Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин


ИНТЕРВЬЮ


ИНТЕРВЬЮ


Обложка

А Баратынский что-то всё не едет…

Случай из жизни. К маститому литератору обратился начинающий коллега с просьбой помочь придумать название для своей первой книги. Маститый, бегло пролистав рукопись, предложил: «Ну, назови ты её “Без гвоздей и шурупов!”» — «Не понял? С какой стати?!» — удивился начинающий. «А, что?.. Отличное название. Сам погляди — в твоей книге нет ни слова ни о гвоздях, ни о шурупах…»

Председатель Тамбовской областной писательской организации Николай НАСЕДКИН о гвоздях и шурупах  писать тоже не любит. Его беспокоят темы более глобальные и злободневные. Вот только некоторые названия его книг: «Осада», «Алкаш», «Криминал-шоу», «донжуанские» дневники: «Люпофь» и «Гуд бай, май…». Злые языки утверждают, что все они строго автобиографичны, практически — документальны.  Сам Н. Наседкин ни подтверждать, ни опровергать сплетников не спешит, не торопится — слишком занят тяжёлым и малоблагодарным писательским ремеслом. «Буквально, выпить даже последнее время некогда!» — жалуется он. Но для нашей газеты мэтр, скрепя ранимое писательское сердце, несколько минут уделить все-таки согласился. За что ему от всех нас, простых смертных — многая лета и дальнейших творческих успехов!

Еще один реальный случай. В деревне Софьинка Умётского района, на родине Е. Баратынского, завершился очередной праздник поэзии, посвящённый известному русскому поэту. Журналист, собирающий материал об этом событии, обратился с вопросом к местной старушке:

— Ну, как, бабуля? Праздник-то понравился?

— Отличный праздник, сынок! Тока, вот незадача… Сам Баратынский чё-то опять не приехал…


— Николай Николаевич, ждать в гости пиита Баратынского тамбовчане уже порядком устали. А кто из местных, ныне живущих литераторов, мог бы сегодня, или лет через несколько, претендовать на его лавры?

— Мы, ныне живущие литераторы, к сожалению, очутились в бесславном для литературы временнóм промежутке. Интерес к чтению, книгам, писателям по ряду причин в обществе стремительно снижается, а это отнюдь не способствует рождению талантов и тем более гениев. Впрочем, современникам всегда трудно адекватно оценивать текущий литпроцесс, справедливо раздавать титулы. И Пушкин, и Достоевский, и Чехов в своё время имели тиражи всего в несколько тысяч, а то и сотен экземпляров, и многие тогдашние читатели и критики выше их ставили-ценили какого-нибудь Булгарина, Крестовского, Потапенко. Всё же добавлю, что истинные любители поэзии на Тамбовщине уже сейчас ценят творчество, к примеру, Александра Макарова, ожидают многого от Марии Знобищевой…

— Областной писательской организации всего 51 год. По человеческим меркам — до пенсии ещё далеко. Насколько бодро она себя нынче чувствует, чем живёт?

— О бодрости нет и речи. Писательская организация и Союз писателей России в целом, как и другие творческие организации, не живёт, а выживает. Местные власти пытаются как-то помочь, но помощи этой недостаточно — крохи. Всё упирается в Закон о творческих союзах, вернее в его отсутствие. Не принимается этот закон упорно: наши правители и законодатели там, в Москве, считают, что деньги на поддержку литературы, творчества тратить нецелесообразно — нет мгновенной реальной отдачи и прибыли, нет откатов… Остаётся только надеяться, что так будет не вечно.

— С чем связаны постоянные скандалы вокруг имён Николая Наседкина и Валентины Дорожкиной? Вас регулярно обвиняют в узурпации власти в писательской организации, притеснении молодых дарований и даже в «прихватизации» областного издательского бюджета. Графоманы и бездари тупо злобствуют, или все-таки нет дыма без огня?.. Есть в чём перед земляками покаяться?

— Ну, думаю, «постоянные скандалы» — это преувеличение. Это только в последнее время некий товарищ, пишущий тексты столбиком и издавший самодеятельную книжку за свой счёт, вдруг возомнил себя поэтом, повёл себя неадекватно: начал требовать принять его в СП, издать его книжку за счёт бюджета и, получив отказ, принялся подавать нелепые иски в суды, в Интернете лить помои. Помимо нас, главных подсудимых «врагов» (меня и моего зама В. Дорожкиной), изрыгает хулу уже и на судей, прокуроров, «ментов», а также чиновников вплоть до руководства области и даже на писателей-гостей из Москвы, которые приезжают к нам на литературные фестивали. Мы, по уверению доморощенного пиита, «неучи», «мошенники», «главари», «мафия», «моральные киллеры», «нечисть» и т. д. И что же нам остаётся теперь: становиться на четвереньки и лаять в ответ?

Добавлю, что в любой творческой организации и вокруг неё всегда найдутся недовольные индивидуи, которым кажется, что их обделяют, их недооценивают, чего-то им недодают. Как правило, это, мягко говоря, не самые талантливые творцы. Далеко не самые. Но именно они своей вознёй всё более превращают литературный процесс в балаган, упорно опускают престиж писательского звания ниже пресловутого плинтуса. Я об этом написал проблемную статью в «Литературную газету», которую так и назвал — «Литбалаган», надеюсь, она появится в одном из ближайших номеров.

— Несколько главных книг известного писателя Наседкина посвящены жизни и творчеству тоже немного  известного писателя — Достоевского. Откуда у тамбовчанина такой интерес к литературному наследию и биографии такого насквозь, до последней запятой,  «питерского» писателя, как Фёдор Михалыч?

— Иронию насчёт известности принимаю. И уточню: Достоевский всё же писатель не питерский, а — общерусский и даже общемировой. И позволю себе, может быть нескромно, развить-уточнить мысль, заключённую в вопросе. Действительно, основные и главные российские силы достоевсковедения сосредоточены в Москве и Питере. И мне как автору, да и, думаю, тамбовчанам-патриотам, которые интересуются творчеством Достоевского, особенно приятно, что уникальная (эпитет критиков) энциклопедия «Достоевский» была создана именно в Тамбове, что в подписи под моими статьями о творчестве Достоевского, опубликованными в московском «Нашем современнике», питерской «Неве», журналах Польши и Черногории, указан наш милый провинциальный Тамбов.

— В продолжение темы классиков: областной писательской организацией, или, может, управлением культуры, что-то сегодня предпринимается в деле увековечивания памяти замечательных тамбовских поэтов Майи Румянцевой и Евгения Харланова? В ближайшие годы дождёмся полноценных изданий их сочинений?

— Не знаю, как насчёт «полноценных изданий», но меня радует, что при финансовой поддержке управления культуры и архивного дела издаётся для библиотек области серия «Литературные родники Тамбовского края» (редактор-составитель В. Дорожкина), в которой, среди прочих уже вышли однотомники Майи Румянцевой и Семёна Милосердова. В перспективе — издание сборника Евгения Харланова, других значимых поэтов Тамбовщины. Для увековечивания памяти ушедших из жизни известных на Тамбовщине и за её пределами поэтов и прозаиков Александра Стрыгина, Ивана Кучина, той же Майи Румянцевой правление Тамбовской писательской организации не раз выступало с ходатайствами установить мемориальные доски, но, увы, средств на это ни в областном, ни в городском бюджетах пока не находится.

Ну а чтобы не заканчивать на грустной ноте, в конце — анекдот в тему. Идёт один такой бюджетный чиновник по улице, смотрит, кому-то памятник устанавливают. «Мужики, кому памятник-то?» — спрашивает. «Чехову». «А, это который “Муму” написал?» «Да вы что, “Муму” Тургенев написал!» «А зачем вы тогда памятник Чехову устанавливаете?!»

Вот такие, как говаривал Познер, времена…

Вопросы задавал А. Зверев.
______________________________
«Твой город Тамбов», 2011, 22 сентября.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru