Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


Ю М О Р


ЮМОР


Обложка

Почему я не как все

Юмореска


Сейчас каждый имеет увлечение. Хобби — это модно. Один мой знакомый занимается боксом, приятель собирает бутылки (сдаёт по 12 коп. за штуку), ближайший друг изучает иностранные языки. Только я ничем не занимаюсь, ничего не изучаю. А что, я не как все, что ли? И тогда я решил заочно изучать стенографию.

Пришло первое занятие. Боже мой! Закорючки, крючочки и какие-то выкрючочки! Но взялся за гуж…

Я собрал всю свою волю в кулак (левый) и правой рукой начал выводить стенографические знаки. Через час сам я, стол и тетрадь — всё было мокро от пота, но зато я научился рисовать знак «Б». Занятия с каждым днём шли всё веселее. Я осилил первое задание, второе, третье…

Однажды я принёс учебник с тетрадью в цех (я работаю электриком на заводе), чтобы в часы перекура не тратить времени даром. Перекур начался в 8:00. Я сел за столик, приготовил всё для занятия и…

— Это чё-ё? — удивлённо спросил слесарь Гаечкин.

— Персидский язык изучаю, — пошутил я.

— Ух ты! А зачем?

— Ну как же, каждый современный человек должен знать иностранные языки, вот и я решил персидский знать.

Гаечкин с уважением посмотрел на меня:

— Тижало?

— А ты думал… — скромно ответил я.

На следующем перекуре только я успел написать одно предложение, как на плечо моё навалился токарь Загуляйко:

— Миш, шо это?

— Стенографию я, дядя Борь, учу.

— Как это перевести-то?

— Сокращённая запись слов: сте-но-гра-фия. Ясно?

— Дюже ясно, — спихивая меня с табурета, пристроился Загуляйко за стол. — Дак, а каждая… букашка — слово, так я разумею?

— Да, да почти так.

— Ну, а шо я скажу, нарисуешь?

— Конечно.

— Пиши: хидро-элехтро-стан-ция.

Я написал. Дядя Боря залился счастливым смехом.

— Вот это да!.. Ну и ну!.. Во учудил!.. Ну-ка, прочитай!

Я прочитал:

— Нет, ты по-стенохрафически читай!

— Дядь Борь, — взмолился я, — это русский! русский! ру-у-ус-ский язык! Только пишется по-другому!

Загуляйко обиделся:

— За дурачка считаешь?

Я плюнул и больше до конца смены тетрадь не раскрывал.

Вечером я пошёл на свидание с Оленькой. Она стояла под часами, глаза её метали молнии.

«Эх, чёрт, и надо же было опоздать!», — подумал я, но Оленька и не взглянула на часы.

— Что ты опять натворил?!

— ???

— Что там за стенография у тебя?!

Оленька вдруг заплакала.

— И вообще знай, мама сказала, что за стенографиста меня не отдаст!

— Олюшка, послушай, я же для себя учу! Ну… хобби у меня…

— А-а-а! — ещё сильней заплакала моя Джульетта. — Или я, или сте… сте… стенографи-и-ия!

Вы, конечно, догадываетесь, какой выбор я сделал?

Смотрю я кругом: один охотой увлекается, другой женился уже на одиннадцатой, третий древнеримский язык изучает…

Только я вот такой… безхоббистый.

/1975/

_____________________
«Сельская правда», 1975, 20 декабря.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru