Это - зеркало.
Основной
сайт автора
без рекламы!
niknas.hop.ru

Николай Наседкин
ИНТЕРВЬЮ




ИНТЕРВЬЮ


Обложка

Достоевский неисчерпаем

Текущий год ЮНЕСКО объявило годом Фёдора Достоевского, 185-летие которого в ноябре было отмечено мировой общественностью. Автор ряда книг о русском классике и персональной энциклопедии «Достоевский», председатель правления областной писательской организации Николай НАСЕДКИН недавно вернулся из поездки в Черногорию.

— Николай Николаевич, что вас привело в эту страну?

— Там издали в переводе на сербский мою энциклопедию «Достоевский», ранее выходившую в московском издательстве «Алгоритм», перевод сделала Неда Андрич-Радоевич, преподаватель Подгорицкого университета. Помогал ей в этом муж Йован. Книгу она приобрела в Москве, и в течение года перевела на сербский язык. Нашёлся и издатель Предраг Петричевич, страстный почитатель творчества Достоевского. Есть такое понятие — люди Достоевского. Вот он из их ряда. Издал шикарно, у меня сердце учащённо забилось, когда я увидел свою книгу в таком оформлении. Она, может, даже лучше московской.

— Скажите, почему именно Достоевский стал вашим главным писателем. Как вы к нему пришли! И почему, на ваш взгляд, не ослабевает во всем мире внимание к творчеству этого гениального художника?

— Я всегда говорил и подчёркивал, повторил это и в Черногории: Достоевского нельзя любить. Любить, не любить, интересен, не интересен — такие категории к этому писателю не подходят, Достоевским можно только болеть. Или не болеть. Есть люди, которые равнодушны к творчеству Достоевского. Я болею им с 17 лет, как только прочёл роман «Униженные и оскорблённые». И вот уже 35 лет я его читаю, перечитываю, исследую и, наконец, пишу о нём. Сейчас у меня четыре книги о Достоевском, несколько статей в солидных журналах.

— Чем же привлекает западного читателя Фёдор Михайлович?

— Я получил письмо из Черногории по Интернету от Наташи и Саво Рашовичей. Это, можно сказать, была рецензия на мою московскую энциклопедию, они писали примерно так (цитирую по памяти): «Русская литература и конкретно Достоевский помогают нам выживать в сегодняшнем дне». Это было написано после войны в Югославии. Вот вам и ответ на ваш вопрос. По данным ЮНЕСКО, вот уже целый век Достоевский самый читаемый в мире из числа классиков. Для нас, русских, радостно, что в эту десятку входят ещё Толстой и Чехов. И так на протяжении 100 лет! Достоевский, как мне кажется, никогда не устареет. Все, к примеру, что он писал о балканской войне в 19-м веке, звучит и сегодня актуально и злободневно. Да и только ли это?! Я бы мог привести и другие факты, но это уже другой и длинный разговор. Но у него было и много хулителей, недоброжелателей.

— Если коротко, в трёх словах, к чему сводились упрёки в адрес Достоевского?

— Многих не устраивал в Достоевском, как бы это поточнее сказать, его крайний патриотизм. Он считал Россию избранной страной, а русский народ — богоносцем. По его мнению, только народ-богоносец спасёт мир от гибели. Многие его идеи не воспринимались не только людьми западного толка, но и, казалось, близкими ему по мировосприятию. У него были перехлёсты в отстаивании своих идей, которыми он дорожил. Взять тот же еврейский вопрос… Страшно некоторых не устраивала его позиция, которую он яростно отстаивал во время русско-турецкой войны. Он, в частности, призывал завоевать город Константинополь и сделать его центром православия, ни в коем случае не прекращать войну, пока не будут побеждены все враги славян, и т. п. Этот радикализм и обеспечивал ему массу врагов. И литературных, и не только.

— Но вот Владимир Соловьёв, публицист и философ, называл Достоевского духовным вождём своего народа, пророком Божиим, нравственным идеалом. Был ли он на самом деле таким?

— Из всех писателей того времени его действительно можно считать нравственным вождём определённой части общества. Всё, что говорил Достоевский, всё, что он писал, воспринималось или в штыки, или на «ура». Лев Толстой позже завоевал умы общества, тоже стал нравственным вождём народа.

— Николай Николаевич, востребован ли Достоевский, на ваш взгляд, современным российским обществом? Находит ли он своего читателя?

— На этот счёт можно долго рассуждать. Приведу один пример, который не требует особых доказательств. Когда по центральному телевидению показывали сериал по роману «Идиот», то почти вся Россия прильнула к экранам телевизоров. И, по-моему, многие были единодушны: «Это потрясающая вещь!» Что к этому добавить? Достоевский — это писатель на все времена.

— А существует ли «тамбовская тропинка» к творчеству Достоевского?

— Да, она имеется, хотя сам Фёдор Михайлович и его ближайшие родственники не бывали на Тамбовщине. В романе «Подросток» заметную роль играет сюжетная коллизия, связанная с реальными событиями — скандалом вокруг фальшивых акций Тамбовско-Козловской железной дороги. В повести «Вечный муж» упоминается также нашумевшее «плотицынское дело». Пресса подробно освещала в январе 1869 года процесс купца Плотицына — главы тамбовских скопцов. А в романе «Идиот» упоминается как характернейшее знамение времени громкое преступление гимназиста Витольда Горского, который убил с целью ограбления в Тамбове шесть человек. Летом 1875 года небывалый пожар опустошил Моршанск, Достоевский из-за границы, где он лечился, просит жену послать немедленно денежную помощь моршанским погорельцам. В одном из выпусков «Дневника писателя» (1873) Достоевский рассказал жуткую историю, происшедшую в селе Вирятине Моршанского уезда, где некий Саяпин зверскими побоями довёл жену до самоубийства. Писателя возмутило то, что истязателю окружной суд дал всего восемь месяцев заключения.

— А были ли светлые страницы в связях писателя с нашим краем? Не всё же так мрачно?

— Да, конечно. Прототипом старца в «Братьях Карамазовых» послужил наш земляк оптинский старец и чудотворец преподобный Амвросий (в миру Гренков), родившийся в селе Большая Липовица Тамбовской губернии. Среди близких знакомых писателя было немало известных людей, имевших прямое отношение к Тамбовщине: поэты П. И. Вейнберг («Гейне из Тамбова»), А. М. Жемчужников, издатель журнала «Русский архив» П. И. Бартенев…

И ещё один, на мой взгляд, трогательный факт. Незадолго до смерти, когда в газетах и журналах поднялась невиданная травля писателя со стороны «либералов» по поводу его «Пушкинской речи», Фёдор Михайлович получил письмо с Тамбовщины, написанное земским врачом Никольским из села Абакумовка. Он писал: «Глубокоуважаемый Фёдор Михайлович! Как Ваш единомышленник, самый ярый, самый страстный (хоть я моложе на целых три десятилетия), умоляю Вас не обращать внимания на поднявшийся лай своры, которая зовётся текущей прессой. Увы, это удел всякого, кто говорит живое слово, а не твердит в угоду пошлые фразы, во вкусе, например, современного псевдолиберализма. Верьте, что число Ваших поклонников велико. Вы бросаете семя в самое сердце русского человека, и семя это живуче и плодотворно, я в этом глубоко убеждён…»

— И чем же мы закончим эту нашу беседу после столь пронзительного признания в любви тамбовского земского врача?

— Я хочу выразить солидарность с этим признанием. Семена, посеянные в наших душах Достоевским, живучи и плодотворны. И нам ещё предстоит разгадывать и разгадывать тайны мира, которые создавал великий русский писатель-пророк.

— Большое спасибо за столь интересную беседу и больших успехов на поприще разгадывания этих тайн.

Вопросы задавал И. Овсянников.
______________________________
«Тамбовская жизнь», 2006, 19 декабря.










© Наседкин Николай Николаевич, 2001


^ Наверх


Написать автору Facebook  ВКонтакте  Twitter  Одноклассники



Рейтинг@Mail.ru