй в жизни (особенно со мной) «комплекс Аглаи». Хотела дотронуться — дотронься! Это — во-первых. А во-вторых, какого ещё ты ожидала от меня поведения, если ты до сих пор не повинилась за ужасный утрешний мэйл от 21 октября (такой вспышки злобы, притом необоснованной и несправедливой, я от тебя никогда не ожидал!)? Какой теплоты ты от меня ждала, если, зная о моей гипертрофированной мнительности и способности видеть во всём в первую очередь минус, демонстративно надела на «обручальный» палец какое-то кольцо? (Кстати, ведь это, конечно, он тебе его подарил? Ну-ну… Теперь осталось — серьги…)

Сел я рядом с тобой вынужденно (как ты могла заметить — долго менжевался): удобных мест больше не было, да и не хотелось демонстративным отстранением от тебя доставлять радость нашим с тобой «добрым знакомым», завидовавшим нашему счастью.

Алексей.

P. S. Впрочем, насчёт твоего «не хватает» и моего «дотронься»: я всё же, повторяю, делить тебя больше не хочу!

P. P. S. Прости, но если ты не изменишь адресную строку, я отвечать на твои мэйлы не буду (е-мэйлы в адресной строке используют только спамеры и хакеры, рассылающие вирусы).

P. P. P. S. Ещё насчёт обручального кольца: недавно мой друг Пётр Антошкин побывал на твоей страничке в Инете, поглядел фото (он в курсе наших с тобой отношений — я попросил его высказаться о тебе) и написал мне: мол, Лёша, твоя Алина, конечно, симпатичная, но — на таких не женятся; ты в её глаза вглядись — она не из тех девочек, которые, как говорится, дожидаются своего парня из армии… Пётр, помимо того, что мой искренний друг, ещё и писатель-психолог, так что я ему верю!

 

 

Лёше, 28 октября, 7-32 (Спасибо, что ответил!)

 

Лёш! Всё поняла. Спасибо за утренний мэйл и внятные комментарии и объяснения.

Алина.

P. S. Передавай привет Петру и скажи, что я — хорошая, белая и пушистая! Так что пусть впредь судит о человеке по фотке осторожно — душа же там не сфотографирована, а внешность может быть обманчивой.

 

 

Алине, 29 октября, 5-29 (Туманно-осеннее)

 

Такое впечатление-картинка: осень, туман, озеро (море)… Ты уплываешь в каком-то челне всё дальше и дальше от берега… На берегу я. Ты уплываешь от меня… Там, рядом с тобой, уже другие люди. Ты с ними весело переговариваешься, смеёшься, кокетничаешь… Они зовут тебя «Алина», «Алинка», «Алинушка» и даже до боли знакомым «Дымка»… Они, судя по всему, притрагиваются к тебе, твоей душе… Я сижу один, в оцепенении, и уже ничего не могу поделать… На глазах моих (что уж скрывать!) — слёзы… Я понимаю, что вот-вот, ещё несколько мгновений, и твой силуэт окончательно исчезнет-растворится, твой голос стихнет для меня… И — ВСЁ БУДЕТ КОНЧЕНО!

Зачем? Почему?.. Ничего не понятно. Жить хочется, а уже НЕЛЬЗЯ…

Грустно.

Алексей.

 

Лёше, 29 октября, 7-24 (Арифметика!)

 

Лёш! Сходи на мою страничку в Инете (см. последнее добавленное стихотворение) и тогда точно определишь расстояние от А до В!

Впрочем, вот оно:

Я в твоей пищевой цепочке

жду смиренно последнего часа,

жду холодной и честной точки,

в запятых быть смешно и опасно.

 

Ты читаешь своё решенье —

ставить точку на всём, и порядок!

Сердце выбрано для мишени.

Стой!..

Опомнись!..

Не делай!..

Не надо!!!

 

 

Алине, 29 октября, 7-38 (Почему???)

 

Алин, ну почему я эти строки не получил вчера вечером???!!!

 

 

Лёше, 29 октября, 7-48 (Потому что…)

 

Аглая я сраная!

 

Лёше, 29 октября, 22-10 (От Аглаи)

 

Спасибо! Наш вечер сегодня был совсем как прежде! Оказывается, я успела так соскучиться по твоим ласкам!.. Дышу тобой!

Аглая.

P. S. Лёш! Ты чего — тоже, что ли, на «Фабрике» зажигаешь?

 

 

Алине, 29 октября, 22-25 (О лапидарности)

 

Алина, милая! Мэйлы твои кратки, поведение странно, чувства фантастичны, фрейдизм концентрирован… Наверное, за это и люблю?!

За что «спасибо», родная? Расшифруй. Ты же знаешь, как я люблю понятность, разложенность по полочкам, ясность и точность. За что КОНКРЕТНО спасибо???

Если ответишь правильно, то есть честно и как мне хочется-понравится (?!), я тебя при следующей встрече расцелую до истерики (твоей). А пока ещё раз обцеловываю ВСЮ виртуально!

«Фабрику звёзд», естественно, смотрел, ибо ты меня к ней приучила. Без «Фабрики» я теперь в пятницу и не засну.

Алина, не трахайся с Колей!!!

(Так теперь я буду заканчивать все свои мэйлы!)

Между прочим, совсем кстати у замечательного писателя Гарольда Роббинса вычитал вон чего: «Мужчина может изменять жене, а она ему. Но мужчина никогда не изменяет любовнице, а она не должна изменять ему с другим любовником». Блеск!

Алексей.

 

Лёше, 29 октября, 22-55 (Сделано обрезание!)

 

Лёш! Спасибо за то, что терпишь меня: глупенькую и сраненькую (конечно же, это опечатка — сТраненькую) Аглаю, Дымку, Алинку, Алинушку (кого там ещё!..)

Да, похоже, я обрезаюсь и укорачиваюсь в письмах. Честно говоря, совесть мою РВЁТ самой отвратительной блевотиной! К тому же голова болит. Пошла я, наверное, спать. Утро вечера мудренее.

Спокойной ночи!

Алина.

 

Алине, 29 октября, 23-00 (Странно-с!)

 

Насчёт совести — странно и туманно.

Насчёт «голова болит» — понимаю: у самого то же самое и в том же месте.

Посылаю в подарок Шерлизку с её грудкой: мне симпатична!

Алина, не трахайся с Колей!

Алёша.

P. S. Целую!

 

 

Алине, 30 октября, 10-40 (…но тайна её покрывала черты!)

 

Алина, с добрым утром (вернее — почти уже обедом)!

Увы, ты права, сравнивая меня КОЕ С КЕМ: я действительно не всегда тебя понимаю (или делаю сам перед собой вид, что не понимаю?).

Конкретика:

1) Для тебя поэзия — сон? Ты вчера сообщила, что идёшь спать (я и отключился), а вместо этого начала писать стихи… Причём стихи настолько экспрессивные, что о них не скажешь, не подумаешь, будто они написаны в полусонном состоянии и с головной болью.

2) Всё же (я настойчив!) растолкуй бестолковому, что означает стон-возглас из последнего вчерашнего мэйла — «Честно говоря, совесть мою РВЁТ самой отвратительной блевотиной!.."??? Не вздумай по привычке пропустить этот мой вопрос без внимания-ответа.

И вообще напиши: как живёшь? Как животик? Как либидо? Какова стратегия относительно ближайшего жизненного пространства? Каково понимание общественно-значимых понятий о роли любви в жизни человека, моногамии, полигамии, социальных корнях взаимоотношений между особями хомо-более-менее-сапиенс? Ну и т. д.

Короче, как настроение, родная?!

Да, ещё очень важный вопрос: дала ли ты уже отлуп инет-дураку с потными яйцами Замзуеву или всё ещё борешься с жалостью и тщеславием?

И последний вопросительный вопль: не хочешь ли ты меня поцеловать? (Я имею в виду — в мэйле.) Ты совершенно перестала это делать!

Алексей.

 

Лёше, 30 октября, 12-52 (Ответики-приветики)

 

Лёш, и тебе доброго утра и обеда!

1. Вчера стихи начала писать неожиданно! Честно-честно! Неужели головная боль может быть помехой вдохновенью?! Вдруг раз — и попёрло, так что желание броситься в объятья сна (а сон меня соблазнял!) тут же улетучилось! Ну стихи-то тебе про «последнюю строку» как?

2. А по поводу душевной блевотины — такие дела: ты не уходишь, не растворяешься из моих мыслей, но ведь это, наверное, уже не любовь, не страсть, а какое-то другое нежное чувство, и всё же это — чистой воды измена, что весьма неприятно и больно, поэтому меня и рвёт!

3. Животик нормально, либидо спит, жизненное пространство съёжилось… Понимание понятий о роли любви? А что такое любовь, и есть ли она? Настроение сплиново-осеннее. С потными яйцами — виртуальная тишина (с моей стороны). Приколы эти глупые да «кошки-мышки» надоели.

4. В общем, всё смешалось в доме Облонских.

5. Спасибо, что позвонил, была рада услышать твой голос.

Алинусь.

 

Алине, 30 октября, 13-11 (99 процентов)

 

Алина, всё понял, кроме одного: КТО КОМУ ИЗМЕНЯЕТ??? Растолкуй!

Стихи про последнюю строку, как и все твои последние стихи, — класс! Только мне не очень нравится, что они явно показывают: нет покоя в твоей душе.

Алексей.

P. S. Насчёт поцелуя, конечно, замылила

P. P. S. И всё же мне не нравится ещё, что ты начинаешь определять-разделять-анатомировать-препарировать понятия «любовь», «страсть» и что-то там ещё вроде «нежности». Давай договоримся: как только слово-понятие «любовь» исчезнет из наших отношений, должны исчезнуть и наши отношения.

 

 

Лёше, 30 октября, 13-18 (Недостающий процент!)

 

Лёшка, милый, творится странная и совсем не прикольная вещь: когда я занимаюсь сексом с тобой, мне кажется, что я изменяю ему, а когда с ним — что я изменяю тебе…

Хорошо! Согласна не лезть в хирургию!

Целую, целую, целую!

Алинка.

 

Алине, 30 октября, 22-00 (Заботливый, бля!..)

 

Алина, и вправду, я очень и очень озабочен. Почти как твой папик. Какого хрена ты в таком КРИТИЧЕСКОМ состоянии где-то там гуляешь? Более того (воображение разгулялось!), где-то там на скрипучем диване делаешь минет кому не надо!.. Ну зачем тебе всё это? Хочу напомнить тебе одну хорошую французскую поговорку (я её сам придумал): чтобы утолить голод, не обязательно есть из двух тарелок!

Ты сегодня так демонстративно показывала, что мною ты уже приелась, что мне не надо быть таким назойливым… Бога ради, только скажи-намекни (только потолще), и я исчезну из твоей жизни…

Я, правда, понимаю тебя: вы с ним вполне СООТВЕТСТВУЮЩАЯ пара. Ты каждый раз подчёркиваешь, что вы с ним рядом смотритесь-глядитесь и внешне подходите друг другу. И это так. Более того, твои предки его принимают. Ладно, не совсем же я примат. Беру обязательство: больше ни единого плохого, ехидного, недоброжелательного слова против твоего Коли я не скажу, не напишу. Будьте счастливы!

Алинка, родная моя, будь счастлива!!!

Алекс.

 

Лёше, 30 октября, 23-55 (От грусти сбежала!)

 

Лёш! Сегодня я была с Ленкой (без Коли!) на её даче в компании девчонок и мальчишек. Болтали, ели пиццу, пили пиво, танцевали. Чуть не опоздали на последний автобус.

Не стала тебя предупреждать-осведомлять. Всё было ПРИЛИЧНО и весело! И всё равно мне очень-очень нравится-приятна твоя забота (почти отцовская)! Это лучше, чем рьяная ревность! Прочитаешь ты мой мэйл (оправдание — опять!) скорее всего завтра. Так что с добрым утром!

Алинка.

 

Лёше, 1 ноября, 23-28 (Выйди на связь)

 

Лёш! Как не позвонишь — ты всё время выпивший! Бросай ты это дело, оно НЕ РЕШАЕТ твоих проблем, а прибавляет новые! К тому же ты сам себе не нравишься в таком виде. И если честно, ты мне напоминаешь в таком виде Чашкина — безмозглую обезьяну, а это убивает всё хорошее! Не ломай себя! Не надо!

Молчишь… Значит, дуешься… Да? Ну не молчи, напиши что-нибудь: что делал, как Д. Н. себя ведёт? Прости, что сегодня не получилось встретиться. Меня здесь дома припрягли, и братишка с курсовиком подвалил: мол, помоги и всё такое.

Отзовись! Ау!!!

Алинка.

 

Алине, 2 ноября, 6-05 (Я живой)

 

Алин, я живой, я влюблённый, я есть. Но мне грустно и тоскливо. Ты не со мной…

Спишь ты сейчас, моя радость, причмокиваешь во сне губёшками, и снится тебе какой-нибудь коля (именно так — с малюсенькой буквы!), который целует тебя мокрыми губами, впихивает в тебя грязный свой член, ёрзает на тебе и мычит… Фу! Самому стало противно!

Алинка, милая, убей-вытрави мою тоску!

В нашей с тобой СВЯЗИ (в том числе и виртуально-мэйловской) всё время возникают какие-то сбои, многие вопросы мои остаются без ответов… Впрочем, вопросы я сейчас задавать не буду. Просто — несколько соображений.

29‑го декабря и 7‑го января с нами был Бог. Ему захотелось провести этот чудесный эксперимент: можно ли, дескать, в одну телегу впрячь старого коня и молодую трепетную лань? На мой взгляд, этот опыт Господу блестяще удался. Но затем Творцу, видимо, прискучило нами заниматься, и Он пустил дело на самотёк. А бес как раз и не дремал. Это он, рогатый, устроил 13‑е июня и встречу твою гадкую с сусликом, это он спланировал 3‑е августа, уложил тебя на чужой скрипучий диван и раздвинул твои ноги, это он спланировал поездку в Геленджик (совершенно подлую и немыслимо предательскую!), это дьявол продолжает сейчас соединять-совокуплять тебя с ним, хотя я больше чем уверен, что эти механические (полуторачасовые!) совокупления особой радости тебе не доставляют…

Впрочем, ладно, я ведь хотел не о том. Я хочу, Алина, радость моя, моя единственная, сказать-написать тебе ещё и ещё раз: Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Когда я самоуверенно утверждаю, будто смогу охладеть к тебе, стоит только несколько дней с тобой не контачить — это блефня, это бред, это попытка самообмана. И ты это знаешь. Более того, ты знаешь-предчувствуешь, что и ты не в состоянии выдавить-вытравить меня из своего сердца, своего сознания, своей души. Алина, милая, родненькая, ну чего мы сопротивляемся? Ну зачем мы, прости, пытаемся пИсать и плевать против ветра?!

Ты не знаешь (в силу своего возраста), а я по крайней мере догадываюсь, что наше сопротивление судьбе, обстоятельствам, Господу наконец (а Он, мне хочется верить, опять обратил на нас Свой взор!), просто легкомысленно, смешно, глупо и бессмысленно.

Алинка, девочка моя, ты попробовала быть трезвой и прагматичной. Ну неужели тебе это нравится? Опьяней, будь безрассудной, будь юной, будь непосредственной, будь счастливой, признайся себе, что по-настоящему и впервые в жизни ТАК СИЛЬНО ты любишь только меня! У нас с тобой (если только ты захочешь!) ещё будут такие яркие солнечные дни, такие жаркие опьяняющие ночи, такие чУдные ласковые вечера…

Я сейчас мысленно обнимаю тебя, нежно прикасаюсь губами к твоим, спускаюсь поцелуями ниже, расстёгиваю кофточку, обнажаю твою «нежную и бархатистую», жадно припадаю ртом к божественному соску…

Алинка! Ну почему мы сейчас не рядом?!!

Я люблю тебя! Я ЛЮБЛЮ!!!

Алексей Домашнев.

 

Лёше, 2 ноября, 9-18 (Я таю!)

 

Доброе утро, Лёшенька! Прочитала. Потрясена. Читаю-перечитываю и — таю. Спасибо тебе, родной мой, что ТАК меня любишь. Я тоже тебя люблю!

Как бы хотела с тобой сегодня увидеться, но… Вернее, мы, конечно, увидимся с тобой в универе, но, прости, Лёш, не буду обманывать: я обещала Кольке вечером сходить с ним в кино. Не обижайся! Если хочешь, я заскочу к тебе после обеда в кабинет и мы на пять минут — ЗАКРОЕМСЯ…

А завтра, надеюсь, увидимся ПО-НАСТОЯЩЕМУ и я заглажу жаркими поцелуями своё хулиганское поведение. О’к?

Алинка.

 

Лёше, 6 ноября, 18-17 (Мы в гневе-с!!!)

 

Лёш Лёшич! Соизвольте ответить-с: Ваш сотик что — вечно отключен??? И зачем тогда его покупали-с?! Звоню-звоню, а в ответ отвратная тётка не перестаёт долдонить одно и тоже: «Абонент временно недоступен, перезвоните позже!» Домой звоню — там раздражённая Д. Н. Где же мы шляемся, по каким дворам-подворотням Ваша-с задница таскается и почему Вы забыли-с, что в 17-00 Дымка должна позвонить? Если завтра Ваше сиятельство будет опять похмельным — забудьте, умоляю, как Дымку зовут, её телефон и Инет-адреса!!!..

Какой же Вы всё же, сударь, дурачок-с!

С превеликим раздражением — злая Алина-с.

P. S. Ухожу с Ленкой пить! Достало меня всё! Я тоже могу себе позволить просто исчезнуть!

 

Алине, 7 ноября, 1-31 (Тоска!)

 

Алина, милая, родная, я люблю тебя! И это самое главное. Всё будет хорошо. Самое главное — не глупи!

До сегодня!

Алексей.

P. S. Алина,  пить очень плохо — по себе знаю! Не надо, а!

 

 

Лёше, 7 ноября, 23-40 (Извещаю)

 

Лёш! У меня всё хорошо.

Спокойной ночи.

Алина.

 

Алине, 10 ноября, 3-53 (Спящей Алине)

 

Алин, у меня бессонница. Пробовал ложиться в постель — бесполезно. Всё думаю и думаю. О тебе, о нас. Чего-то грустно. Ты, конечно, спишь и видишь сны. Может быть, меня. А может — Колю…

Ладно, не хочу об этом. Я о том, что хочется чуточку счастья. Но глухой ночью, в бессонницу в возможность счастья верится с трудом…

Алина, я устал. Я страшно устал. Я устал — СМЕРТЕЛЬНО.

Для вас, молодых, это ещё только забавы — в ожидании «настоящей», «будущей» жизни. Для меня это — ЖИЗНЬ.

Не шути с этим.

Ты знаешь, ЧТО ты значишь для меня, КТО ты в моей жизни…

Представь только своего колю 50-летним: будешь ли ты его так же любить через 30 с лишним лет?

Кстати и к слову, я не прошу, не умоляю, не ставлю ультиматум (это было бы крайне глупо); я просто обращаюсь к твоему разуму (а он у тебя, против правил природы, есть!), сердцу, душе: у тебя и у него (не у разума — у Коли) всё ещё впереди: столько будет за 30 лет любви и сладких страданий! Не торопись!

Алина, мне, и правда, очень и очень плохо.

Ладно, спи, родная ты моя и совершенно мне не верная. Всё равно хорошо, что ты есть. Завтра, дай Бог, увидимся, и, хочется верить, станет легче на душе…

До завтра, Алин! Поцелуи в мэйлах у нас стали не приняты, но я всё равно тебя целую — нежно.

Алексей.

 

Лёше, 10 ноября, 21-31 (Вымученное)

 

Лёшка! Мой Лёшка! Честно говоря, не знаю, что тебе написать на твой душераздирающий «крик»…

Я тебя прекрасно понимаю, и от этого мне ещё хуже. Потому что мало чем могу помочь. Как бы мы ни ссорились и что бы друг другу ни говорили, я всегда буду тебе благодарна (и судьбе!!!), что мы пересеклись на этой планете: в этом веке, в этом городе, в универе. И пусть между нами были годы, разные обстоятельства — это было лучшее, ЗОЛОТОЕ время, НАШЕ время… Я тебе благодарна за каждый миг, проведённый с тобой! И всё же тебе от этого, наверное, не станет легче. Но, видит Бог, я стараюсь, я хочу помочь! Но сердцу не прикажешь, да ты и сам это знаешь… Я схожу с ума оттого, что превращаюсь в Чашкина, который когда-то ужасно «изломал» меня. Я даже и не представляла себе, что судьба так подшутит надо мной и заставит играть роль этого самого «палача». Наверняка этим она что-то доказывает мне. Не суди, да не судим будешь! Лёшенька, ты даже не представляешь, как мне приятно-радостно-отрадно-замечательно оттого, что ты любишь меня: именно МЕНЯ и именно ТЫ! Но также я знаю: насколько тебе от этого чувства больно-страшно-невыносимо-тяжело

Не хочу никого БРОСАТЬ, ТЕРЯТЬ, УБИВАТЬ, МУЧИТЬ… Ты — частичка моей жизни и, сам прекрасно знаешь, — не самая маленькая и последняя. Но любви (секса) у нас больше быть не должно. И не потому, что я тебя не хочу и ты мне больше не интересен как мужчина (это как раз не так!), а потому, что сердце горит другим пламенем. Миленький, я знаю, что ты устал, смертельно устал от всего этого. Я покривлю душой, если признаюсь, что была бы рада, если б ты влюбился в другую, но это был бы хоть какой-то выход (клин клином вышибают!). Я хочу, чтобы ты забыл меня и безумно не хочу-боюсь этого! Не могу (не смогу!) потерять тебя! Но как ты решишь, так и будет, не имею права тебе приказывать! Знай одно: не будет тебя в моей жизни и жизнь моя осиротеет! Не рви ВСЕ нити между нами, умоляю! Оставь хотя бы ОДНУ!

Ноющая собака на сене — так теперь и буду подписываться.

P. S. Я буду в Инете: ждать ответа-комментария — до 23-00.

 

 

Алине, 10 ноября, 21-52 (Не хочу)

 

Алина, не хочу ничего комментировать. Я,  и вправду, устал. Единственное только скажу: ты мне нужна как ЖЕНЩИНА (помимо прочего), мне нужен секс с тобой — иного я не мыслю. А что «сердце горит другим пламенем» — ты просто выдумала, ты играешь. Всё — ничего больше не хочу говорить!

Алексей.

 

Лёше, 19 ноября, 23-33 (Ты видел?)

 

Лёш, видел ли ты мои новые стихи на Стихире?

Алина.

 

Алине, 19 ноября, 23-41 (Недоумение)

 

Алина, что происходит?! Мы же расстались! Неужели между нами ничего не кончается??!!

Да, я увидел-прочёл новые твои стихи. Я ничего не понимаю. Я боюсь что-либо понимать.

И вообще, как ты отнесёшься к следующему моему ОЧЕНЬ СЕРЬЁЗНОМУ заявлению: отношения между нами возможны только  в том случае, если с ним ты прекратишь ВСЕ И ВСЯЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ.

Это не ультиматум, это — просьба.

Алексей.

P. S. Я хочу, чтобы ты меня любила. Вот и всё.

 

 

Лёше, 19 ноября, 23-46 (Если б знать…)

 

Лёша! Я тоже ничего не понимаю: зачем я тебе написала сегодня письмо, почему родились такие стихи?.. Подсознание — могущественная штука!

Лёша, я не знаю ответов и не понимаю, откуда приходят вопросы!

Наверное, эта ночь не будет спокойной (как у тебя, так и у меня), но я всё же желаю тебе её! Отдыхай!

Алиночка.

P. S. Давай завтра встретимся!

 

Алине, 20 ноября, 23-59 (Вопросник)

 

Алина! Спасибо!!! Ты была сегодня нежна и страстна как никогда (вот что значат для любви вынужденные каникулы!).

Сижу перед компом, вроде бы и счастливый, но переполненный всякими вопросами, как пиво в тесной бутылке углекислотой.

Вот хотя бы часть из них (вопросов):

1) Хорошо ли тебе было эти полторы недели без меня?

2) Собираешься ты что-либо менять и в наших отношениях, и в жизни?

3) Нравится ли тебе быть такой… глупой?

4) Не пора ли перестать насиловать себя?

5) Не пора ли перестать мучить меня?

6) Не хочешь ли ты наконец самой себе ответить на вопрос, что (кто) для тебя счастье?

7) Не раскаиваешься ли ты за сегодняшний вечер?

8) Не хочешь ли ВСТРЕТИТЬСЯ и завтра?

9) Если хочешь, то во сколько это произойдёт?

10) Понимаешь ли ты, что если мы расстанемся совсем, то оба заболеем?

11) Осознаёшь ли ты, что мы можем расстаться совсем, если ты будешь продолжать вот это своё совершенно сумасшедшее поведение?

12) Не кажется ли тебе, что мы всё-таки созданы друг для друга?

13) Не боишься ли ты, что все эти твои эксперименты с мальчиками и «холодной» любовью не только не сделают тебя счастливой, но и вовсе испоганят твою жизнь?

14) Когда ты наконец очнёшься?!

15) Скучаешь ли ты по мне ежесекундно, так же, как я по тебе?

16) Хочешь ли ты сейчас прикоснуться к моему телу, поласкать меня, так, как хочу я прикоснуться к твоему, обнять тебя, прижать к сердцу?..

17) Нет ли у тебя ощущения, что время свистит, улетая мимо нас в прошлое, а мы, как дураки, топчемся на месте и ковыряемся в наших мелких несуразных поступках?

18) Не приходит ли тебе в голову мысль, что если в стихах твоих постоянно прорывается тоска по мне и нашим прежним отношениям, то эту тоску самой же тебе легко превратить-перевернуть в блаженство?

19) Не хочется ли тебе в такую погоду, как сейчас, и при очередном вздорном загибе настроения-поведения своего (если он сейчас случится) — кончить жизнь самоубийством?

20) Хотелось бы тебе, чтобы я сейчас, когда ты в ванной была, был там же вместе с тобой, потом хорошенько растёр тебя большим мягким полотенцем и отнёс на руках в НАШУ постель?..

Ну вот — пока остановимся на этом. Ответь, если сможешь, на каждый вопрос честно, откровенно и ПОЛНОСТЬЮ. А я посмотрю да почитаю.

Жду.

Алексей.

 

Лёше, 21 ноября, 10-00 (Ответы)

 

Лёш! Отвечаю анкетно. Меня через полчаса ждёт Ленка в пиццерии.

1) Нехорошо.

2) Ты знаешь, что я хочу навсегда остаться с тобой очень близкими и родными людьми.

3) Не нравится.

4) и 5) Пора.

6) Счастье — это гармония с окружающим миром и самой собой. Её пока нет.

7) Нет — всё было прекрасно!

8) и 9) Подумаю.

10) Понимаю: мы теряем друг в друге близких людей, и когда ты это поймёшь, надеюсь, будет ещё не поздно. Когда уходит женщина от мужчины и мужчина от женщины — это можно пережить, а вот когда уходит ЧЕЛОВЕК…

11) Осознаю.

12) В определённом смысле — да.

13) Может быть, это не эксперименты… Всё решается на небесах, мы лишь исполняем Его волю.

14) А что есть реальность и сон? Может, всё это мне только снится? Я где-то между: и сплю, и нет…

15). Мне тебя очень сильно не хватает.

16) Очень хочу обнять, прижаться и посмотреть в твои глаза.

17) У меня ощущение ускорения жизни, которое сжигает меня изнутри и снаружи. Однажды я проснусь, а мне — сорок лет. Но такова моя жизнь. Я спешу жить, потому что не знаю, сколько ещё осталось времени…

18) Повторяю: мне тебя не хватает и стихи мои об этом — нить между нами не должна обрываться, потому что мы связаны чем-то невидимым и неразрывным. Мне так кажется…

19) Слава Богу, нет. Похандрить — да, но до такого мысль не доходила.

20) Признаюсь честно, я думала именно об этом!

Целую!

Алина.

P. S. И всё же — хочу уточнить: зачем ты завтра хочешь ВСТРЕТИТЬСЯ? Опять все мысли только вокруг ширинки?

 

Алине, 21 ноября, 12-34 (Последний контакт?)

 

Всё, Алина, скорее всего иду на самый распоследний контакт.

Хотя ты уже в открытую издеваешься (ай-я-я!), отвечу тебе на полном серьёзе: встретиться с тобой я хочу и как можно быстрее для того, чтобы обсудить очень важные вопросы-проблемы — надо ли нам отдавать Курилы японцам? Кто победит на выборах в Украине? Есть ли перспективы у России? Ну и т. д.

Разве не повод?!

Алексей.

P. S. И когда же тебе, наконец, пицца «с Ленкой» приестся?!

 

 

Лёше, 21 ноября, 22-06 (Прошу!)

 

Лёш! Прошу ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ, не уходи из моей жизни!

Дымка.

P. S. Пицца, кстати, была очень вкусной — зря ты так её!

P. Р. S. Я купила сотик (уточняю — сама купила, это не подарок), номер — 8-906-599-54-07.

 

Алине, 22 ноября, 19-02 (Человеку)

 

Человек (в бывшей нашей жизни — Алина Латункина), вот что я  тебе хочу и должен сказать.

Я, находясь вблизи тебя, не могу не думать о твоём теле, твоих ласках. Это — химия. Это — запах. Это — животный уровень. Увы!

В связи с этим — нижайшая просьба: пожалуйста, умоляю тебя, постарайся не приближаться ко мне ближе чем на 3 метра (а лучше — на 5). Когда это расстояние соблюдается, я вполне адекватен, трезв, рассудочен и отлично вижу-понимаю, что ты некрасива (скажу мягче — не в моём вкусе), что ты наглая и бессовестная (скажу деликатнее — по-современно-молодёжному раскованна), что ты НЕ МОЯ, что ты пошлая любительница затяжных патологических половых актов…

Я всё же надеюсь, что ты не самая последняя дура, радость моя, и просьбу мою исполнишь.

Прощай, бывшая любовь! Мне было с тобой хорошо! Спасибо!

Алексей.

P. S. И ещё — нижайшая, УМОЛЯЮЩАЯ просьба: никогда и никому больше не трёкай, не звени, не лепечи про Любовь с большой буквы, про её якобы неумираемостьНэ нада!

P. P. S. Сейчас, когда я, дурак, пишу эти выстраданные строки, ты, вероятнее  всего, трахаешься с ним в полный рост: от твоих стонов, поди, штукатурка над диваном осыпается… Хрустно, друх мой, хрустно!

P. P. P. S. Тьфу на тебя! Пошла ты вместе со своим сусликом к чёрту!!!

P. P. P. P. S. И всё же: почему ты так упорно хочешь похоронить свою любовь ко мне? Это такая глупость! Это болезнь! Наша любовь, вот именно, — ЖИВАЯ! Когда ты поймёшь-осознаешь, что наша любовь умрёт только вместе с нами (причём оставшийся на этом свете дольше будет страшно несчастлив, кусать себе локти и проклинать себя за глупость, гордыню и напрасно прожитые дни!), ты ужаснёшься тому, что ты сейчас, в данное время делаешь… Причём я знаю, что любовь наша, увы, много счастья нам не принесёт, наоборот — невероятно осложнит жизнь (потому что мы друг другу не верим и барахтаемся в нашей любви поодиночке!), но я всё равно не хочу и не буду её — свою любовь к тебе —  убивать-душить…

Домашнев.

 

  <<< Стр. 15                                                                                                           Стр. 17 >>>

 

 

 

 

çç            èè

 

© Наседкин  Николай  Николаевич, 2001

E-mail: niknas2000@mail.ru

 

Hosted by uCoz
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru